Фотомонтаж от «Русского исполина» — Емельян Пугачев не смог в 1774 …

Власти принимали меры к укреплению обороноспособности города. 4 октября 1773 г. ратуша, по указу воеводы Веревкина, предписала посадским и цеховым в течение суток привести в порядок те участки городских укреплений, за которые они несли ответственность (строительство и ремонт укреплений входило в обязанность населения города).

8 декабря 1774 г. Исетская провинциальная канцелярия выпустила указ, объяснявший, что царь Петр Федорович скончался в 1762 г. и в начале июля того же года был похоронен в Невском монастыре «при множестве помянутых зрителей, в том числе и здешних Исецкой провинции присутствующих, коим случилось в ту пору быть в Санкт-Петербурге, при должностях своих». Однако, попытки объяснить людям, что явившийся в 1773 г. «царь», не более чем самозванец Емельян Пугачев, особого успеха не имели. Одно из подтверждений «истинности» царя уральские жители видели в том, что правительство не присылает войск из центральной России. Мол, если б это был и вправду самозванец, то давно бы уже прислали войска и навели порядок. А поскольку войск нет, значит власти невольно признают законность объявившегося Петра III.

Напомню, что в это время шла русско-турецкая война, требовавшая огромного напряжения сил русского государства и отправить значительные силы на подавление восстания было сложно.
Ситуация в самом Челябинске был очень непростой. Весь регулярный гарнизон состоял из неполной роты в 30 рядовых с одним поручиком и четырьмя капралами. Кроме того, была присланная из Тобольска рекрутская рота, совершенно необученная и вооруженная негодными к стрельбе винтовками без штыков. Несколько человек вооружили челябинские купцы, но это явно не решало проблемы. Воевода Веревкин объявил о наборе «временных казаков» из крестьян окрестных селений. Их собралось в Челябинске в начале января более 1400 человек, но вооружением они похвастаться тоже не могли – колья и дубины плохая замена ружьям. При этом в городе напрочь не было запасов пороха. Сибирский губернатор Д.И. Чичерин прислал 25 пудов пороха и 200 ружей, хотя в самом Тобольске оружия и боеприпасов оставалось максимум на 500 человек. Свинца не было, его предполагалось доставить из Казани.

10 декабря 1773 г. городская ратуша обращается к городским жителям с требованиям быть в «готовности к защите города тех у кого какие ружья есть». Та же ратуша постановила обратить к генералу Деколонгу, командовавшему Сибирским корпусом и фактически возглавлявшим правительственные войска в Зауралье, об удержании в Челябинске 11-й полевой команды. Эта команда, под командованием премьер-майора де Кастро-Ласерда, следовала из Сибири к Оренбургу через Челябинск. Ее численность составляла 515 человек. С таким гарнизоном город имел реальные шансы противостоять пугачевцам. Де Колонг уже традиционно не ответил на обращение Веревкина, и тот в отчаянии сам написал указ, предписывавший графу де Кастро-Ласерде с командой остаться в Челябинске для защиты провинциального центра. Но команда проследовала дальше.

29 декабря Веревкин вновь обращается к Де Колонгу с отчаянной просьбой о присылке дополнительной воинской команды:

«Ежели оной воинской команды от вашего высокопревосходительства мне пожаловано не будет, то в таком случае неминуемой подвержен буду напасти и ежели, отчего Боже сохрани, провинциальный город будет разорен, то уже вся Исетская провинция будет подвержена бедствию и всей погибели».

Поскольку все призывы о помощи оставались без ответа, то воевода, очевидно, при поддержке городской ратуши, задержал в городе артиллерийскую команду поручика Федора Пушкарева, которая так же следовала через Челябинск. В рапорте Деколонгу Веревкин писал:

«нашелся, сверх постояннаго желания своего, данное повеление не исполнить и помянутую артиллерию с ея припасами оставить здесь в Челябинске… Ибо ваше высокопревосходительство, так велико зло, что ежели по отпуске из города артиллерии, хотя один казак из злодейской толпы сюда ворвется, то может предать в злодейския руки все население города, состоящее из казаков и крестьян».

Для большей наглядности приведу план города 1768 года — к 1773 году ситуация изменилась незначительно, разве что церковь Николая Чудотворца перенесли за реку Миасс и освятили во имя Троицы.

Источник: https://gayaz-samigulov.livejournal.com/29310.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *