Он ковал Победу в плену. Выжил сам и спас тысячи бойцов. Это кажется невероятным, но по его просьбе фашисты отменили расстрел трёх тысяч тяжелобольных. О подвиге Георгия Синякова страна узнала лишь через шестнадцать лет после войны.

Георгий Фёдорович родился в 1903 году в селе Петровское, в Воронежской губернии. В Воронеже выучился на хирурга. Жил и работал, как все советские люди, пока не началась война.

Уже 23 июня 1941 года врач отправился на Юго-Западный фронт. Место службы: 119-й санитарный батальон 171-й стрелковой дивизии. Его оружием стали медицинский скальпель и доброе сердце. Работать приходилось под обстрелами врага.

На фронте Георгий Фёдорович пробыл недолго.
В октябре 1941-го красноармейцы оказались в окружении, многие попали в плен. Когда в полуразрушенный госпиталь ворвались фашисты, Синяков оперировал раненого. Вначале его отправили в лагерь в Борисполе, потом в Дарнице. А в мае 1942 года хирург оказался в 90 километрах от Берлина, в Кюстринском международном концлагере. Ему присвоили номер 97625.

Гитлеровцы узнали о заключённом докторе и решили устроить ему экзамен. Георгий Синяков должен был удалить пациенту часть желудка. Операция длилась несколько часов. Он провел её на высшем уровне — словно и не был измождён пленом.

Через некоторое время пришлось оперировать сына одного из гестаповцев. Ребёнок подавился костью. Мать мальчика металась в поисках спасения. Немецкий доктор сказал, что кость застряла слишком глубоко, и он не может помочь. Тогда женщина привезла сына к врачам в концлагерь. Мальчик выжил. В знак благодарности мать опустилась на колени перед русским хирургом.

С того момента доктор стал на особом счету. Ему выделили дополнительный паёк, разрешили свободно передвигаться по территории. Другой бы, может, и расслабился, смирился с «хозяевами» и начал спокойно жить. Но только не Синяков. Советскому офицеру даже в голову не пришло действовать себе во благо.

Он ковал Победу в плену. Фашисты уважали пленного доктора за профессионализм. Он был на привилегированном положении: мог спокойно передвигаться по концлагерю и получал дополнительный паёк. Но сам его не ел — продукты делились между ранеными. Если появлялось сало, Георгий Фёдорович менял его на картошку и хлеб. Важно накормить как можно больше людей.

Под носом у фашистов хирург создал подпольную организацию и руководил ей. А ещё постоянно думал, как организовать побеги из плена. И придумал.

Георгий Фёдорович сделал мазь из подручных средств. Она прекрасно заживляла, но внешний вид ран оставался жутким. Пока больные набирались сил, доктор учил их правильно «умирать»: изображать агонию, расслаблять мышцы, задерживать дыхание. Им нужно было «умереть», чтобы жить.

Фашисты вывозили трупы за пределы лагеря, сбрасывали в ров и уходили. Ни у кого и мыслей не возникало, что среди них есть живые. «Покойнику» оставалось дождаться ночи и уйти.

Врачу удалось вызволить из плена десять лётчиков. С летунами фрицы не церемонились, сразу расстреливали. Он прятал их среди больных. Помещал в инфекционное отделение, ведь в него опасались ходить враги. Там лётчики и «умирали».

Наступил 1945 год. Танки 5-й ударной Армии приближались к Кюстрину. Часть пленных угнали в другое место, а три тысячи лежачих больных решили расстрелять.

Терять Синякову было нечего, и он пошёл ва-банк. Через переводчика обратился к руководству и произнёс примерно такую речь: «Скоро сюда придут советские танки, это несомненно. Не берите на душу ещё один грех, не увеличивайте ненависть к себе. Хоть как-то смягчите свою участь — отпустите пленных». Случилось чудо — раненых не тронули.

Когда наши взяли Кюстрин, хирург сразу начал оперировать советских танкистов. Только в первые сутки через его руки прошли более семидесяти солдат и офицеров.

Он дошёл до Берлина и оставил роспись на стенах Рейхстага, а потом уехал жить в Челябинск. На Урале встретил свою любовь. Женился, и как родного воспитывал приёмного сына.

Синяков работал в медсанчасти тракторного завода. Он никому ничего не рассказывал. Не считал, что его пребывание в плену равняется подвигу.

Прошло шестнадцать лет после войны. И однажды на телевидении выступила Герой Советского Союза штурмовик Анна Егорова. Она и рассказала стране о том, как в концлагере её спас доктор Георгий Синяков.
После этого хирурга начали разыскать бывшие заключенные Кюстринского лагеря, чтобы сказать спасибо и поклониться врачу и человеку с большой буквы – Георгию Фёдоровичу Синякову.

Каринэ Кирогосьян

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.