ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ № 28

28 января 1942 г.

В течение 27.01 наши войска продолжали развивать наступление против волховской, ржевско-вяземской, славянско-артемовской группировок противника, на остальных участках фронта шли бои местного значения и велись разведывательные поиски.

1.Войска Карельского фронта занимали прежнее положение. На отдельных направлениях фронта артминометная перестрелка и велись разведывательные поиски.

2. 7-я отдельная армия занимала прежнее положение.

3.Войска Ленинградского фронта занимали прежнее положение. На фронте артминометная перестрелка и поиски разведчиков.

4. Войска Волховского фронта, сдерживая контратаки противника в районе Спасская Полисть, продолжали развивать прорыв его обороны на ямтесовском направлении и частью сил вышли в район Ольховка, Ям- Тесово; на остальных участках войска фронта занимали прежнее положение и производили перегруппировку. 4-я и 59-я армии занимали прежнее положение. 2-я ударная армия продолжала развивать прорыв обороны противника на ямтесовском направлении. 13 кк частями 87 кд овладел Ольховка и продолжал наступать в направлении Вдицко. 25 кд и 366 сд передовыми частями вели бой с противником в районе Финев Луг, Глухая Кересть. В результате контратаки противника наши части оставили ж.д. на участке Спасская Полисть  Мостки. Положение остальных частей армии без изменений. Части 52-й армии продолжали вести бои с противником в районах Крутик, Копцы, Тютицы.

5. Войска Северо-Западного фронта, удерживая занимаемое положение на старорусском направлении, продолжали вести наступательные бои против демянской группировки противника. 11-я армия занимала прежнее положение. 34-я армия вела наступательные бои против демянской группировки противника. 26 сд одним полком продолжала уничтожать противника в Любецкое и другим полком вела бой в районе Пестовка. 163 сд одним полком вела бой за овладение Курган (8 км вост. Горшковицы). 245 и 241 сд вели огневой бой с противником на прежних рубежах. В положении остальных частей армии существенных изменений не произошло.

6. Войска Калининского фронта на правом крыле вели упорные бои с противником в районах Молвотицы, Холм и продолжали продвижение на великолукском и велижском направлениях; в центре развивали наступление на Оленино, Белый и, удерживая рубеж западнее Ржев — Сычевка фронтом на восток, вели упорные бои за восстановление коммуникаций с 39-й армией к сев.-зап. от Ржев; на левом крыле, встречая упорное сопротивление противника, вели наступательные бои на зубцовском направлении. 3-я ударная армия вела упорные бои с противником в районах Молвотицы, Холм и продолжала развивать наступление на великолукском направлении. 42 сбр находилась в движении из района Моисеево (20 км юго-зап. Молвотицы) в район Шубино, Громково, Лебединец. 33 сд вела бои по очищению Холм от противника и с его подходящими частями в районе Пронино (6 км юго-зап. Холм). 54 сбр находилась в движении в район Чернецкое. 31 сбр к утру 26.01 вышла в район Елагино, Караково и лыжным батальоном овладела ст. Великополье (все пункты 18-26 км вост. и сев.-вост. Великие Луки). 4-я ударная армия продолжала развивать наступление на велижском направлении. 360 сд сосредоточилась в районе Городно, Хлебаниха (23-26 км зап. Ильино). 358 сд сосредоточилась в районе Ильино. 334 сд заканчивала сосредоточение в районе пос. Зап. Двина, Ануфриевка, Барлово. Положение остальных частей армии уточняется. 22-я армия развивала наступление на Оленино и Белый. 179 сд овладела Коршачиха, Барышно (22 км сев.-зап. Оленино).186 сд, отбив контратаку противника из района Жуково, вела бои на рубеже Привалье, Жуково. 178 сд правофланговыми частями вела упорные бои на рубеже Якимово, Фролово, Струйское (22-30 км сев.-зап. Ржев), левофланговыми частями наступала на Оленино, но в результате контратаки противника из района Мясница, Глазки, отошла на рубеж Якимово (4-6 км вост. Оленино); в боях за Степанцево, Струйское истреблено до 500 немцев из состава 413 пп 206 пд противника. 119 сд вела бой за овладение Белый. 30-я армия, встречая сильное огневое сопротивление и контратаки противника, продолжала вести бои на всем своем фронте. В положении частей армии существенных изменений не произошло. 29-я армия частями 246 и 365 сд вела упорные бои за овладение Шуково, Рязанцево (14-16 км зап. Ржев). В положении частей армии существенных изменений не произошло. 39-я армия продолжала вести упорные бои в районе Сычевка и Осуга. Положение частей армии без изменений. 31-я армия левофланговыми частями, встречая упорное сопротивление и контратаки противника, вела наступательные бои на зубцовском направлении. 359 сд отбила контратаки противника в направлениях Пыталово, Алешево (12 км сев.-вост. Зубцов). 348 сд с 12.00 27.01 наступала в направлении Восцино (16 км вост. Зубцов). 379 сд вышла к вост. Опушке рощи зап. Ботино, где продолжала вести бой с противником. 251 сд продолжала блокировать ДЗОТ противника на опушке леса зап. Веденское (6 км юго-вост. Погорелое Городище).

7. Войска Западного фронта правым крылом вели наступательные бои на сычевском и гжатском направлениях, где, встретив упорное сопротивление противника, имели незначительное продвижение; в центре развивали наступление на вяземском направлении и продолжали наносить охватывающие удары по окружению мятлевско-юхновской группировки противника; на левом крыле отразили попытки противника пробиться из Сухиничи на юго-запад и развили охватывающие удары против его группировки, наступавшей из района Брынь на Сухиничи. 20-я армия вела наступательные бои на сычевском направлении. 331 сд вела бой за овладение Бол. и Мал. Палатки. 2 гв. кк к 14.00 27.01 овладел Быково. Положение остальных частей армии без изменений. 5-я армия вела наступательные бои на гжатском направлении. 354 сд 26.01 овладела Рыльково и вела бой за овладение Кострово, Акатово. 50 сд сосредоточилась в районе (иск.) Ощепково, (иск.) Иваники, Егорье. 60 сбр находилась в районе Александровка, Мокрое. Положение остальных частей армии без изменений. 33-я армия частями 222, 110 и 160 сд вела бои в районах Эсовцы, Некрасово, Шевнево, частями 113 сд достигла рубежа Скотинино, Булычево и частями 338 сд к 13.00 27.01 вышла на рубеж Дорофеево, Кобелево. 43-я армия продолжала вести наступательные бои на юхновском направлении и частями 194 сд овладела Приселье, Строево, Морозовская Коммуна. 49-я армия в течение 27.01 производила перегруппировку сил. 50-я армия продолжала вести наступательные бои на всем своем фронте. 173 сд двумя полками перехватила Московско-Варшавское шоссе на участке 1,5 км сев.-вост. Барсуки. 413 сд к утру 27.01 подошла к Московско-Варшавскому шоссе в районе Бардено, Карпово. В положении остальных частей армии существенных изменений не произошло. Опергруппа Белова, встречая упорное сопротивление противника, продолжала вести наступательные бои за овладение Московско- Варшавским шоссе на участке Людково, Долгая и в 04.00 27.01 тремя кавдивизиями с одним сп 325 сд пересекла шоссе в направлениях Подберезье, Лаврищево (25 км юго-зап. Юхнов). 10-я армия отражала попытки противника пробиться из Сухиничи на юго-запад и развивала охватывающие удары против его группировки, наступавшей из района Брынь на Сухиничи. 324 сд частью сил выбила противника из Николаево. В положении остальных частей армии существенных изменений не произошло. 61-я армия, продолжая в течение дня 27.01 вести упорные бои с противником, производила частичную перегруппировку сил. В результате контратак противника части армии оставили Кузьминское (18 км юго-зап. Болхов).

8. Войска Брянского фронта на правом крыле и в центре занимали прежнее положение, на левом крыле частью сил 13-й армии продолжали вести упорные бои с противником в районах Пушинка, Кутузово.

9. Войска Юго-Западного фронта на правом крыле вели упорные бои с противником севернее и сев.-вост. Щигры, противодействуя его попыткам отрезать коммуникации кавгруппы Крюченкина; в центре занимали прежнее положение и на левом крыле, продолжая развивать наступление на красноградском направлении, частью сил овладели жд узлом Лозовая. Группа Крюченкина вела упорные бои с противником сев. и сев.- вост. Щигры. 6 гв. кд с тб 1 тбр вела бой с противником, наступавшим с направления Мал. Змеинец и одним полком отходила из Грязное на Кашарка. 32 кд вышла в район Масловка, Курносовка и частью сил вела бой в районе Курско-Ольховатка. 34 мсбр, оставив Соловьевка, отошла в район Москвинка, Заречье. 5 гв. кд с тб 1 тбр вела бой на южн. окр. Москвинка, Заречье. 1 гв. сд удерживала рубеж Бутырки (южные), Орлянка, отбив атаку противника с юга. 13 гв. сд на правом фланге под давлением противника оставила Парменовка. 40-я армия частью сил продолжала вести упорные наступательные бои на курском направлении. В положение частей армии существенных изменений не произошло. 21-я и 38-я армии занимали прежнее положение. 6-я армия продолжала развивать наступление на красноградском направлении. 337 сд с 7 тбр двумя полками наступала на Меловая. 411 сд вышла на рубеж Кошпкуровка, Ивашковка, имея передовые отряды на рубеже Ниж. Орель, Олейники и одним сп наступала на Шебелинка. 393 сд закреплялась на рубеже Верх. Плесовая, Александровка, Николаевка, имея ПО в Лиговка. 270 сд овладела Лозовая. 6 кк, закрепившись в районе Алексеевкое, ст. Лихачево, Сиваш, отдельными отрядами действовал в направлениях Шебелинка, Лиман, Верхний Бишкин, х. Ново-Берецкий.

10. Войска Южного фронта правым крылом продолжали успешно развивать наступление на красноармейском направлении во фланг и тыл славянско-артемовской группировки противника, в центре и на левом крыле занимали прежнее положение. 1 кк с 255 сд вели бой на рубеже Явленская, Михайловка. 3 кк в ночь на 28.01 находился в движении в район Криворожье, Доброполье, Святогоровка. 57-я армия продолжала развивать наступление и занимала положение: 341 сд и 6 тбр вышли в район Стар. Близнецы, Александровка, Дунина; 351 сд вышла в район Софиевка, Александровка, Ново- Александровка; 130 тбр находилась в районе Богдановка, Котовка; 255 сд вышла в район Запаро-Марьевка, Викнино, Погоновка; 349 сд вела бой за овладение Григоровка, Шкурки, Приволье; 335 сд двумя полками вела бой на подступах к Былбасовка; 333 сд частью сил блокировала Христищево, Маяки. 37-я армия, встречая упорное сопротивление и контратаки противника, продолжала развивать наступление и частью сил овладела Белевка, Юрковка. 12, 18 и 56-я армии занимали прежнее положение.

11. Войска Кавказского фронта на феодосийском направлении и в Севастопольском оборонительном районе, занимая прежнее положение, вели разведывательные поиски.

12. ВВС фронтов и авиация ГК в течение 27.01 действовали по войскам противника на всех фронтах, направляя главные усилия на тосненском, старорусском, вяземском, орловском и славянском направлениях. Авиация ДБ бомбардировала жд эшелоны противника на станциях Смоленск, Вязьма, Приднепровская, Починок и аэродром Смоленск. Произведено 1258 самолето-вылетов. Уничтожено и повреждено 4 танка, 220 автомашин, 38 подвод с войсками и грузом, 10 зенитных точек, 2 жд эшелона и разгромлено до полка пехоты противника. В воздушных боях сбито 6 и уничтожено на аэродромах 17 самолетов противника. Наши потери — 2 самолета и не вернулось на свои аэродромы 10 самолетов.

Заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии генерал-майор ТИХОМИРОВ

Военный комиссар Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии бригадный комиссар РЫЖКОВ

ЦАМО. Ф. 28(16). Оп. 1072. Д. 481. Л. 269-276. Подлинник.

Оперативная сводка Совинформбюро

Утреннее сообщение 28 января

В течение ночи на 28 января наши войска продолжали вести наступательные бои против немецко-фашистских войск.

Вечернее сообщение 28 января

В течение 28 января наши войска вели с противником упорные бои, в ходе которых нанесли немецко-фашистским войскам большой урон в живой силе и вновь продвинулись вперёд.

В течение 27 января сбито в воздушных боях 12 немецких самолётов и уничтожено на аэродромах 17 самолётов противника. Всего за этот день уничтожено

29 немецких самолётов. Наши потери — 7 самолётов.

За 28 января под Москвой сбито 2 немецких самолёта.

27 января части нашей авиации уничтожили 13 немецких танков, 334 автомашины с пехотой и грузами, более 50 повозок с боеприпасами, 9 орудий с прислугой, 10 зенитно-пулемётных точек, подожгли 2 железнодорожных эшелона, рассеяли и частью истребили 4 батальона пехоты противника.

Образован Крымский фронт

Крымский фронт был образован 28 января 1942 года путём разделения Кавказского фронта и включением в него армий, которые находились на Керченском и Таманском полуостровах, а также в районе Краснодара. Крымскому фронту поставили задачу помогать войскам Севастопольского оборонительного района, нанести удар на Белогорск и создать угрозу выхода в тыл войск противника, блокировавших Севастополь. Командовал фронтом генерал-лейтенант Д.Т. Козлов.

Танки Т-34 с десантом идут в бой в Крыму. Весна 1942 г.
Танки Т-34 с десантом идут в бой в Крыму. Весна 1942 г.

В период 27 февраля  по 13 апреля 1942 года войска Крымского фронта трижды переходили в наступление, но каких-либо результатов не достигли. После незначительного продвижения они вынуждены были перейти к обороне. С 21 апреля 1942 года Крымский фронт вошёл в состав войск Северо-Кавказского направления. Черноморский флот, Азовская военная флотилия, Севастопольский оборонительный район и Северо-Кавказский военный округ  были выведены из подчинения командующего войсками фронта.

Генерал-полковник Фриц Эрих фон Манштейн во время боев за Керчь. Май 1942 г.
Генерал-полковник Фриц Эрих фон Манштейн во время боев за Керчь. Май 1942 г.
Колонна румынских мотоциклистов и грузовиков в окрестностях Керчи. Май 1942 г.
Колонна румынских мотоциклистов и грузовиков в окрестностях Керчи. Май 1942 г.

8 мая 1942 года 11-я немецкая армия перешла в наступление на Керченском полуострове и 16 мая овладела Керчью. Войска Крымского фронта вынуждены были эвакуироваться на Таманский полуостров. Некоторые соединения не смогли покинуть Крым, заняли Аджимушкайские каменоломни и до конца октября 1942 года вели борьбу с противником, не имея запасов пищи, воды, медикаментов, оружия и боеприпасов. 19 мая 1942 года Крымский фронт был расформирован, а его войска переданы Северо-Кавказскому фронту. Бездарное командование фронтом, не только погубило тысячи бойцов Красной Армии, но и отрыло дорогу немецким силам на Кавказ. Таков результат недолгого существования фронта. https://wwii.space/28-01-42-образован-крымский-фронт/

28 января 1941. Британия думает о послевоенном устройстве мира и отношениях с СССР

28 января министр иностранных дел Англии Энтони Иден направил членам английского правительства меморандум по вопросам послевоенного устройства мира и политики Великобритании в отношении Советского Союза. Это великолепный пример британской политики. Она не меняется лет 150. Расклады, которые предлагает кабинету министров Иден, показывают всю тонкость отношений внутри треугольника Лондон-Вашингтон-Москва. Но главное: британцы отлично понимают желания и интересы России, понимают логику этих интересов, даже считают желания справедливыми… Но это другое. Это политика. Сегодня этот документ также актуален. Принципы англосаксонской политики не меняются!

Уинстон Черчилль и Энтони Иден

28 января 1942 г.

Со времени моего разговора со Сталиным в Москве я занимался изучением следующих вопросов:

1) принципы, на которых может быть построено послевоенное сотрудничество России и Англии;

2) наилучшие действия в связи с требованием Сталина признать за Советским Союзом границы 1941 г.2

1. Если предположить, что Германия потерпит поражение, германская военная мощь будет уничтожена и Франция в течение по крайней мере долгого времени останется слабой державой, то в Европе не будет ни одного государства, которое могло бы противостоять России. Однако может оказаться необходимым и в дальнейшем сотрудничать с Россией, во-первых, потому, что иначе она может поддаться искушению сотрудничать с Германией, побужденная к этому историческими тенденциями и экономической необходимостью; во-вторых, для того, чтобы восстановить в наших собственных интересах такое соотношение сил в Европе (уничтоженное поражением Франции), которое могло бы помешать возрождению Германии, и, в-третьих, для того, чтобы в военном отношении Германия была окружена. Правда, Франция, величие которой мы обещали восстановить, может также стать мощной державой в Европе благодаря ее материальным ресурсам и уничтожению германской военной мощи.

Таким образом, соотношение сил в Европе может частично быть восстановлено через возрождение Франции, но это в высшей степени проблематично и, конечно, еще не будет иметь места непосредственно в послевоенный период, о котором мы должны подумать теперь.

2. Всякая оценка возможного курса политики СССР должна зависеть от хода войны, от того, как она отражается на России, от состояния, в котором Советский Союз выйдет из войны, и от обстоятельств, при которых война окончится. Если поражение германских армий состоится главным образом благодаря действию советских войск и до того, как полностью развернется военная мощь Великобритании и США, то позиции России на Европейском континенте будет неприступной. Русский престиж будет настолько велик, что облегчит установление в ряде европейских стран коммунистических правительств, и, естественно. Советский Союз соблазнится вести работу в этом направлении. Более того, русские смогут тогда забрать с германских фабрик оборудование, в котором они будут нуждаться, для восстановления русской промышленности, не считаясь с нуждами Великобритании и США. В результате Советский Союз может стать совершенно независимым от той помощи, за которой при других обстоятельствах он был бы вынужден обращаться к нам и к Америке, а став таким, не захочет больше приспосабливаться к той политике, которую Англия и Америка могут пожелать проводить.

Эта возможность сама по себе является доводом за установление тесных отношений с Советским Союзом уже теперь, пока его политика еще расплывчата, чтобы иметь как можно больше влияния на формирование его политики в будущем.

3. Но если Россия будет окончательно истощена войной, тогда, нуждаясь в англо-американской помощи для восстановления страны. Сталин будет вынужден, хотя бы временно, следовать политике, наиболее приемлемой при таком менее монопольном положении СССР. Если бы мы были уверены, что события развернутся именно таким образом, то можно было бы считать, что нам не нужно идти на уступки и жертвы на данной стадии и что мы сможем добиться того, чтобы Сталин неизбежно равнял свою политику по политике Великобритании и Америки, ибо он зависел бы от этих двух стран в конце войны. Но очевидно, что мы не можем рисковать, рассчитывая на это, и простое благоразумие требует, чтобы мы в наших планах исходили из предпосылки, что если мы хотим сотрудничества русских после войны, то должны быть готовы сделать для них эту политику выгодной. Более того, применение такой политики будет трудным и необоснованным процессом, и если мы хотим ей следовать, то должны начать вести ее уже сейчас, не дожидаясь окончания войны.

4. Безусловно, на практике будет трудно согласовывать англо-русское сотрудничество с англо-американским… В Америке до сих пор широко распространены недоверие и нелюбовь к России, усилившиеся после подписания последнего пакта с Германией и нападения России на Финляндию. Но поскольку мнение Америки принимает все более реальное направление под влиянием войны, то это отношение может постепенно измениться, особенно потому, что русские могут оказать ценную помощь Америке в предупреждении возрождения японского милитаризма на Дальнем Востоке. Вопрос о Балтийских государствах является первым примером столкновения принципов СССР и США: советское правительство одобрило Атлантическую хартию, но в то же время пытается обойти один из ее принципов, а США, по крайней мере в данный момент, считают их священными. Если дело дойдет до прямого политического конфликта и нам нужно будет выбирать между США и СССР, мы, несомненно, решим вопрос в пользу англо-американского сотрудничества, как более необходимого, более естественного, основанного на более широкой и давней базе, чем англо-русское сотрудничество.

5. С другой стороны, мы должны будем удерживаться от каких-либо действий, которые могут усилить уже существующее у советского правительства подозрение, что мы намерены рассматривать заключение мира только как англо-американское дело, где русские интересы могут быть игнорированы или не учтены.

6. На практике это означает, что, для того чтобы успешно примирить наиболее уязвимые места американской и русской политики и координировать нашу политику с политикой той и другой страны, нужно советоваться с американским правительством по всем пунктам наших переговоров с советским правительством и добиться его одобрения или по крайней мере согласия на все англо-советские мероприятия. Там, где возможно, мы будем прибегать к обсуждению и решениям с участием всех трех сторон.

7. При рассмотрении п.2, а именно: способа наилучших действий в связи с требованием Сталина признать за СССР границы 1941 г., возникают затруднения, вытекающие из наших собственных интересов:

а) на первый взгляд требование Сталина кажется умеренным, если мы подумаем о том, что он мог бы потребовать гораздо большего, например контроля над Дарданеллами, сферы влияния на Балканах, одностороннего навязывания Польше русско-польской границы, доступа к Персидскому заливу и к Атлантическому океану с предоставлением русским норвежской и финской территорий. Конечно, нам могут возразить, что у нас нет оснований полагать, что теперешнее требование Сталина является окончательным и что за ним в свое время не последуют другие требования. Но даже если это и так, то удовлетворение нами этого требования не означает, что мы не будем противиться дальнейшим требованиям, которые могут последовать. Поступая таким образом, мы только усилим наши позиции;

б) с чисто стратегической точки зрения как раз в наших интересах, чтобы Россия снова обосновалась в Прибалтике, с тем чтобы иметь возможность оспаривать у Германии господство на Балтийском море лучше, чем она могла это делать с 1918 г„ когда для доступа к Балтийскому морю у нее имелся только Кронштадт;

в) конечно, нельзя делать эту или другую уступку Сталину без того, чтобы не потребовать соответствующей услуги за услугу. По своей восточной манере мыслить он истолковал бы как проявление слабости то обстоятельство, если бы мы этого не потребовали. Кроме того, настаивая на этом, мы устанавливаем правило, что взаимные уступки нам являются необходимым условием, а это затруднит советское правительство оказывать на нас нажим и требовать дальнейших уступок, то есть толкать нас на «скользкий путь».

Список возможных контртребований, которые мы могли бы предъявить, я указываю в приложении;

г) нельзя отрицать того, что требование Сталина о Прибалтийских государствах и требование (хотя и в меньшей степени) о финской и бессарабской территориях едва ли находятся в соответствии с принципами Атлантической хартии, в которой говорится о том, что союзные государства не стремятся к территориальному или иному расширению и к таким территориальным изменениям. которые могут идти против свободно выраженной воли самого народа, что они хотят восстановления суверенных прав и самоуправления там, где последние были насильно отняты. Удовлетворение требований Сталина также противоречит изложенному в хартии условию, что союзники будут уважать право всех народов самим выбирать желательную им форму правления.

Правда. Сталин может возразить, что:

1) он требует возвращения только того, что уже являлось русской территорией до войны и что теперь оккупировано немцами;

2) Прибалтийские государства сами голосовали за присоединение к СССР в соответствии с принципами, изложенными в Атлантической хартии;

3) финская и румынская территории были предоставлены СССР по договорам, законно заключенным с Финляндией и Румынией;

д) если мы соглашаемся с изложенной мной в первой части меморандума необходимостью тесного сотрудничества с Советским Союзом после войны, то я считаю, что доводы в пользу удовлетворения требований Сталина убедительны, если бы не серьезное затруднение, создаваемое Атлантической хартией, и боязнь Америки ко всему, что носит характер принесения в жертву свободы независимых наций. Мы должны также учесть, что американское правительство, вероятно, будет весьма недовольно нашими уступками советскому правительству в том, что оно считает основными, принципиальными вопросами.

8. Совсем нелегко решить, каково было истинное намерение Сталина, когда он настаивал именно на этом требовании при подобных обстоятельствах. Наше согласие или наш отказ не могут в какой-либо форме отразиться на русских послевоенных границах: ни мы, ни Америка не сможет заставить СССР уйти с занятой им в конце войны территории. Однако возможно, что Сталин имеет цель испытать, насколько правительство его величества готово сделать безоговорочные уступки для обеспечения послевоенного сотрудничества с Советским Союзом, иными словами, посмотреть, какое значение мы придаем этому сотрудничеству и насколько для достижения его готовы пожертвовать своими принципами. Если в самом деле цель Сталина такова, то надо полагать, что он не согласится на меньшее или на замену этого требования другим.

Сэр Криппс, с которым я советовался после его возвращения из России, считает, что вопрос стоит так: все или ничего, что наш отказ удовлетворить Сталина будет означать разрушение всяких перспектив плодотворного сотрудничества с советским правительством в наших обоюдных интересах, что советская политика повернет на путь преследования собственных эгоистических интересов, а это может иметь непредсказуемые последствия для послевоенного периода. Я обещал Сталину, что поставлю этот вопрос на обсуждение перед правительством его величества и правительствами доминионов. Я думаю, что нам не надо больше откладывать обсуждение данного вопроса и с президентом Рузвельтом.

9. Даже если мы почти не надеемся, что Сталин согласится на какое-либо урезывание его требований, я предложил бы передать на рассмотрение Рузвельта весь вопрос в целом так, как он представляется нам.

Одна сторона этого вопроса совершенно непосредственно относится к американским ближайшим перспективам войны: наш ответ на требование Сталина может при известных обстоятельствах повлиять на решение русских объявить войну Японии или воздержаться от этого. Если, как мы предполагаем, президент будет возражать против нашего полного удовлетворения русских требований, то я предложил бы президенту рассмотреть вопрос О том, можем ли мы при особых обстоятельствах предложить Сталину взамен тот или другой проект, который должен был бы удовлетворить его, если его теперешнее требование действительно выдвинуто в интересах безопасности, а не для того, чтобы посмотреть, насколько он может заставить нас пожертвовать нашими принципами и подвергнуть опасности наши отношения с США. Нужно, чтобы президент не только согласился на это, но и принял участие в таких предложениях, потому что Сталин, возможно, скорее примет от США то, что он отказался бы принять от одной только Англии.

10. Любое предложение, которое мы сделаем, должно базироваться на требовании русской «безопасности», к которой Советский Союз стремится с 1917 г. (то есть создания такого стратегического положения, которое помогло бы советскому правительству довести до конца социальную экономическую корпорацию внутри России, не боясь иностранной интервенции и войны), исходя из чего мы могли бы предложить Сталину по крайней мере две альтернативы:

а) русские базы в Прибалтийских государствах.

Мы могли бы сказать Сталину, что… сейчас мы не видим оснований для восстановления границ 1941 г., однако… Великобритания могла бы дать гарантии, что, исходя из интересов советской безопасности, она в нужный момент поддержит требования советского правительства о создании советских баз на территориях, смежных с Россией, особенно на Балтике и в Черном море, откуда можно угрожать безопасности Советского Союза. Принятие советским правительством такой гарантии не помешает ему выставить на мирной конференции требование о поглощении Прибалтийских государств, Бессарабии и части Финляндии, а правительство его величества тем временем получит возможность воздержаться от предварительного принятия или удовлетворения подобного требования, если оно будет выставлено на мирных переговорах.

Создание баз одной страны на территории другой применялось также США, и надо полагать, что Америка встретит данное предложение благоприятно. Весьма вероятно, что мы сами также прибегнем к этому методу после войны. Кроме того, советское правительство первым осуществило указанную идею в 1939 г. в отношении Прибалтийских государств;

б) установление советским правительством контроля над внешней политикой и обороной в Прибалтийских государствах.

Я обязан британскому послу в Вашингтоне формулой, которая позволяет оставить как бы нетронутой внутреннюю автономию Прибалтийских государств и фактически передать советскому правительству весь контроль над этими странами, необходимый русским с точки зрения их безопасности.

Эта формула заключается в следующем:

«Мы желаем и намерены работать вместе с Вами после и считаем, что тесное сотрудничество существенно для обеих сторон и для поддержания мира в Европе. Мы понимаем важность, которую Вы придаете границам июня 1941 г., исходя из соображений Вашей собственной безопасности. Мы не возражаем против этой границы, которую Вы установили с Финляндией, потому что финны позволили Гитлеру использовать себя как оружие в его руках, и мы, конечно, не защищаем Румынию. Однако мы исходим из принципов Атлантической хартии, к которой Вы, господин Сталин, присоединились, и из того, что может означать для нашего положения твердое решение вопроса о Прибалтийских государствах.

Для того чтобы примирить Ваше требование безопасности и наши общие обязательства по Атлантической хартии, мы окажем Вам поддержку при заключении мира, если Вы потребуете, чтобы внешняя политика и вопросы обороны в Прибалтийских государствах были переданы Советскому Союзу, который для этой цели получит возможность установления на их территории любого необходимого управления и контроля».

Эта формула может примирить желание советского правительства, наши обязательства по Атлантической хартии и американское болезненное восприятие.

11. Мы не должны забывать вопроса о Литве. Польское правительство высказало желание, чтобы мы не вступали ни в какие переговоры относительно будущей передачи советскому правительству Литвы, не посоветовавшись с ним. Надо полагать, что его намерением является создание польско-литовского союза после войны.

Этот план, конечно, совершенно противоположен советскому плану об аннексии Литвы и даже противоречит предложению о советском контроле над внешней политикой и обороной Прибалтийских государств. Однако его юридически можно увязать с компромиссным решением, по которому советское правительство будет иметь только базы в этих государствах.

Если Сталин будет настаивать (что он, несомненно, намерен сделать) на принятии «линии Керзона» как новой польско-русской границы, то Польша не будет иметь с Литвой общей пограничной линии, если только она не присоединит Восточной Пруссии (на что, как сказал Сталин, он готов согласится. Поэтому с географической точки зрения польские намерения в отношении Литвы могут стать практической политикой только в случае, если Польша получит от Советского Союза границу с Россией значительно дальше к востоку от «линии Керзона» или же разрешение аннексировать Восточную Пруссию.

12. В заключение я просил бы уполномочить лорда Галифакса объяснить обстановку правительству США и, если возможно, лично президенту Рузвельту и спросить его, не согласится ли он (ввиду чрезвычайных обстоятельств с тем, чтобы мы удовлетворили требования Сталина в том виде, как они есть, а в случае отрицательного ответа — поддержать нас при выдвижении нами этого или другого контрпредложения, упомянутого в моем меморандуме. Это нужно сделать как можно скорее, поскольку Сталину было обещано, что решение английского правительства и правительства доминионов последует через 3-4 недели после моего возвращения в страну».

Министр иностранных дел https://teletype.in/@ww_ii/9UrwIctwdj6

Франц Гальдер «Военный дневник»

27 января 1942 года, 220-й день войны

Обстановка в общем существенно не изменилась.

Обозначилась основная группировка противника в районе прорыва на фронте 17-й армии. Она действует против западного фланга армии и частично — против южного фланга 6-й армии. Действенные контрмеры могут быть приняты группой армий лишь в начале февраля. Требуются дополнительные силы.

На фронте группы армий «Центр», прежде чем вести наступление через Сухиничи в северном направлении, необходимо ликвидировать группировку противника в районе к западу от 53-го армейского корпуса. Восстановление положения в районе бреши между 4-й танковой и 4-й армиями (район восточное Медыни) по-прежнему связано с большими трудностями. Части противника, отрезанные в результате нашего удара под Ржевом, а также 3-я и 4-я ударные армии противника начинают заметно активизироваться в районе к северу от шоссейной дороги Смоленск — Вязьма. Принимаются меры по прикрытию этой дороги.

На фронте группы армий «Север» противник добился тактического успеха на Волхове. Началось наступление противника на ладожском участке…http://militera.lib.ru/db/halder/1942_01.html

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.