29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

отadmin

Ноя 29, 2023
29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

29 ноября 1943 года. 891-й день войны

Западный фронт. Войска фронта силами левофланговой 10-й армии продолжали наступление. Преодолевая упорное сопротивление противника, и отбивая его контратаки, наступающие части продвинулись вперёд до 2 км.

Белорусский фронт. Гомельско-Речицкая операция. Войска фронта продолжали наступление на прежних направлениях и, преодолевая упорное сопротивление противника, продвинулись на 2-8 км.

1-й Украинский фронт. Киевская оборонительная операция. Войска фронта частью сил 60-й и 1-й Гвардейской армий отражали атаки небольших групп врага.

Части 1-й Гвардейской кавдивизии 60-й армии, не выдержав атаки до батальона пехоты с танками противника, оставили населённый пункт Гарборов.

2-й Украинский фронт. Знаменская операция. Войска фронта продолжали упорные наступательные бои, отражая сильные контратаки пехоты и танков врага в районе Диковки и Александрии.
Соединения 52-й армии продолжали штурмовать Черкассы и овладели 25-ю городскими кварталами. Черкасский гарнизон немцев продолжал безуспешные попытки прорыва из окружения.

29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

Из оперативных данных штаба флота

На севере. Пл М-107 возвратилась в базу с позиции у Варде, а М-104 вышла в этот же район.

Установилась нелётная погода. 3 тщ тралили фвк. Внутренние переходы выполнили 16 кораблей, судов и катеров.

На западе. Сохранялась нелётная погода. Сетевой заградитель «Онега» и МО-314 прибыли в Кронштадт, а МО-304 и МО-309, не обнаружив разведчиков, вернулись в бухту Батарейная.

Продолжалось траление фвк №№ 1-а, 1-б и 214-а. Перевозки грузов и людей в Невской губе и на трассах Ладоги происходили бесперебойно. Началось ледообразование. Из Новой Ладоги на поиск шлюпки с разведчиками вышла кл «Конструктор».

Противник обстрелял Васильевский остров Ленинграда и Ораниенбаум.

На юге. Вследствие штормовой погоды на Керченский п-ов было доставлено всего 230 человек, автомашина с PC, 25 автомашин, 153 т боеприпасов разного груза. В р-н Эльтигена питание не подвозилось. Артиллерия Керченской ВМБ вела огонь по вражеским бдб. Неприятель обстреливал наши батареи № 640 и 663. Авиация вела разведку плавсредств противника на коммуникациях у южного побережья Крыма, штурмовала плавсредства врага в порту Одесса, пото-пив 1 тн (2000 т) и 2 баржи, повредив 1 тн.

Пл М-111 вышла из Очамчире на позицию к Сулине.

Внутренние переходы выполнили 23 корабля, судна и катера. В результате шторма на берег Таманского п-ова было выброшено 19 ед. плавсредств.

Сводки Советского Информбюро за 29 ноября 1943 года Великой Отечественной войны

29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

В течение 29 ноября между реками Сож и Днепр, северо-западнее Гомеля, наши войска, преодолевая сопротивление противника, с боями заняли более 40 населённых пунктов; среди них крупные населённые пункты Чамышель, Норковщина, Дубовица, Ветвица, Причалесня, Дербичи, Гавли, Наспа, Ясная Поляна, Еленец, Кленовица, Смычок.

Между реками Днепр и Березина, южнее Жлобина, наши войска с боями продвигались вперёд и заняли населённые пункты Шихово, Стрешин, Липы, Марс, Первомайский, Косаковка, Ляды, Забродье.

В районе нижнего течения реки Припять наши войска, преодолевая сопротивление противника, овладели несколькими сильно укреплёнными опорными пунктами его обороны.

В районе Коростень, Черняхов и Брусилов наши войска отбивали атаки пехоты и танков противника.

В районе Черкассы наши войска, продолжая вести бои по расширению плацдарма на правом берегу Днепра, овладели сильно укреплёнными опорными пунктами противника Русская Поляна, Дубиевка, Броды, Кирилловка, Терновка.

Юго-западнее Кременчуга наши войска, преодолевая сопротивление и контратаки противника, продолжали вести наступательные бои и овладели несколькими укреплёнными опорными пунктами.

В излучине Днепра, юго-западнее Днепропетровска, наши войска в результате упорных боёв овладели сильно укреплёнными опорными пунктами противника Михайловка, Бутовичева, Водяный, Красный Яр, Григорьевка, Ликнеп, Тракторный, Николай-Поле, Hово-Вознесенский, Петрополь, Многотрудный, Ново-Августиновка, Ново-Александровка.

На других участках фронта — разведка и артиллерийско-миномётная перестрелка.

В течение 28 ноября наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 104 немецких танка. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 47 самолётов противника.

Северо-западнее Гомеля наши войска, преодолевая сопротивление противника, продвинулись вперёд и заняли более 40 населённых пунктов. Немцы, опираясь на заранее укреплённые пункты, пытаются задержать наступление советских войск. Бойцы Н-ского соединения сегодня окружили и уничтожили гарнизоны нескольких опорных пунктов противника. Истреблено свыше 800 вражеских солдат и офицеров. Захвачено несколько артиллерийских и миномётных батарей, большое число автоматов, винтовок и два склада боеприпасов. Взяты пленные. В одном населённом пункте сдалась в плен рота гитлеровцев во главе с командиром роты.

