«С августа 1869 г. замечены были частые, следовавшие одна за другой, кражи книг из Императорской Публичной Библиотеки. Книги пропадали не из читальных зал, предназначенных для публики, а из отделений, т. е. из помещений, в которых хранятся книги и куда допускаются, кроме служащих Библиотеки, для занятий только лица, получившие специальные разрешения. Поэтому приняты были меры для наблюдения за всеми служащими при Библиотеке. С июня 1869 г., баварский подданный, доктор богословия Алоизий Пихлер, был допущен для занятий в Библиотеке. Еще в августе 1869 г. заведующий юридическим отделением библиотекарь Поссельт заметил кражу нескольких брошюр, о чем говорил, между прочим, и с Пихлером. Затем из того же отделения пропала «История римского права» Савиньи…
В декабре 1870 г., когда библиотекарь разговаривал с директором Библиотеки о пропаже 4-х томов «Памятников Пражского университет», то сам Пихлер вмешался в разговор и заявил, что уходе Вальтера из отделения, туда проходил какой-то человек из читальной залы, вынимал с полок книги и брал ключи в ящике стола, находящегося рядом с философским отделением. Однако подозрение пало на самого Пихлера по следующим причинам:

  1. В комнаты Библиотеки, как заметили служащие, он входил в резиновых калошах, не снимая с себя пальто и не позволяя швейцару снимать его; не читал книг в Библиотеке, а только рассматривал их; имея право брать книги на дом, оставляя при этом расписку или сведения в Библиотеке – он этого не делал; часто проходил в Библиотеку и возвращался назад.
  2. Сторожа Библиотеки Табачек и Васильев нередко замечали, что пальто Пихлера было оттопырено в то время, как он выходил из Библиотеки и что, выходя, он как бы торопился.
    В июле 1870 г. сторожа Поляков и Радешин видели, что Пихлер по выходе из Библиотеки выронил книгу, которую опять поднял.
    Имея в виду эти данные, библиотекарь Собольщиков поручил швейцару Ермакову проследить Пихлера при выходе и, если можно ощупать его платье, подавая ему пальто, так как в это время Пихлер оставлял пальто в передней. 3-го марта 1871 года Ермаков заметил, что Пихлер уходит, стал подавать ему пальто и помогать надевать его, хотя Пихлер увертывался и старался уклониться от последней услуги. Но Ермаков успел ощупать у него, пониже поясницы, большую книгу. Пихлер вырвался, но Ермаков удержал его и закричал сторожу, чтобы доложить Собольщикова, который пригласил Пихлера в канцелярию…»

В канцелярии, по требованию Собольщикова, Пихлер из своего сюртука вынул большой и толстый том сочинений св. Амвросия на латинском языке. Затем господин Собольщиков послал за помощником директора Библиотеки Плетневым, с которыми, а также с Пихлером, отправились на квартиру последнего на Большой Конюшенной улице, в дом финской церкви. В первой комнате квартиры Пихлера, в шкафе, найдено было более ста книг с признаками принадлежности их Публичной Библиотеке. (https://t.me/vchkogpu/22059?single) Бычков отправился известить об этой находке директора Библиотеки Делянова. В это время Собольщиков и Плетнев увидели еще книги во второй комнате. Сам Пихлер куда-то скрылся, говоря, что уходит обедать, а живущая в его квартире баварская подданная Кресценция Ваммер не хотела отдавать ключи от третьей запертой комнаты. Она открыта была уже по настоянию прибывшего в квартиру Пихлера тайного советника Делянова, в ней оказалось большое количество книг в ящиках. В присутствии приглашенного помощника пристава Осапчука найдено было также значительное количество книг.

Книг, найденных в квартире Пихлера и принадлежащих Императорской Публичной Библиотеке, оказалось 4372.
При новом осмотре квартиры Пихлера, произведенном 13-го марта, найдено было еще несколько книг, признанных принадлежащими Публичной Библиотеке. Между бумагами Пихлера оказалось 229 карточек от алфавитного и систематического каталогов Библиотеки, а между платьем – сюртук и мешок, который Пихлер привязывал к сюртуку при выносе книг из Библиотеки»

(«Петербургский листок», 26 июня 1871 года)

На суде Пихлер утверждал, что брал книги исключительно для своей научной работы и планировал вернуть их в библиотеку. Кроме Пихлера на скамье подсудимых оказалась его сожительница Кресценция Ваммер. Слушания по делу завершились 25 июня 1871 года:
«Подсудимого Алоизия Пихлера лишить всех личных и по состоянию присвоенных прав, преимуществ, ордена св. Станислава 2-й степени и сослать на житье в Тобольскую губернию с воспрещением в продолжении одного года отлучки из назначенного места и в течении 2-х лет из губернии.
Кресценцию Ваммер лишить всех личных и по состоянию присвоенных прав, заключить в рабочий на дом на 4 месяца, а по освобождению выслать за границу с воспрещением возвращаться, а в случае неприятия ее в отечестве отдать под надзор полиции»

(«Петербургский листок», 27 июня 1871 года)

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *