Фото: Ашинов

В 1883 году петербургскую публику поразил некий господин, обходивший редакции, благотворительные общества и чиновников с рассказами об обществе вольных казаков, которые засели в глубине Малой Азии и хотят установить коммуникацию с далёкой родиной. Звали этого прото-Бендера Николай Ашинов. Он всюду представлялся ветераном войн с турками, но отговаривался, когда его спрашивали о подробностях, — словом, вёл себя ровно так же, как современные ветераны суперсекретных спецназов, в силу тяжёлой жизненной ситуации промышляющие попрошайничеством. Ашинов же намеревался пойти дальше и просил денег, чтобы перевезти казаков на русское побережье Чёрного моря.

Ряженый казак не добился государственного финансирования, но сумел обаять славянофилов и выбить с них денег на организацию поселения. С деньгами он поехал под Полтаву, где навербовал крестьян, которым и предстояло стать теми самыми вольными казаками в реальности. Попутно он выманивал деньги у самих поселенцев: на выделенные казной средства покупал скотину для них, после чего продавал её самим же крестьянам в разы дороже, а разницу клал в карман. Когда же стало ясно, что вскоре можно и погореть, а там и повисеть, он бежал в Москву, где снова сумел обаять патриотическую общественность и на сей раз уже убедил, что России нужны колонии в Африке. Живописуя будущую картину счастливых русских колоний в Эфиопии, Ашинов вдохновенно врал про то, как его будто бы принял император и даровал земли. На сей раз тайные поселения вольных казаков «обнаружились» в верховьях Нила. Он, кстати, оказался недурным психологом: ловил разных собеседников на доводы, которые те ждали услышать. Священникам Ашинов рассказывал про перспективы христианизации Африки, военным — про базы, крестьянам — про земли, патриотам давил на национальные чувства. В 1888 году из Одессы в восточную Африку отплыл пароход с новыми «казаками», которые запомнились скорее пьянством и хулиганством. Вся эта команда высадилась на территории нынешнего Джибути и осела у полуразрушенной крепости Сагалло. Поначалу, кстати, всё шло хорошо — «казаки» охотились и огородничали да ловили рыбу. Но увы, в Европе эти эскапады рассматривали как странную «гибридную войну» России, а Александр III вообще именовал Ашинова не иначе как «эта скотина». В итоге «казаков» могли выгнать сами русские, но французы обернулись раньше. Они пригнали к Сагалло аж небольшую флотилию. Колонию обстреляли, убили шесть человек, а остальных вывезли. Интересно, что французская пресса не пришла в восторг — уж больно безобидными по факту оказались «казаки».

Ну а Ашинов закончил жизнь не так уж плохо: вернувшись в Россию, он уехал под Чернигов, где построил процветающую ферму, а заодно учредил добровольную пожарную дружину. О странном прошлом напоминала только хранившаяся в его доме отделанная золотом сабля.

На ней было выгравировано по-гречески: «Юстиниану Великому».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *