Пн. Июн 21st, 2021

Автор: Никита Шмик

Родина дала им лучшие танки своего времени, практически неуязвимые сами, но способные уничтожить любого, кому не повезло оказаться по ту сторону прицела. Экипажи тоже проблематично было обвинить в нежелании воевать. Даже наоборот, они готовы были ехать в бой с той самоотверженностью, на которую только способны люди. Вот они двинулись вперёд… И проиграли. Проиграли с треском. Проиграли тому, кто оказался хитрее и упорнее, противнику, который смог нивелировать слабость в числе умением, а миллиметры броневой стали железными нервами.

Обычно такие сюжеты всплывают при упоминании горячего лета сорок первого, но не в этот раз. Итак, встречайте: Польша, холодная зима и уральские танкисты против «Пантер» и «Королевских тигров».Когда вершатся судьбы мира

День 12 января 1945 года стал для Вермахта началом очередной катастрофы. Пусть и с некоторой задержкой, советские войска перешли в наступление на гигантском фронте от Восточной Пруссии до Карпат. Результат многих месяцев подготовки проявился быстро в лице взятых позиций, и вскоре ширить дыры во вражеской обороне отправились красные танки.

Собственно, основная машина ЫОVIET RPOCTb — танк Т-34-85.
Собственно, основная машина ЫОVIET RPOCTb — танк Т-34-85.

Однако в районе польского городка Кельце у немцев нашёлся человек с крестом, знающий толк в повреждениях фронтовых тканей и их лечении. Звали его Вальтер Неринг, а под рукой он имел достаточно сильное средство – три дивизии 24-го танкового корпуса, усиленные 424-м тяжёлым танковым батальоном. Препарат, правда, был введён в бой без проведения всех предварительных мероприятий и малыми дозами, а потому должного эффекта достигнуто не было.

Что уж там говорить, если один из первых боёв корпуса Неринга против советских танков выглядел как-то так: передовой отряд о 15 бронеединицах попытался контратаковать недалеко от деревни Малешова, где внезапно обнаружил перед собой одну из бригад гвардейского Уральского Добровольческого танкового корпуса (да, был и такой, а ведь это я ещё не полное наименование привёл). Имея 65 танков против 15, победить не тяжело, но злые челябинцы врага на всякий случай «обтекли» и снесли одновременной атакой с разных направлений. После этого они как ни в чём не бывало двинулись дальше на север.

Карта боя. Нужна только для понимания, что и где происходит. Поскольку составлена на советской стороне и по горячим следам, на немецкие силы можете даже и не смотреть.
Карта боя. Нужна только для понимания, что и где происходит. Поскольку составлена на советской стороне и по горячим следам, на немецкие силы можете даже и не смотреть.

Гонки начинаются внезапно

Ещё раз советские танки в Малешове появились только утром 13 января. Это опять были машины добровольцев, но в этот раз 61-й бригады из Свердловска. Оставив треть своих сил (21 Т-34-85 и роту автоматчиков) на охрану деревни, командир полковник Жуков повёл свои танки на запад. На пути к селу Петрковице (если что, вините во всё поляков, это их название) бригада наткнулась на очередных немецких разведчиков, но в этот раз вообще на «Ганомагах». После короткого боя свежеиспечённые пленные в количестве одна штука поведали Жукову, что к Петрковице уже подъезжают шесть десятков немецких танков. Такого поворота комбриг явно не ожидал, а потому сам принялся разворачивать вверенные части, и уже в девять утра танки со звёздами въехали в соседний Лисув.

Офицеры УДтк, Н.Г. Жуков второй справа.
Офицеры УДтк, Н.Г. Жуков второй справа.

Проходящая через населённый пункт артиллерийская колонна вряд ли ожидала хоть кого-то увидеть, а потому в стадию избиения сражение перешло сразу, как началось. ЖБД корпуса рисует апокалиптическую картину «бегающих в панике немецких солдат и офицеров», которых танковый десант расстреливает в упор, даже не считая нужным спрыгивать со стальных коней на бренную землю.

Выглядело это действо примерно так. С первого взгляда не особо внушает, но германских артиллеристов, как видим, впечатлило изрядно.
Выглядело это действо примерно так. С первого взгляда не особо внушает, но германских артиллеристов, как видим, впечатлило изрядно.

Помимо горки трупов, автомашин и различных орудий в числе трофеев, захваченных злыми русскими, оказалась личность командира артполка 168-й пехотной дивизии, недавно оборонявшейся в этих местах. От него Жуков узнал, что и к Лисуву направляются немецкие танки. Видимо, решив, что раз уж от судьбы не убежишь, встречать её следует с кулаками наготове, комбриг приступил к организации обороны деревни: население вывезли, пехота принялась окапываться, танкисты же стали маскировать позиции и продумывать пути манёвра между ними. До подхода первых немецких танков оставалось меньше часа…Незапланированный Армагеддон

Первыми на окраинах деревни показались «Тигры» 424-го батальона, предположительно, это были машины третьей и части второй роты. Всего в атаке, последовавшей с юга, приняло участие около 20 танков. Правда, дойти до Лисува оказались способны не только лишь все: на пути к деревне «Тиграм» пришлось преодолевать ручей, мост через который при проезде очередной махины не выдержал и предательски рухнул, нанеся батальону первую потерю, ещё два танка попытались обойти Лисув по бездорожью, однако умудрились увязнуть в промёрзлой польской земле.

Застрявший «Тигр». Фото сделано сильно позже, но общее представление даёт.
Застрявший «Тигр». Фото сделано сильно позже, но общее представление даёт.

На этом неприятности только начинались. Видели ли вы выше хоть слово о немецкой разведке прямо перед боем? А всё потому, что её и не было. Так что прошу не удивляться тому, что оставшиеся 17 «Тигров» благополучно ехали вперёд, пока не заехали в формирующийся огневой мешок. Как только дистанция снизилась до минимальной, Т-34 открыли ураганный огонь, который тут же сократил поголовье больших кошек ещё не четыре экземпляра, остальные же принялись откатываться. В процессе один из них попытался вытащить подбитого товарища с поля брани, но тут уже собственные агрегаты приказали долго жить, отчего бросать немцам пришлось оба танка. Следовавшая позади пехота тоже успела попасть на раздачу и атаку приостановила.

Лишь после этого впервые заговорила артиллерия. Причём, немецкая: деревню обстреляли из «Небельверферов». Лисув загорелся, однако из-за горящих домов то и дело появлялись «тридцатьчетвёрки», вели огонь, а потом снова скрывались в пламени и клубах дыма.

Затем атаки последовали с новой силой. Наибольшие проблемы при их отражении доставили «Пантеры» — именно за них советские танкисты приняли подходящие «Королевские тигры» 1-й и 2-й рот. Для борьбы с этими «незамеченными слонами» пришлось применять самые разные уловки. Так, один из танков прекратил движение вперёд только после того, как ему сбили обе гусеницы, но бой всё равно продолжил, поразив несколько советских машин. Лишь после провала атаки экипаж покинул его.

А вот и подбитые «Коты», пусть и не на переднем плане.
А вот и подбитые «Коты», пусть и не на переднем плане.

Уже днём, пока 424-й батальон приходил в себя после очередного боя, с севера подошла рота реальных «Пантер» из 16-й танковой дивизии (всего 13 машин) и при поддержке пехоты двинулась вперёд. Подобная несогласованность действий, вкупе с отсутствием разведки и привела немцев к столь невеликим результатам. Жуков и в этот раз сумел встретить незваных гостей почти всеми наличными силами, что предопределило фиаско ещё одной атаки.

Но бой на этом и не думал заканчиваться. Немцы упрямо ломились вперёд, видимо, рассчитывая на то, что силы у русских рано или поздно закончатся. Доля правды в этих словах есть, ведь как иначе объяснить то, что под вечер комбриг сам вёл бой наравне с остальными своими танкистами и погиб, сгорев в собственной боевой машине? Впрочем, неотомщённым он оставался недолго: Лисув также стал последним пристанищем для комбата-424, майора Семиша, погибшего во время очередной попытки ворваться в деревню. Лишь к восьми часам сражение прекратилось, и обе обезглавленные стороны начали приводить себя в порядок.

Мы же приступим к подведению итогов. Для немцев они были, мягко говоря, неутешительными: имея 23 «Королевских», 27 обычных «Тигров» и 13 «Пантер» они, проведя на Лисув 12 (!!!) атак, так и не сумели им овладеть. А поскольку к северу и югу фронт уже рушился, отходить пришлось, побросав большую часть подбитой бронетехники. Но помогло им это не особо, и через несколько дней батальон прекратил своё существование как организованное подразделение.

Непосредственно же по итогам борьбы за деревню в списках безвозвратных потерь оказалось семь «Тигров» и по пять КТ с «Пантерами». Впоследствии немцы будут объяснять свою неудачу тем, что против них действовала вся 61-я бригада целиком, да ещё и при поддержке ИСов и противотанковой артиллерии. Реально же им противостояли два танковых батальона и управление бригады, имевшие всего 44 Т-34-85 и ни танком больше, а также две мотострелковые роты. Общие потери советских войск в технике составили 23 танка, из которых лишь 4 не подлежали восстановлению.

Вот такой вот он был, Лисув. Надеюсь, вам было интересно, и до новых встреч на полях Второй мировой. https://vk.com/@jemand_unbekannt-lisow

Мы в Facebook

Мы во Вконтакте

Мы в Телеграмме

Мы в Твиттере

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *