Николай Владимирович Струтинский — командир семейного партизанского отряда, один из ближайших соратников Николая Кузнецова

Команда «Цифровой истории» продолжает публикацию цикла «Героические судьбы». Наши герои самые разные люди, которых объединяет стойкость, сила духа и искренняя любовь к своей стране. Подписывайтесь, чтобы не пропустить новую серию! 

Разведчик Николай Струтинский: «…её Величество История чтит точность. А ещё – справедливость…» 

Николай Владимирович Струтинский — командир семейного партизанского отряда, один из ближайших соратников Николая Кузнецова. Вместе с товарищами он много лет искал останки легендарного разведчика. Живя на Украине, полковник КГБ СССР Струтинский до последнего вдоха боролся с искажением истории. Его оружием стало слово. Он давал интервью, встречался с детьми, писал книги и многое предвидел. 

Николай Струтинский родился 1 апреля 1920 года в селе Тучин. Тогда оно находилось на территории Польши, а нынче в Ровненском районе Украины. Вместе с Николаем, в семье Марфы Ильиничны и Владимира Степановича Струтинских росли девять детей. Жизнь была тяжелой и полуголодной. Чтобы помочь родителям, старшие сыновья батрачили на панов. 

Николай Струтинский, 13 лет

В 1939 году Западная Украина стала советской. «Мы почувствовали себя настоящими людьми, нужными обществу» — вспоминал Николай Владимирович. Он окончил школу шоферов и начал работать по новой специальности. Но счастливая жизнь продлилась недолго. 

В начале войны семья Струтинских стала партизанской группой, которую возглавил 21-летний Николай. Он составил детальный план пополнения группы боеприпасами, снаряжением и конечно новыми, но проверенными людьми. Первой с ними встречалась мать Николая — Марфа Ильинична. Нужно было мягко, по-женски разговорить человека, понять, что у него на душе. Ведь ошибка в выборе грозила гибелью всей семье. Постепенно образовался настоящий партизанский отряд. 

Марфа Струтинская

Много раз их судьба висела на волоске. Чудом вырвался из плена Жорж (Георгий) Струтинский, а в мае 1942-го каратели схватили братьев Николая и Ростислава. Им удалось сбежать через два дня. Позже в руки гитлеровцев попали Марфа Струтинская и младшие дети Катерина, Владимир и Василий. Их пытали, но потом отпустили. Всё это лишь прибавило решимости в борьбе с врагом. 

Слева направо Николай Кузнецов, комиссар Стехов, Николай Струтинский

Одна из громких и удачных акций – спасение арестованных подпольщиков. Бойцы Струтинского перехватили грузовик с пленными, которых везли на показательную казнь. Партизаны уничтожили гитлеровцев, освободили товарищей и захватили трофеи — оружие, немецкую форму. Отряд доставлял карателям много неприятностей. Они обещали вознаграждение за поимку «главаря русских бандитов» Николая Струтинского. 

В сентябре 1942 года произошла судьбоносная встреча отряда Струтинского с партизанским подразделением НКГБ СССР «Победители» Дмитрия Медведева. С этого момента жизнь Николая Владимировича стала неразрывно связана с именем разведчика Николая Кузнецова. Кузнецов работал в тылу врага под видом обер-лейтенанта Пауля Зиберта, а Струтинский стал его личным водителем. Для этого ему тоже пришлось надеть ненавистную форму. Но оно стоило. 

Вот лишь один эпизод из воспоминаний разведчика: 

«16 ноября 1943 года, на второй день после уникального пленения генерала фон Ильгена, в помещении так называемого министерства юстиции в Ровно, на улице Школьной, был убит приближенный к Гитлеру обер-фюрер СС Альфред Функ, в то время президент верховного гитлеровского суда на Украине. Ровно в девять утра эсэсовский генерал вышел из парикмахерской, пересек центральную улицу города и вошел в апартаменты своей резиденции. И только шагнул на второй этаж, как один за другим прогремели три выстрела. Стрелял высокий блондин в форме обер-лейтенанта вермахта. Пули, выпущенные из «вальтера» попали точно в сердце сенатс-президента юстиции Украины. Стрелявший — Николай Кузнецов — спокойно вышел через парадные двери министерства, сел на переднее сидение «Адлера» стального цвета, что внезапно вынырнул из-за угла дома, и на глазах обескураженных гитлеровцев исчез…» 

За рулём машины находился Николай Струтинский. Тогда он ещё не знал, что в марте 1944-го Кузнецов погибнет от рук бандитов ОУН – УПА, что долгие годы придётся искать настоящую могилу товарища. Не знал, что доживёт до времени, когда на родной Украине Кузнецова назовут «террористом», а Бандеру и Шухевича станут возвеличивать, как «героев». (продолжение следует)

Николая Струтинского три раза представляли к званию Герой Советского Союза, но указ о награждении так и не вышел. Он долго и упорно искал настоящую могилу Николая Кузнецова. В девяностые годы Николай Струтинский спас от уничтожения памятник разведчику и организовал перевозку монумента из Львова в Свердловскую область. Вся послевоенная жизнь полковника Струтинского была посвящена сохранению памяти и отстаиванию справедливости.

Все братья — партизаны Струтинские вернулись с войны живыми. Николай Владимирович был награждён орденом Ленина, его брат Жорж орденом Красного Знамени. Судьбы родителей Марфы Ильиничны и Владимира Степановича трагически оборвались. Партизанская мать погибла при выполнении задания по обнаружению местонахождения рейхскомиссара Украины Эриха Коха, а отец – партизан — застрелился из-за необоснованных обвинений.

После Победы Николай Струтинский служил в органах государственной безопасности. Его не оставляла мысль установить точное место гибели и захоронения разведчика Николая Ивановича Кузнецова. Считалось, что группу Кузнецова расстреляли боевики УПА в лесу близ Белогородки на Ровенщине. Версия базировалась на обнаруженной в немецких архивах телеграмме, направленной лично группенфюреру СС Мюллеру. Об обстоятельствах гибели сообщали украинские националисты.

В официальную версию Струтинский и его товарищи не верили. Но и противопоставить было нечего. В 1950 году они начали своё расследование, которое длилось десять лет. Вначале искали, как энтузиасты. Ездили в села, пытались разговорить людей. В ход шли все оперативные уловки – посидеть с рыбачком под водочку, прикинуться праздно шатающимися и между делом уточнить информацию. Струтинский смог попасть в центральные архивы КГБ и подключил к расследованию свою агентуру.

Когда вышли на след, стало ясно – расследованию нужен официальный статус. Он сумел его добиться, хотя недоброжелателей хватало в партийной, руководящей среде. Правда противоречила официальной версии и была не всем нужна. Говорили прямо: «Если даже найдешь могилу Кузнецова, то не докажешь, что это его кости там лежат».

В результате, могилу Николая Ивановича нашли под Бродами, в селе Боратин. С помощью антрополога, доктора исторических наук Михаила Герасимова удалось доказать подлинность останков. 27 июля 1960 года Героя Советского Союза Николая Кузнецова похоронили на Холме Славы во Львове.

Интересный факт. Какое-то время череп и кости Николая Кузнецова хранились дома у Николая Струтинского. Однажды, в квартире раздался телефонный звонок. Неизвестный мужчина сообщил, что останки хотят похитить. Тогда Николай Владимирович отнес их на хранение в здание КГБ.

В начале 1990-х годов Николай Струтинский недолго жил на Урале, на родине своего боевого товарища. Но затем вернулся на Украину. Во многих интервью он с тревогой говорил о том, что национализм поднимает голову. Правда, которую озвучивал Николай Владимирович о преступлениях ОУН-УПА была неудобной, а на квартиру разведчика было совершено нападение. Его спасла счастливая случайность.

Струтинский никогда не сдавался. Когда смотришь записи его выступлений понимаешь, насколько сильным характером обладал этот человек. Даже в пожилом возрасте, он говорил так, словно каждым словом выносил приговор тем, кто искажает историю. Своё последнее интервью он дал незадолго до смерти. Николай Струтинский умер 11 июля 2003 года.

Николай Владимирович много писал. Но по понятным причинам, на Украине его стали не нужны. Последняя повесть «Сын политкаторжанина» так и не была издана при жизни автора. В 2011 году группе энтузиастов из Свердловской области удалось издать сборник повестей Николая Струтинского. В одной из них «Во имя Родины» он подробно описывает процесс поиска могилы Николая Ивановича Кузнецова. Две других «На берегах Горыни и Случи» и «Сын политкаторжанина» – повести о партизанской семье и героях подпольщиках.

«Некоторые называют Кузнецова террористом. Но её Величество История чтит точность. А ещё – справедливость. Я ходил с Кузнецовым в разведку, каждый раз – на верную гибель. И пока дышу, буду до конца оставаться живым свидетелем доброго имени нашего разведчика – сына народа российского, сына народа Украины» – этим словам полковник Струтинский был верен до конца жизни. 

Автор идеи и редакция цикла: Егор Яковлев 

Текст: Каринэ Кирогосьян 

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *