В одном из постов, посвящённых тачанке, мы касались основных тактических приёмов, которые были выработаны красной кавалерией в годы Гражданской войны. За рамками остался важнейший вопрос относительно тактики боя в тех случаях, когда конные отряды сходились в ближнем бою. Между тем таких примеров в годы конфликта было немало, и я хотел бы остановиться на одном почти хрестоматийном примере. Он связан с тогда ещё молодым красным командиром Константином Константиновичем Рокоссовским.

Как известно, конные отряды тогда были вооружены как древковым оружием в виде пик (использовались нечасто, так как требовали серьёзной подготовки бойца), холодным оружием (сабли, шашки, палаши, иногда экзотические азиатские мечи и даже японские катаны) и различным стрелковым оружием (винтовки, карабины, револьверы и пистолеты).

В различных военных наставлениях периода Первой мировой войны и ранее в таком бою отдавался приоритет использованию револьверов и пистолетов. Но сражения Гражданской войны доказали их крайнюю неэффективность.

Боевой случай, который я хочу привести в качестве примера, произошёл 4 ноября 1919 года у станции Мангут (ныне Омская область). Рокоссовский, будучи командиром неполного эскадрона, смелой атакой рассеял колчаковскую пехоту и захватил артиллерийскую батарею. Во время схватки за батарею Рокоссовского атаковал на коне командир стрелковой дивизии полковник Воскресенский (сам Рокоссовский его в мемуарах ошибочно называет генералом). Это был типичный скоротечный бой. Как пишет сам Рокоссовский: «Во время атаки при единоборстве с командующим омской группой генералом Воскресенским я получил от него пулю в плечо, а он от меня — смертельный удар шашкой».

Любопытно, что Воскресенский действовал в духе тогдашних наставлений, а Рокоссовский выбрал для атаки именно шашку. Возможно, Рокоссовский просто плохо стрелял из револьвера или винтовки? Но пять лет спустя, во время охоты на отряд генерала Мыльникова в Забайкалье, Рокоссовский вёл пешком отряд по узкой таёжной тропке. И внезапно он столкнулся с самим Мыльниковым, который также вёл свой отряд. Рокоссовский среагировал мгновенно, первым произвёл два выстрела, тяжело ранил Мыльникова, что обеспечило победу над белым отрядом. Так что стрелять Рокоссовский умел.

Отказ от стрелкового оружия в пользу холодного в условиях скоротечного ближнего боя выработался у красных кавалеристов быстрее, чем у их белых противников (с казаками всё было гораздо сложнее и интереснее, но об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз). Неточность выстрелов по быстро движущимся конникам, сложность в перезаряжании стрелкового оружия, возможность осечки — всё это делало шашку решающим фактором таких схваток.

Незамысловатость приёмов рубки и уколов (три вида ударов и четыре вида уколов), но их решающее значение в конкретных боевых условиях было запечатлено в послевоенном уставе кавалерии РККА.

Любопытно, что во время конфликта на КВЖД в 1929 году вновь сошлись адепты «шашечной» и «пистолетной» школ. Вымуштрованная европейским военными советниками китайские конники сошлись в одном ближнем бою у станции Маньчжурия с красными кавалеристами. Китайцы были вооружены пистолетами «маузер», но их стрельба оказалась неэффективной. Большая часть китайского отряда оказалась порублена, и лишь немногие сумели спастись.

Безусловно, приоритет шашки во встречных и скоротечных боях был ситуативным, отражал специфику сражений конфликта низкой интенсивности. Тем не менее он сыграл одну из важнейших ролей в победах молодой красной кавалерии.

Глеб Таргонский

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *