Фотомонтаж

В 10:23 раздался сигнал аварийной тревоги «Пожар в девятом отсеке!» — это была третья тревога за время похода. За несколько дней до этого в девятом отсеке лопнул трубопровод системы рулевого управления. Масло просочилось на нижний уровень отсека и воспламенилось от раскаленного электроприбора для дожига угарного газа. В результате пожара лопнула магистраль воздуха высокого давления, и в отсек стал поступать кислород.

Через систему вентиляции левого борта пожар перекинулся в соседний носовой отсек к пульту управления главной энергетической установки — ГЭУ. Командир дивизиона движения капитан-лейтенант Виктор Милованов и старший лейтенант Сергей Ярчук остались в отсеке. Необходимо было срочно заглушить обе ГЭУ. Ярчук начал задыхаться, сорвал маску дыхательного аппарата и погиб. Капитан-лейтенант Виктор Милованов заканчивал работу в одиночку.

Кормовые отсеки лодки были так загазованы, что, пробираясь по ним, Милованов потерял сознание и его вытащил в центральный отсек матрос-турбинист. В седьмом отсеке, мичман Александр Новичков принялся помогать растерявшимся матросам надеть противогазы, выводил задыхающихся из отсека. Спасая других, он погиб.

В то утро в десятом отсеке спали двенадцать человек: два офицера — капитан-лейтенанты Борис Александрович Поляков и Владимир Иванович Давидов, три мичмана — рулевой-сигнальщик Владимир Иванович Киндин, Иван Петрович Храмцов и Иван Иванович Мостовой, и семь матросов — Валерий Андреевич Саранин, Николай Геннадиевич Кирилов, Василий Петрович Михайленко, Владимир Петрович Троицкий, Вячеслав Анатольевич Демин, Валерий Николаевич Борщев и Владимир Дмитриевич Столяров.

Когда прозвучал сигнал тревоги, Борис Поляков, как старший по званию, принял командование и приказал задраить отсек, изолировав его от остальной части лодки.

Только к вечеру удалось связаться по аварийному телефону с командиром первого отсека Завариным, который сообщил, что выход через девятый отсек невозможен из-за пожара и загазованности. Для обеспечения заблокированных в десятом отсеке воздухом через трубопровод для дифферентовки лодки, по которому обычно подается вода, стали подавать воздух, а по системе питьевой воды и кингстон глубиномера снималось избыточное давление и удалялся углекислый газ.

Первое судно — сухогруз «Ангар-лес» — подошло к терпящей бедствие лодке через двое суток. Позже подошли крейсер «Александр Невский» с резервным экипажем для лодки и командным пунктом из специалистов управлений флота во главе с вице-адмиралом Л. Г. Гаркушей.

Спасательные работы осложнялись штормом. За три недели буксировки на базу восемь раз заводили со спасательного буксира «СБ-38» концы питания к электрощиту подводной лодки и семь раз их обрывал шторм. Несмотря на непогоду, вертолетчики Крайнов, Семкин и Молодкин с большого противолодочного корабля «Вице-адмирал Дрозд» эвакуировали с «К-19» около сорока человек. Остальных передали на спасательный буксир «СБ-38».

Командир «К-19» Виктор Кулибаба не покидал корабля до прибытия на базу, по результатам проведенного расследования его действия были признаны правильными. Кулибаба был награжден орденом Красного Знамени, капитан-лейтенант Поляков награжден орденом Красной Звезды.

Авария на борту «К-19» стоила жизни тридцати морякам. Во время пожара на лодке погибло 28 человек, один матрос был смыт волной при переходе на крейсере «Александр Невский», и один офицер, капитан 2 ранга Ткачев, получил смертельную травму во время шторма на плавбазе «Магомет Гаджиев».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *