Ракетопланер с жидкостно-реактивным двигателем

Взлет РП-318 за самолетом П-5 состоялся в 17 часов 28 минут. Поднявшись на высоту 2 600 метров, летчик отцепил буксировочный трос и произвел запуск реактивного двигателя. Ракетоплан увеличил скорость и стал набирать высоту. Вскоре он благополучно приземлился на аэродроме.

Полеты, совершенные на ракетоплане Королева, вошли в историю советской авиации. Это были первые в СССР полеты человека на аппарате с реактивным двигателем — пока еще в пределах атмосферы. Эти первые полеты ракетоплана стали предвестниками развития в нашей стране нового вида техники — реактивной авиации.

К началу 1940 года Реактивный научно-исследовательский институт закончил наземные испытания ракетного планера РП-318 конструкции Сергея Королева и подыскивал летно-испытательную базу и опытного летчика для летных испытаний — это был первый советский пилотируемый ракетный планер с жидкостным ракетным двигателем.

За помощью обратились к авиаконструктору Алексею Щербакову, тот отозвался на просьбу и предложил, чтобы летные испытания ракетоплана провел один из лучших летчиков его предприятия — Владимир Федоров. Испытателя предупредили, что полет может оказаться небезопасным. Однако Федоров, сознавая риск, без колебаний согласился провести испытания.

Наземные испытания двигательной установки ракетоплана, которому был присвоен индекс РП-318-1, проводились в течение февраля-октября 1939 года. Ввиду давности изготовления планера СК-9, его подвергли тщательному осмотру и предъявили экспертизе Центральному аэрогидродинамическому институту. Летные испытания решено было проводить на подмосковном аэродроме КБ-29 вблизи станции Подлипки.

В конце ноября 1939 года ракетоплан установили на окраине аэродрома. Ведущий по испытаниям Арвид Палло с механиками Л. А. Иконниковым и А. И. Волковым оборудовали невдалеке в свободном контейнере из-под самолета походную мастерскую.

После цикла наземной отработки, в присутствии специально созданной комиссии Наркомавиапрома и Наркомата боеприпасов, в январе 1940 года провели контрольные огневые испытания двигательной установки. Рассмотрев все материалы, комиссия дала разрешение на летные испытания с включением жидкостного ракетного двигателя, что было оформлено специальным актом. Состоявшийся 28 февраля 1940 года полет на ракетоплане с жидкостно-реактивным двигателем положил начало эпохе реактивной авиации.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *