Фотомонтаж от «Русского исполина»

Никита Богословский вряд ли нуждается в представлении: песни выдающегося композитора пела буквально вся страна.

Он прожил долгую жизнь. Со свойственными ему оптимизмом и иронией отметил девяностолетие. До очередной юбилейной даты композитор не дожил. Близкие, друзья, почитатели таланта Никиты Богословского отмечают ее сегодня без него, но в то же время вместе с ним, так как композитор навсегда занял в культуре страны достойное и только ему принадлежащее место.

Никита Владимирович Богословский родился 22 мая 1913 года в Санкт-Петербурге. В 1930 году поступил в Ленинградскую консерваторию по классу композиции (экстернат), которую успешно окончил в 1934 году. Известность, признание, славу ему принесли произведения, написанные для кино, театра, но прежде всего песни. Богословский — автор музыки к 58 художественным фильмам, 49 мультфильмам. В их числе художественные фильмы «Остров сокровищ», «Истребители», «Большая жизнь» (две серии), «Таинственный остров», «Пятнадцатилетний капитан», «Два бойца», «Александр Пархоменко», «Разные судьбы», мультфильмы «Айболит», «Бармалей», «Кораблик», «Кошкин дом» и др. Он сочинил музыку к 52 спектаклям. Им написано в общей сложности около 200 песен. Никита Богословский сочинил также восемь симфоний, два струнных квартета, две музыкальные драмы, одноактную оперу («Соль»), балет («Королевство кривых зеркал»), семнадцать оперетт и музыкальных комедий. Дирижировал исполнением своих произведений в России и за рубежом.

«В детстве, в Ленинграде, я увидел в телефонном справочнике «Ангелов Ангел Ангелович». Набрал номер и вежливо попросил: «Черта Чертовича можно?» — на тот момент мне это казалось невероятно смешным. Меня обругали, бросили трубку… Прошло лет пятьдесят, и опять я в Питере листаю телефонную книгу, и вдруг как привет из детства: «Ангелов Ангел Ангелович»! Ну я, конечно же, не отказал себе в удовольствии. Набрал номер и вежливо попросил: «Черта Чертовича можно?» И старческий голос в трубке мне ответил: «Ты еще жив, сволочь?!!»,

рассказывал Никита Богословский

Никита Богословский — автор девяти книг. В их числе «Божества и убожества», «Музей муз», «Тысяча мелочей», «Очевидное, но вероятное», «Интересное кино», «Завещание Глинки», «Заметки на полях шляпы и кое-что еще». Известен он и как автор юмористических и сатирических произведений, часто публиковавшихся во многих газетных и журнальных изданиях. Вел авторские передачи на телевидении и радио.

Композитор занимался и общественной деятельностью. В 1976-1980 годах он член Правления Союза композиторов СССР, 1981-1985 — член Правления Союза кинематографистов СССР, член Союза театральных деятелей. На протяжении двух десятков лет был членом Союза журналистов СССР, однако вышел из него по собственной инициативе в 1984 году. Многие годы был членом Ассоциации друзей Франции, входил в ее руководство. Следует отметить, что французским языком владел свободно, по его словам, не хуже, чем русским.  

Никите Богословскому присвоены почетные звания народного артиста СССР (1983), народного артиста РСФСР (1978), заслуженного деятеля искусств РСФСР (1968). Награжден орденами «За заслуги перед Отчеством» IV степени (1998), Трудового Красного Знамени (1971), Красной Звезды (1946), французским орденом «За артистическую деятельность» (1978), болгарским орденом «Кирилл и Мефодий» I степени (1986), медалью имени А.В. Александрова (1986), а также 17 военными и гражданскими медалями. Полный кавалер знака «Шахтерская слава» (1966, 1968, 1973). В 1998 году на площади Звезд у концертного зала «Россия» появилась памятная плита с его именем.

Скончался Никита Богословский в Москве в 2004 году.

Несмотря на справочный характер этой информации, она дает представление о необыкновенной широте интересов, работоспособности и продуктивности Никиты Богословского. Даже в последние месяцы жизни, перевалив за 90 лет,  он одновременно писал роман, сценарий по нему и музыку к новому французскому фильму.

Жизнь Никиты Богословского — это яркая, интересная, творчески насыщенная жизнь разносторонне талантливого, щедро одаренного человека.

Одной из самых больших своих удач Никита Богословский считает встречу с композитором Александром Константиновичем Глазуновым, который с 1917 по 1927 годы возглавлял Санкт-Петербургскую, с 1924 года — Ленинградскую консерваторию. До своего отъезда за рубеж в 1928 году Глазунов в течение двух лет занимался с тогда ещё подростком Никитой Богословским, обучая его композиторской профессии.

Вообще чутье на таланты, внимание к талантам было у Глазунова, что называется, в крови. Известно его письмо к наркому просвещения А.В. Луначарскому, написанное в тяжёлом, голодном 1921 году. В нем Глазунов просит наркома оказать материальную поддержку юному музыканту Дмитрию Шостаковичу, который, пишет Глазунов, «обладает выдающимся талантом».     

Не ошибся ректор Ленинградской консерватории и в масштабе дарования Никиты Богословского. Свою первую оперетту «Ночь перед Рождеством» композитор написал еще в 15-летнем возрасте. Но на её премьеру, состоявшуюся в Ленинградском театре музыкальной комедии,  билетёрша автора не пустила, заявив: «Мальчик, тебе нельзя, придешь с мамой в воскресенье на утренник».

И всё же всенародное признание Никите Богословскому принесли его музыка к художественным фильмам и музыкальным спектаклям. Говоря точнее, — написанные им песни. «В далекий край товарищ улетает…», «Спят курганы темные», «Шаланды, полные кефали» и «Темная ночь», «Три года ты мне снилась…», «Почему ты мне не встретилась…» — эти и многие другие, сошедшие с экранов, они тут же обретали самостоятельную жизнь, подхватывались миллионами людей.

Причем его песни не «насаждались» сверху. Скорее наоборот, творчество Никиты Богословского органам советской власти, управляющим культурой, казалось сомнительным, подозрительным. А потому время от времени они считали нужным ставить его в должные рамки, что называется, воспитывать.

Так, в 1946 году вышло постановление ЦК ВКП (б), в котором за «идейные ошибки» подверглась осуждению вторая серия фильма «Большая жизнь». В постановлении упомянут и Никита Богословский. Написанная им к фильму песня «Три года ты мне снилась», которую по замыслу авторов фильма исполняет секретарь парткома шахты, в постановлении оценена негативно как по содержанию, так и по музыке. Роль секретаря парткома в фильме сыграл Марк Бернес, он же исполнял эту песню.

Но и в последующие, более либеральные времена отдельные музыкальные критики, некоторые коллеги по композиторскому цеху пеняли Никите Богословскому за то, что его песни в записях Бернеса «являют собой образец пошлости, подмены естественного пения унылым говорком или многозначительным шепотом».

Сам Никита Владимирович, напротив, высоко ценил Марка Бернеса — и как актера, и как певца. Лучшими своими песнями композитор считал «Три годы ты мне снилась…» и «Почему ты мне не встретилась…». Можно смело утверждать, что мнение народа было таким же. Лучшее подтверждению тому — то, что эти песни на протяжении многих десятков лет люди распевали за столом, на привалах, в перерывах между работой, вообще тогда, когда просто хотелось петь. Во всех таких случаях люди поют не те песни, что исполняются на торжественных официальных концертах, а те, которые востребованы сердцем и душой.

Никита Богословский тем более вправе гордиться своим успехом в народе, что он творил в период, когда массовая песня в СССР переживала период расцвета. Немногим старше или немногим младше его были такие признанные композиторы-песенники, как Исаак Дунаевский, Матвей Блантер, Анатолий Новиков, Юрий Милютин, Василий Соловьёв-Седой, Марк Фрадкин, Борис Мокроусов, Серафим Туликов, Ян Френкель, Аркадий Островский,. В последующие годы в строй признанных мастеров песни вошла Александра Пахмутова. Отдал должное жанру массовой песни великий Дмитрий Шостакович.

Словом, говоря современным языком, в песенной нише конкуренция в 30-е — 80-е годы была жесткой. Людям было из кого и чего выбирать. Сам Никита Богословский особо выделял Василия Соловьева-Седого, считал его подлинным классиком песенной музыки. Любил песни Александры Пахмутовой.

Музыкальный критерий, по которому народ отбирал, принимал песню, был один: мелодичность. Причем мелодичность ясная, прозрачная, доступная для воспроизведения не искушёнными в вокале людьми. Никита Богословский в полной мере обладал этим даром. Многие написанные им песни воспринимались как родившиеся в народе, как образец музыкального фольклора. Люди искренне удивлялись, узнав, что, например, песня «Ты ждешь, Лизавета, от друга привета…», прозвучавшая в фильме «Александр Пархоменко», написана их современниками композитором Никитой Богословским и поэтом Евгением Долматовским, а не родилась в стихии гражданской войны. Такой же является по мелодике песня «Давно не бывал я в Донбассе», которую композитор написал совместно с поэтом Николаем Доризо.

Богословский с философским спокойствием встретил начавшееся с конца 80-х — начала 90-х годов обновление музыкального языка, возникновение шоу-бизнеса, задавшего новые стандарты популярной музыки. В том числе такие, которые получили само за себя говорящее название «попсы». Выдающийся композитор не выступил со словами публичного осуждения, не заявлял о своем неприятии происходящих процессов, но и не счёл нужным заявлять о своей лояльности новым веяниям, подстраиваться под моду. Он просто перестал писать песни.

Лишь в дни празднования своего 90-летия, выступая на радио «Эхо Москвы», Никита Богословский высказал то, что у него на душе.  «Вы понимаете, — говорил он, — за последнее время я перестал писать песни, потому что писать не для кого. Тот стиль, который пропагандируется сейчас на радио, на телевидении, на эстраде, он мне чужой, потому что я привык к музыке мелодичной, запоминающейся на долгие времена и как-то будоражащей умы и души. А то, что происходит сейчас, это другая категория. Может быть, исторически она займет свое маленькое местечко в течении времени. Кроме того, чисто практически не имеет смысла писать песни, потому что верные стилю хорошей советской песни певцы уже не существуют. Ну, кто есть? Есть Кобзон, который мужественно иногда касается этой стилистики, есть Валя Толкунова, иногда можно выбрать Лещенко в этой сфере деятельности, есть Леонид Десятников. Сочинять в такой огромной стране для такого небольшого количества преданных определенному типу песен людей, смысла нет никакого. Буду таить в себе все эти мелодии».

Никите Богословскому не было свойственно унывать, плакаться на жизнь. «Понимаете, — говорил он в одном из интервью, — меня сопровождают всю жизнь, с отроческих лет два человеческих свойства, благодаря которым я и долго прожил, и которые дают мне возможность еще скрипеть на этом свете. Это жизнерадостность, а второе, не менее главное, — это ирония плюс самоирония».

Эти два качества натуры композитора наиболее выпукло проявились в его стремлении и умении разыгрывать — иногда добродушно, а иногда и зло, — других людей. По сути, розыгрыши стали составной частью его образа жизни, обросли со временем легендами и мифами. Сегодня уже трудно отличить, какие из приписываемых Никите Богословскому розыгрышей действительно дело его рук, а какие приписываются ему. Вот некоторые примеры.

Попросил однажды Никита Владимирович знаменитого диктора Юрия Левитана нарисовать что-нибудь. Тот отпирался, говорил, что никогда не умел рисовать, но, в конце концов, сдался. Нарисовал домик, из трубы дымок идет. Этот примитивный рисунок Никита Владимирович вставил в рамку под стекло, и с каждым, кто приходил к нему в гости, спорил, что это подлинный Левитан.

Богословский с друзьями решил как-то отомстить композитору Михаилу Чулаки, который очень давил их своими «передовыми» идеями. И перед его творческим вечером Богословский вместе с композиторами Иваном Дзержинским и Василием Соловьевым-Седым, пронесли в театр множество воробьев. Когда фойе опустело, молодые музыканты пробрались в зал и выпустили птиц. Воробьи летали по залу, чирикали во время исполнения произведений Чулаки. Концерт был сорван.

Широкое хождение имели остроты и афоризмы Никиты Богословского. Вот некоторые из них: «Продаются щенки с родословной хозяина». «Ввиду отсутствия всего остального иностранцы обычно говорят, что больше всего у нас им понравились люди». «Лучше быть больным, но богатым, чем бедным, но больным». «Книжка плагиатора называлась «Издранное». «Единственное, что в нем было глубокого, так это старость».

Ещё при жизни композитора его именем была названа одна из малых планет. Никита Богословский частенько шутил, что ему скоро придётся улететь на неё, так как не в состоянии платить за московскую квартиру.

Всю жизнь композитор любил читать. Собрал одну из самых больших в Москве частных библиотек. Говорил, что книги в ней подобраны по одному признаку: те, которые интересно перечитывать. Помимо произведений русских классиков Богословский любил творчество Ильи Ильфа и Евгения Петрова, Михаила Зощенко, Михаила Булгакова, Андрея Платонова, в поэзии — раннего Николая Заболоцкого, других «обэриутов» (Даниил Хармс,  Александр Введенский, Николай Олейников). Из зарубежных писателей ценил Марка Твена, Гилберта Честертона, Анатоля Франса. Был ценителем живописи примитивистов.

В 1938 году Никита Богословский женился на ассистентке художника кино  Ире. После того, как она потратила весь гонорар композитора за музыку к фильму «Остров сокровищ» на приобретение кандалов декабриста Кондратия Рылеева, они расстались. Вторая жена — журналистка Наталия Панкратова. Спустя примерно десять лет после ее смерти Богословский женился на Алле Сивашовой, тоже композиторе.

Алла Богословская так характеризует личность композитора: «Он не был тщеславен, и к своей «известности» относился с большим сомнением. Совершенно независимый от общепринятых норм и стереотипов, он, ничуть не стесняясь, говорил, что «жизнь страны его не особенно интересует». Интересная работа, новые идеи, новые друзья и собственное благополучие — вот, примерно, то, что по-настоящему занимало его мысли… В  этом безумном, безумном, безумном мире он жил легко и весело, красиво и эпатажно, богато и ярко, попирая все нормы серого бытия и здравого житейского смысла. И эта его легкость, с которой он устраивал свою и чужие жизни, переступая грань, не заботясь о последствиях, о реакции и нервах, — в чем-то была сродни той легкости, с которой он «тащил» сквозь пласты чудовищного официоза одинокий голос человека, поющего про «дорогую подругу свою, а вокруг только ветер гудит в проводах». Он один — автор, режиссер и исполнитель собственной жизни.

Никита Владимирович блестяще справился со всеми тремя ролями. Его музыка, его духовный облик стали неотъемлемой частью российской культуры, всей истории страны.

Автор: Ольга Варламова

Источник >>>

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.