В районе нижнего течения реки Припять наши войска заняли несколько опорных пунктов противника. Части Н-ского соединения уничтожили до батальона гитлеровцев, 4 артиллерийских батареи и бронемашину противника. Захвачено свыше 100 подвод с хлебом, награбленным немцами у местных жителей, 200 лошадей, много стрелкового оружия и боеприпасов.

В районе Черняхова и Брусилова противник продолжал атаки силами мотопехоты и танков. Наши войска, отбивая атаки гитлеровцев, нанесли им большие потери. Сожжено и подбито 26 немецких танков, 9 самоходных орудий и 2 бронетранспортёра. На поле боя осталось до 900 вражеских трупов.

Наши лётчики наносили удары по боевым порядкам противника и уничтожили до 30 немецких танков, 200 автомашин и 10 бронетранспортёров.

В районе Черкассы, на правом берегу Днепра, наши войска выбили немцев из сильно укреплённых опорных пунктов Русская Поляна и Дубиевка. Развивая успех, наши бойцы заняли также населённые пункты Броды, Кирилловку и Терновку. В боях за эти пункты уничтожено до 1.500 гитлеровцев, сожжено 17 немецких танков, 3 бронемашины и 3 самоходных орудия. Захвачена у противника батарея 150 мм гаубиц и много других орудий.

Юго-западнее Кременчуга части Н-ского соединения в результате умелого манёвра захватили сильно укреплённый опорный пункт противника. В бою за этот пункт уничтожено до 300 немецких солдат и офицеров. Немцы контратакой пытались восстановить положение, но были отброшены и вновь понесли значительные потери.

В излучине Днепра, юго-западнее Днепропетровска, наши войска в результате ожесточённых боёв овладели рядом населённых пунктов. В упорных боях уничтожено 11 немецких танков, 20 орудий, 19 миномётов, до 40 автомашин и 2 автоцистерны. Противник понёс большие потери в живой силе.

Наша авиация бомбила скопления немецких войск и воинские эшелоны противника на железнодорожном узле Апостолово. В результате бомбардировки возникло много пожаров, сопровождавшихся сильными взрывами. В воздушных боях за день наши лётчики сбили 34 немецких самолёта.

В Баренцевом море потоплен немецкий транспорт водоизмещением в 10 тысяч тонн. Кроме того, потоплены минный заградитель водоизмещением в 3 тысячи тонн, тральщик водоизмещением в 800 тонн и сторожевой катер противника.

Партизанский отряд, действующий в одном из районов Минской области, 5 ноября разгромил немецкую карательную экспедицию. Партизаны истребили более 100 и взяли в плен 20 вражеских солдат и офицеров. 18 ноября противник снова пытался окружить партизан. Советские патриоты подпустили немцев на близкое расстояние, а потом открыли ружейно-пулемётный огонь. Уничтожено несколько десятков гитлеровцев. Захвачено у немцев 6 пулемётов и 10 повозок с патронами.

Из советских городов и сёл, оккупированных немецкими захватчиками, поступают сведения о том, что в связи с продвижением Красной Армии на запад немецкие власти пытаются замести следы кровавых преступлений, совершённых ими на советской земле. Так, например, в районе Себежа немцы заставили местных жителей выкопать трупы расстрелянных мирных граждан.

После того, как трупы были вырыты и сожжены, немцы расстреляли всех советских людей, которые принимали участие в разрытии могил. Получено также сообщение о том, что в окрестностях Бобруйска немцы откапывают массовые могилы советских граждан, замученных и расстрелянных фашистскими извергами за время оккупации. Специальные команды вскрывают ямы и рвы, вытаскивают трупы, обливают бензином, а затем сжигают их. Гитлеровские людоеды, видимо, надеются таким путём уничтожить все улики, свидетельствующие об их чудовищных преступлениях. Однако советскому народу хорошо известно всё, что натворили немецко-фашистские мерзавцы и в Бобруйске, и в Себеже, и в других временно оккупированных ими советских районах. Гитлеровцам не удастся уйти от ответственности за все их преступления.

29 ноября 1943. Церемония передачи почетного меча – дара короля Великобритании Георга VI гражданам

29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

Церемония передачи почетного меча – дара короля Великобритании Георга VI гражданам Сталинграда в ознаменование героической обороны города.

Почетный меч (Меч Сталинграда) вручен 29 ноября 1943 года премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем Маршалу Советского Союза Иосифу Сталину в присутствии президента США Франклина Рузвельта и почетного караула на церемонии, приуроченной к открытию Тегеранской конференции.

Меч Сталинграда — наградной меч, изготовленный по специальному указу короля Великобритании Георга VI в знак восхищения мужеством и стойкостью защитников Сталинграда. Хранится в музее Сталинградской битвы. Вручение меча состоялось в советском посольстве в Тегеране.

29 ноября 1943. Тегеранская конференция. Запись беседы Сталина с Рузвельтом в 14.30

29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны
Сталин и Рузвельт. Тегеран 1943

Рузвельт говорит, что он прежде всего хотел бы передать маршалу Сталину некоторые материалы. Он, Рузвельт, получил отчет одного американского офицера, который провел шесть недель у партизан вместе с Тито. Рузвельт говорит, что он хотел бы, чтобы маршал Сталин ознакомился с этим отчетом, и просит Сталина вернуть этот материал после ознакомления. Далее Рузвельт вручает Сталину записку относительно предложения американской делегации на Московской конференции о предоставлении баз для американских бомбардировщиков, которые будут производить сквозную бомбардировку Германии. Рузвельт говорит, что он хотел бы также передать маршалу Сталину два предложения: относительно подготовки к использованию советских авиабаз в Приморском крае и относительно подготовки к проведению военно-морской операции в северо-западной части Тихого океана.

Вручая Сталину две записки по этим вопроcам, Рузвельт говорит, что он, конечно, считает это дело совершенно секретным, и обещает, что будут приняты все меры для того, чтобы эта секретность соблюдалась. Рузвельт говорит, что кроме этого вопроса имеется много других дел, которые он, Рузвельт, хотел бы обсудить с маршалом Сталиным, в частности было бы хорошо обсудить вопрос о будущем устройстве мира. Было бы желательно сделать это еще до отъезда. Рузвельт говорит, что необходимо создать такую организацию, которая действительно обеспечила бы длительный мир после войны. Именно с этой целью он, Рузвельт, и предложил подписать во время Московской конференции декларацию четырех держав, включив в нее Китай, который также будет иметь большое значение для будущего мира. Рузвельт добавляет, что он не спешит с тем, чтобы обсудить вопрос о подобного рода организации, но он был бы рад сделать это еще до отъезда.

Сталин замечает, что ничего такому обсуждению не препятствует и что этот вопрос можно обсудить.

Рузвельт говорит, что, как он представляет себе, после окончания войны должна быть создана мировая организация, которая будет основана на принципах Объединенных Наций, причем она будет заниматься не военными вопросами. Она не должна быть похожа на Лигу наций. Она будет состоять из 35, а может быть, из 50 Объединенных Наций и будет давать рекомендации. Никакой другой власти, кроме дачи рекомендаций, эта организация не должна иметь. Такая {102} организация должна заседать не в одном определенном месте, а в разных местах. Это было бы весьма эффективно. В качестве примера Рузвельт приводит встречи 21 американской республики, которые никогда не происходят по два раза в одном и том же месте.

Сталин спрашивает, идет ли речь о европейской или о мировой организации.

Рузвельт отвечает, что это должна быть мировая организация.

Сталин спрашивает, из кого будет состоять исполнительный орган этой организации.

Рузвельт отвечает, что он не помнит всех деталей, но он полагает, что исполнительный комитет будет состоять из СССР, Великобритании, США, Китая-двух европейских стран, одной южноамериканской страны, одной страны Среднего Востока, одной азиатской страны (кроме Китая), одного из британских доминионов. Рузвельт говорит, что Черчилль не согласен с этим предложением, так как англичане в этом случае будут иметь только два голоса — Великобритании и одного из доминионов. Рузвельт говорит далее, что исполнительный комитет мог бы собраться в ближайшее время, но лучше не в Женеве и не в другом подобном специфическом месте. Этот исполнительный комитет занимался бы сельскохозяйственными, продовольственными, экономическими проблемами, а также вопросами, здравоохранения. Кроме этого комитета существовал бы, если можно так сказать, полицейский комитет, то есть комитет стран, который следил бы за сохранением мира и за тем, чтобы не допустить новой агрессии со стороны Германии и Японии. Это был бы третий орган.

Сталин спрашивает, принимал ли бы этот комитет решения, обязательные для других стран. Если бы какая-либо страна отказалась выполнить принятое этим комитетом решение, что было бы тогда?

Рузвельт отвечает, что в таком случае страна, отказавшаяся выполнить решение, была бы лишена возможности в дальнейшем участвовать в решениях этого комитета.

Сталин спрашивает, будут ли исполнительный комитет и полицейский комитет частью общей организации или же это будут отдельные органы.

Рузвельт отвечает, что это будут три отдельных органа. Общая организация будет состоять из 35 Объединенных Наций. Исполнительный комитет, как он уже говорил, будет состоять из 10 или 11 стран. Полицейский же комитет будет состоять всего из 4 стран: Советского Союза, Соединенных Штатов, Великобритании и Китая. Рузвельт продолжает, что его мысль заключается в том, что если создастся опасность агрессии или же нарушения мира каким-либо иным образом, то необходимо иметь такой орган, который мог бы действовать быстро, так как тогда не будет достаточно времени для {103} того, чтобы обсуждать этот вопрос даже в таком органе, как исполнительный комитет.

Сталин замечает, что это будет, следовательно, орган, который принуждает.

Рузвельт говорит, что он хотел бы привести в качестве примера следующий факт: когда в 1935 году Италия без предупреждения напала на Абиссинию, он, Рузвельт, просил Францию и Англию закрыть Суэцкий канал для того, чтобы не дать возможности Италии продолжать эту войну. Однако ни Англия, ни Франция ничего не предприняли, а передали этот вопрос на решение Лиги наций. Таким образом, Италии была предоставлена возможность продолжать агрессию. Орган, который сейчас предлагает Рузвельт, включающий в себя лишь 4 страны, будет иметь возможность действовать быстро, и в такого рода случаях он смог бы быстро принять решение о закрытии Суэцкого канала.

Сталин говорит, что он понимает это.

Рузвельт говорит, что он очень рад тому, что ему удалось познакомить маршала Сталина со своими соображениями. Они, конечно, носят еще общий характер и нуждаются в детальной разработке. Он, Рузвельт, хотел избежать ошибок прошлого, поэтому он полагает, что было бы полезно создать, во-первых, полицейский комитет, состоящий из 4 стран; во-вторых, исполнительный комитет, который будет заниматься всеми проблемами, кроме военных; в-третьих, общий орган, в котором каждая страна сможет говорить, сколько она хочет, и где малые страны смогут выразить свое мнение.

Сталин говорит, что, как ему кажется, малые страны в Европе будут недовольны такого рода организацией. Может быть, было бы целесообразно создать европейскую организацию, в которую входили бы три страны — США, Англия и Россия и, может быть, еще какая-либо из европейских стран. Кроме того, вторую организацию, например организацию по Дальнему Востоку. Может быть, так было бы лучше. Сталин говорит, что он считает саму схему, изложенную президентом, хорошей, но, может быть, создать не одну, а две организации: одну европейскую, а вторую — дальневосточную или, может быть, мировую. Таким образом, могли бы быть либо европейская и дальневосточная организации, либо европейская и мировая организации. Сталин говорит, что он хотел бы слышать мнение президента по этому поводу.

Рузвельт говорит, что это предложение до некоторой степени совпадает с предложением Черчилля. Разница только в том, что Черчилль предложил одну европейскую, одну дальневосточную и одну американскую организации. Но дело в том, что США не могут быть членом европейской организации. Рузвельт говорит, что нужно только такое огромное потрясение, как нынешняя война, для того {104} чтобы заставить американцев направить свои войска за океан. Если бы Япония в 1941 году не напала на США, то он, Рузвельт, никогда не смог бы заставить конгресс послать американские войска в Европу.

Сталин спрашивает — в случае создания мировой организации, которую предложил Рузвельт, американцам пришлось бы посылать войска в Европу?

Рузвельт говорит, что не обязательно. В случае, если бы возникла необходимость применения силы против возможной агрессии, Соединенные Штаты могли бы предоставить свои самолеты и суда, а ввести войска в Европу должны были бы Англия и Россия. Для применения силы против агрессии имеется два метода. Если создастся угроза революции или агрессии или другого рода опасность нарушения мира, то страна, о которой идет речь, может быть подвергнута карантину с тем, чтобы разгоревшееся там пламя не распространилось на другие территории. Второй метод заключается в том, что четыре нации, составляющие комитет, могут предъявить данной стране ультиматум прекратить действия, угрожающие миру, указав, что в противном случае эта страна подвергнется бомбардировке или даже оккупации. Рузвельт говорит, что он, во всяком случае, обдумает предложение Сталина.

Сталин говорит, что во время вчерашнего обеда, когда Рузвельт уже ушел, он, Сталин, имел разговор с Черчиллем относительно сохранения мира в будущем. Надо сказать, что Черчилль очень легко смотрит на это дело. Он считает, что Германия не сможет скоро восстановиться. Сталин говорит, что он с этим не согласен. Он считает, что Германия может скоро восстановиться. Для этого ей потребуется всего 15-20 лет. Если Германию ничего не будет сдерживать, то Сталин опасается, что Германия скоро сможет восстановиться. Для этого Германии потребуется немного лет. Первая большая война, начатая Германией в 70-м году прошлого столетия, закончилась в 71-м году. Всего через 42 года после этой войны, то есть в 1914 году, Германия начала новую войну, а через 21 год, то есть в 1939 году, Германия вновь начала войну.

Как видно, срок, необходимый для восстановления Германии, сокращается. Он и в дальнейшем, очевидно, будет сокращаться. Какие бы запреты мы ни налагали на Германию, немцы будут иметь возможность их обойти. Если мы запретим строительство самолетов, то мы не можем закрыть мебельные фабрики, а известно, что мебельные фабрики можно быстро перестроить на производство самолетов. Если мы запретим Германии производить снаряды и торпеды, то мы не можем закрыть ее часовых заводов, а каждый часовой завод может быть быстро перестроен на производство самых важных частей снарядов и торпед. Поэтому Германия может снова восстановиться и начать агрессию.

Для того чтобы предотвратить агрессию, тех органов, которые намечается создать, будет недостаточно. Необходимо иметь возможность занять наиболее важные стратегические пункты с тем, чтобы Германия не могла их захватить. Такие пункты нужно занять не только в Европе, но и на Дальнем Востоке для того, чтобы Япония не смогла начать новой агрессии. Этот орган, который будет создан, должен иметь право занимать стратегически важные пункты. В случае угрозы агрессии со стороны Германии или Японии эти пункты должны быть немедленно заняты с тем, чтобы окружить Германию и Японию и подавить их. Хорошо было бы принять решение о том, чтобы та организация, которая будет создана, имела право занимать важные в стратегическом отношении пункты. Сталин говорит, что таковы его соображения.

Рузвельт отвечает, что он согласен с маршалом Сталиным на сто процентов.

Сталин замечает, что в таком случае все обеспечено.

Рузвельт говорит, что он может быть так же тверд, как и маршал Сталин. Что касается Германии, то, конечно, немцы могут перестроить свои заводы на военное производство, но в этом случае необходимо будет действовать быстро, и если будут приняты решительные меры, то Германия не будет иметь достаточно времени для того, чтобы вооружиться. За этим и должен будет следить комитет четырех наций, о котором он, Рузвельт, говорил.

Сталин говорит, что сейчас предстоит церемония передачи меча от короля Георга VI городу Сталинграду.

Рузвельт говорит, что он знает об этом. Рузвельт замечает, что он и маршал Сталин сделали большой прогресс в переговорах.

(Беседа продолжалась 1 час 10 мин.)

29 ноября 1943. Тегеранская конференция. Запись второго заседания глав правительств

Начало заседания в 16 час.

Конец заседания в 19 час. 40 мин.

29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

Рузвельт. Я не знаю, что было сегодня утром на совещании военных. Поэтому я предлагаю, чтобы маршал Ворошилов, генерал Брук и генерал Маршалл сделали нам сообщение о своей работе.

Сталин. Я согласен, но, кажется, у военных дело не готово.

Черчилль. Я думаю, что было бы все-таки полезно заслушать военных.

Брук. Наше сегодняшнее совещание не было закончено. В первую очередь мы рассмотрели возможные военные операции и их связь между собой. Мы рассмотрели операцию «Оверлорд» и все вытекающие из нее последствия. Мы уделили внимание тому промежутку времени, который остается, считая от настоящего времени, до срока осуществления операции «Оверлорд»; мы приняли во внимание тот факт, что если мы не предпримем активных операций в Средиземном море в этот промежуток времени до осуществления «Оверлорда», то мы дадим немцам возможность перебросить свои войска на советско-германский фронт или перебросить их на запад, в целях противодействия «Оверлорду».

Мы рассмотрели возможность продолжения наших операций в Италии, где мы удерживаем немецкие дивизии и где у нас сконцентрированы крупные силы.

Мы также рассмотрели вопрос о желательности оказания помощи партизанам в Югославии в смысле улучшения их снабжения с тем, чтобы они сковали возможно больше немецких сил.

Мы затем обратили внимание на восток и рассмотрели вопрос о желательности вступления Турции в войну и о том, какие последствия это может иметь в смысле помощи нам в ведении войны и в смысле открытия Дарданелл для снабжения Советского Союза, а также открытия пути на Балканы. Мы рассмотрели возможные операции в Южной Франции в комбинации с операцией «Оверлорд».

Начальник штаба британских военно-воздушных сил сделал обзор операций англо-американских военно-воздушных сил против {109}Германии и показал воздействие этих операций на общий ход войны. Генерал Маршалл сообщил цифры, относящиеся к концентрации американских сил в Англии, а я рассказал о подготовке британских войск к переходу от обороны к наступлению.

Маршал Ворошилов задал несколько вопросов, на которые мы постарались дать ответы. При этом маршал Ворошилов изложил точку зрения, высказанную вчера маршалом Сталиным на совещании в отношении операций, которые должны быть предприняты в будущем году. Вот приблизительно все, что мы успели рассмотреть в течение нашего заседания сегодня утром.

Может быть, генерал Маршалл имеет что-нибудь добавить к моему сообщению?

Маршалл. Мне остается немного добавить к тому, что было сказано генералом Бруком. Он сделал достаточно подробное сообщение. Для американцев проблемой являются не людские ресурсы, а тоннаж, специальные десантные средства, а также наличие авиабаз в районе, достаточно близко расположенном к району операций. Когда я говорю о десантных средствах, я имею в виду специальные десантные суда, на которых можно перевозить до 40 танков или автомашин. Как раз количество именно этих судов является ограниченным.

Переброска в Англию американских войск, снаряжения и боеприпасов проходит по плану. В Англию уже перевезен 1 миллион тонн всякого снаряжения. Однако лимитирующим фактором по-прежнему являются десантные средства. Мы имеем план производства десантных средств, который был расширен как в Соединенных Штатах, так и в Англии. Ускорение производства десантных средств приведет к увеличению их количества для вторжения через Канал и для операций в Средиземном море. Говоря коротко, подготовка к операции «Оверлорд» в том, что касается материалов и людских ресурсов, проходит по плану. Проблемой является главным образом транспорт и распределение десантных средств. Как сообщил генерал Брук, из Италии уже было переброшено несколько дивизий.

Ворошилов. Сообщения генералов Брука и Маршалла соответствуют той беседе, которую мы имели сегодня утром. Мои вопросы касались уточнения технической подготовки к операции «Оверлорд», и на них были даны ответы так, как это было изложено сейчас генералом Маршаллом.

Что касается вопросов, поставленных генералом Бруком, а именно вопросов о Югославии и Турции, то мы детально их не обсуждали, и я думаю, что они составят предмет переговоров во время следующей нашей встречи. Мы также не пытались уточнять сроков «Оверлорда» и всех подробностей, связанных с этой операцией, полагая, что этим вопросам можно будет уделить {108} внимание на следующем нашем совещании, если оно состоится.

Сталин. Если можно, то я хотел бы получить ответ на вопрос о том, кто будет назначен командующим операцией «Оверлорд».

Рузвельт. Этот вопроc еще не решен.

Сталин. Тогда ничего не выйдет из операции «Оверлорд». Кто несет моральную и военную ответственность за подготовку и выполнение операции «Оверлорд»? Если это неизвестно, тогда операция «Оверлорд» является лишь разговором.

Рузвельт. Английский генерал Морган несет ответственность за подготовку операции «Оверлорд».

Сталин. Кто несет ответственность за проведение операции «Оверлорд»?

Рузвельт. Нам известны все лица, которые будут участвовать в осуществлении операции «Оверлорд», за исключением главнокомандующего этой операцией.

Сталин. Может случиться так, что генерал Морган сочтет операцию подготовленной, но после назначения командующего, который будет отвечать за осуществление этой операции, может оказаться, что командующий сочтет операцию не подготовленной. Должно быть одно лицо, которое отвечало бы как за подготовку, так и за проведение операции.

Черчилль. Генералу Моргану были поручены предварительные приготовления.

Сталин. Кто поручил это генералу Моргану?

Черчилль. Несколько месяцев тому назад это было поручено генералу Моргану Объединенным англо-американским штабом с согласия президента и с моего согласия. Генералу Моргану было поручено вести подготовку операции «Оверлорд» совместно с американским и британским штабами, однако главнокомандующий еще не назначен.

Британское правительство выразило готовность поставить свои силы в операции «Оверлорд» под командование американского главнокомандующего, так как Соединенные Штаты несут ответственность за концентрацию и пополнение войск и имеют численное превосходство в войсках. С другой стороны, британское правительство предложило назначить британского главнокомандующего операциями в Средиземном море, где англичане имеют численное превосходство в войсках.

Вопрос о назначении главнокомандующего нельзя решить на таком обширном заседании, как сегодняшнее. Этот вопрос следует решить главам трех правительств между собой, в узком кругу. Как {111} мне сейчас сказал президент — и я это подтверждаю,- решение вопроса о назначении главнокомандующего будет зависеть от переговоров, которые мы ведем здесь.

Сталин. Я хочу, чтобы меня поняли, что русские не претендуют на участие в назначении главнокомандующего, но русские хотели бы знать, кто будет командующим. Русские хотели бы, чтобы он скорее был назначен и чтобы он отвечал как за подготовку, так и за проведение операции «Оверлорд».

Черчилль. Мы вполне согласны с тем, что сказал маршал Сталин, и я думаю, что президент согласится со мной в том, что через две недели мы назначим главнокомандующего и сообщим его фамилию. Одной из наших задач и является назначение главнокомандующего.

Сталин. В связи с сообщением Брука и Маршалла у меня вопросов нет.

Черчилль. Я немного обеспокоен количеством и сложностью проблем, стоящих перед нами. Это совещание является единственным в своем роде. На это совещание возлагают свои надежды и устремляют свои взоры миллионы людей, и я очень хочу, чтобы мы не разъехались до тех пор, пока мы не достигнем соглашения по политическим и военным вопросам, решение которых нам было вверено.

Сегодня я намерен указать несколько пунктов, требующих того, чтобы они были изучены в подкомиссии. Я и британский штаб длительное время изучали положение в Средиземном море, где мы обладаем весьма значительной армией. Мы хотим, чтобы эта армия вела активную борьбу там в течение всего года и была бы независима от тех факторов, которые заставили бы ее пребывать в бездействии. В этой связи мы просим о том, чтобы наши русские союзники рассмотрели всю эту проблему и различные альтернативы, которые мы им предложим в отношении наилучшего использования наших наличных сил в районе Средиземного моря.

Имеются три вопроса, которые необходимо детально изучить.

Первым из этих вопросов является, конечно, вопрос о том, какую помощь можно будет оказать операции «Оверлорд», используя те силы, которые находятся в районе Средиземного моря. Речь идет о том, какой масштаб должны принять операции, которые будут предприняты в Южной Франции силами из Италии. Об этом вчера говорили я и маршал Сталин. Я не думаю, что этот вопрос достаточно изучен, чтобы принять окончательное решение. Я приветствовал бы изучение этого вопроса нашими штабами с точки зрения сроков проведения операций. Маршал Сталин правильно подчеркнул важность операции в Южной Франции с целью захвата противника {112} в клещи, однако имеет значение время ее проведения. Если за несколько месяцев до основной операции будет предпринята операция с небольшими силами, то она может окончиться поражением. Наши штабы должны обсудить этот вопрос в более широком плане.

Я хотел бы иметь в Средиземном море достаточное количество десантных средств для переброски двух дивизий. При наличии сил в количестве двух дивизий мы имели бы возможность предпринять операцию с целью помощи продвижению англо-американских войск вдоль полуострова Италии для уничтожения находящихся там сил противника.

Имеется другая возможность использования этих сил. Их было бы достаточно для захвата острова Родос в том случае, если бы Турция вступила в войну.

Третья возможность использования этих сил заключается в том, что они, за вычетом потерь, могли бы быть использованы через шесть месяцев для поддержки операции «Оверлорд» в Южной Франции. Ни одна из этих возможностей не исключена. Но значение имеет вопрос о сроке.

Использование этих двух дивизий, независимо от того, для какой из трех перечисленных мною операций они будут использованы в районе Средиземного моря, не может быть осуществлено без того, чтобы это не привело к отсрочке операции «Оверлорд» или к отвлечению части десантных средств из района Индийского океана. В этом состоит наша дилемма. Чтобы решить, какой путь нам избрать, мы хотим услышать точку зрения маршала Сталина по поводу общего стратегического положения, так как военный опыт наших русских союзников приводит нас в восхищение и воодушевляет нас. Я предложил бы, чтобы изучение поставленного мною вопроса было продолжено завтра нашей военной комиссией.

Следующая проблема, о которой я хочу говорить, носит скорее политический, нежели военный характер, так как военные силы, которые мы намерены выделить для ее разрешения, незначительны. Речь идет о Балканах. На Балканах имеется 21 германская дивизия и помимо этого гарнизонные войска. Из этого количества, то есть из 21 дивизии, 54 тысячи германских войск сконцентрировано на Эгейских островах. Кроме того, на Балканах имеется также не менее 12 болгарских дивизий в самой Болгарии и 9 болгарских дивизий в Греции и Югославии. Всего на Балканах насчитывается 42 дивизии противника, и эти дивизии сковываются мужественной борьбой партизан и народов балканских стран. Если бы Турция вступила в войну, то болгары вынуждены были бы отвести свои войска на фронт во Фракии против Турции. Это приведет к тому, что опасность, угрожающая германским дивизиям, находящимся на Балканах, {113} усилится. Я привел эти цифры для того, чтобы показать громадное значение этого фактора на Балканах, куда мы не предполагаем посылать наши регулярные дивизии и где мы предполагаем ограничиться лишь рейдами комбинированных отрядов и снабжением партизан. Конечно, балканский театр является фактором, заставляющим противника напрягать свои ресурсы, и таким образом этот театр может облегчить предстоящие нам тяжелые бои.

Мы не имеем на Балканах ни интересов, ни честолюбивых устремлений. Все, что мы хотим сделать, это сковать 21 германскую дивизию на Балканах и, по мере возможности, уничтожить их. Поэтому я предлагаю, чтобы сегодня состоялась встреча двух министров иностранных дел и представителя, назначенного президентом, для обсуждения политической стороны этого вопроса. Мы стремимся дружно работать с нашими русскими союзниками. Если будут трудности, то их можно будет выяснить в узком кругу. Военные вопросы можно будет обсудить позже.

Теперь я перехожу к следующему вопросу — к вопросу о Турции. Мы, англичане, являемся союзниками Турции, и мы приняли на себя ответственность постараться убедить или заставить Турцию вступить в войну до рождества. Если президент желает к нам присоединиться или пожелает взять на себя руководящую роль, то для нас это будет приемлемо, но мы будем нуждаться в полной помощи со стороны маршала Сталина в осуществлении решения, принятого на Московской конференции. От имени британского правительства я могу сказать, что оно готово предупредить Турцию о том, что если Турция не примет предложения о вступлении в войну, то это может иметь серьезные политические последствия для Турции и отразится на ее правах в отношении Босфора и Дарданелл. Сегодня утром военная комиссия, состоящая из наших генералов, обсуждала военную сторону турецкой проблемы, но проблема Турции — это скорее политическая, чем военная проблема. Мы думаем выделить не более 2-3 дивизий для операций в районе Турции в случае вступления ее в войну, не считая военно-воздушных сил, которые мы также выделяем при этом.

Я поставил несколько вопросов, которые, главным образом, являются политическими вопросами, например вопрос о том, что Советское правительство думает по поводу Болгарии, расположено ли оно в том случае, если Турция объявит войну Германии, а Болгария нападет на Турцию, заявить болгарам, что оно будет считать Болгарию своим врагом. Это окажет огромное воздействие на Болгарию. Имеются и другие политические вопросы. Я предлагаю, {114} чтобы два министра иностранных дел и представитель, назначенный президентом, изучили этот вопрос и дали нам совет, как заставить Турцию вступить в войну и каковы будут результаты этого. Эти результаты представляются мне громадными, а возможности решающими.

Если Турция объявит войну Германии, то это будет огромным ударом для немецкого народа. Если мы сумеем как следует воспользоваться этим фактом, то это должно нейтрализовать Болгарию. Что касается других стран на Балканах, то Румыния уже сейчас ищет ту страну, перед которой она может капитулировать. Венгрия также в смятении. Нам пора пожинать жатву. Сейчас настало время для того, чтобы уплатить цену за эту жатву, если мы считаем это целесообразным. Я предлагаю, чтобы эти вопросы были обсуждены нашими тремя представителями, которые могут в результате обсуждения их сказать нам, что можно сделать для облегчения бремени, которое несет Россия, и для того, чтобы обеспечить успех операции «Оверлорд».

Сталин. Что касается двух дивизий, которые г-н Черчилль хочет выделить для помощи Турции и партизанам в Югославии, то у нас нет разногласий в этом вопросе. Ассигнование двух дивизий и помощь партизанам мы считаем важным делом, но мы все же не считаем главными вопросами ни вопрос о вступлении Турции в войну, ни помощь партизанам, ни даже занятие Рима. Если мы здесь призваны обсудить военные вопросы, то основным и решающим вопросом мы считаем операцию «Оверлорд». И я хотел бы, чтобы наше внимание не отвлекалось от этого главного вопроса второстепенными вопросами.

Я хотел бы, чтобы военная комиссия имела определенную задачу. Я предлагаю дать этой комиссии определенную директиву, в рамках которой она могла бы работать. Конечно, русские нуждаются в помощи. Я хотел бы заявить, что если речь идет о помощи нам, то мы ожидаем помощи от тех, кто должен выполнять намеченные операции, и мы ожидаем действительной помощи.

Каковы должны быть директивы для военной комиссии? Они должны предусматривать условие, чтобы срок операции «Оверлорд» не был отложен, чтобы май был предельным сроком для осуществления этой операции.

Вторая директива должна предусматривать, в соответствии с пожеланиями русских, поддержку операции «Оверлорд» десантом на юге Франции. Если невозможно высадить десант в Южной Франции за 2-3 месяца до начала операции «Оверлорд», то, может быть, это стоило бы сделать одновременно с операцией «Оверлорд». Если транспортные трудности не позволят осуществить десант в Южной Франции одновременно с операцией «Оверлорд», то эту операцию в Южной Франции можно было бы предпринять спустя {115} некоторое время после начала операции «Оверлорд». Я считаю, что высадка десанта в Южной Франции представляла бы собою вспомогательную операцию в отношении «Оверлорда». Эта операция обеспечила бы успех операции «Оверлорд». В то же время операция по занятию Рима была бы отвлекающей операцией.

Третья директива предписывала бы комиссии поторопиться с назначением главнокомандующего операцией «Оверлорд». Лучше было бы решить эти вопросы во время нашего пребывания здесь, и я не вижу причин, почему это невозможно было бы сделать. Мы полагаем, что до тех пор, пока не будет назначен главнокомандующий, нельзя ожидать успеха от операции «Оверлорд». Назначение главнокомандующего — это задача англичан и американцев, но русские хотят знать, кто будет главнокомандующим.

Вот три директивы для военной комиссии. Если бы комиссия поработала в рамках этих директив, ее работа могла бы быть успешной и могла бы быть скорее закончена. Я прошу конференцию считаться с этими высказанными мною соображениями.

Рузвельт. Мне было интересно слушать все, что говорилось, начиная с операции «Оверлорд» и кончая вопросом о Турции. Я придаю большое значение срокам. Если имеется согласие на операцию «Оверлорд», то нужно договориться о сроке этой операции.

Можно осуществить операцию «Оверлорд» в течение первой недели мая или несколько отложить ее. Отсрочка «Оверлорда» была бы вызвана тем, что мы провели бы одну-две операции в Средиземном море, которые потребовали бы десантных средств и самолетов. Если осуществить экспедицию в восточной части Средиземного моря и если при этом не иметь успеха, то придется перебросить туда дополнительно материалы и войска. Тогда «Оверлорд» не будет осуществлен в срок.

Что касается Балкан и Югославии, то мы должны оказать возможно большую помощь партизанам, но сделать это без ущерба для «Оверлорда». Задача состоит в том, чтобы держать в напряжении германские дивизии. Если мы их оставим в покое, то немцы смогут их свободно перебрасывать на тот или иной участок фронта против нас. Поэтому я думаю, что на Балканах следует организовать рейды комбинированных отрядов и снабжение партизан Тито, заставляя таким образом немцев держать там свои дивизии.

Сталин. Против Югославии немцы держат 8 дивизий, из которых 5 находятся в Греции. В Болгарии имеются 3-4 немецкие дивизии, в Италии — 9.

Черчилль. Наши цифры отличаются от этих цифр.

Сталин. Ваши цифры неправильны. Во Франции у немцев имеется 25 дивизий.

Рузвельт. Наши штабы должны разработать планы для того, чтобы сковать немецкие дивизии на Балканах. Эти планы должны {116} быть разработаны так, чтобы операции, которые мы предпримем с этой целью, не нанесли ущерба «Оверлорду».

Сталин. Правильно.

Черчилль. Говоря о мероприятиях в отношении Балкан, я не имел в виду использование крупных сил для этих целей.

Сталин. Если возможно, то хорошо было бы осуществить операцию «Оверлорд» в пределах мая, скажем 10-15-20 мая.

Черчилль. Я не могу дать такого обязательства.

Сталин. Если осуществить «Оверлорд» в августе, как об этом говорил Черчилль вчера, то из-за неблагоприятной погоды в этот период ничего из этой операции не выйдет. Апрель и май являются наиболее подходящими месяцами для «Оверлорда».

Черчилль. Мне кажется, что мы не расходимся во взглядах настолько, насколько это может показаться. Я готов сделать все, что в силах британского правительства, для того, чтобы осуществить операцию «Оверлорд» в возможно ближайший срок. Но я не думаю, что те многие возможности, которые имеются в Средиземном море, должны быть немилосердно отвергнуты, как не имеющие значения, из-за того, что использование их задержит осуществление операции «Оверлорд» на 2-3 месяца.

Сталин. Операции в районе Средиземного моря, о которых говорит Черчилль, это только диверсии. Я не отрицаю значения этих диверсий.

Черчилль. По нашему мнению, многочисленные британские войска не должны находиться в бездействии в течение шести месяцев. Они должны вести бои против врага, и с помощью американских союзников мы надеемся уничтожить немецкие дивизии в Италии. Мы не можем оставаться пассивными в Италии, ибо это испортит всю нашу кампанию там. Мы должны оказывать помощь нашим русским друзьям.

Сталин. По Черчиллю выходит, что русские требуют от англичан того, чтобы англичане бездействовали.

Черчилль. Если суда будут отправлены из района Средиземного моря, то в результате значительно сократится масштаб операций в этом районе. Маршал Сталин помнит о том, что на Московской конференции были указаны условия, при которых операция «Оверлорд» может быть успешной. Эти условия предусматривают, что во Франции будет находиться к моменту вторжения не более 12 германских мобильных дивизий и что в течение 60 дней немцы не смогут перебросить во Францию для пополнения своих войск более 15 дивизий.

Здесь нет никакой ошибки, так как эти условия являются основанием, на котором базируется «Оверлорд». Мы должны сковать возможно большее количество германских дивизий в Италии, на Балканах и в районе Турции, если она вступит в войну. На фронте {117} в Италии против нас сражаются германские дивизии, переброшенные из Франции. Если мы будем пассивны на фронте в Италии, то немцы могут снова перебросить свои дивизии во Францию в ущерб «Оверлорду». Поэтому нам необходимо связать противника боями и поддерживать наш фронт в Италии в активном состоянии с тем, чтобы можно было там сковать достаточное количество германских дивизий.

Что касается Турции, то я согласен настаивать на вступлении ее в войну. Если она не согласится это сделать, то ничего не поделаешь. Если она согласится, то нужно будет воспользоваться турецкими авиабазами в Анатолии и захватить Родос. Для этой операции будет достаточно одной штурмовой дивизии. Впоследствии остров может удерживать оставленный там гарнизон. Получив Родос и турецкие базы, мы сможем изгнать германские гарнизоны с других островов Эгейского моря и открыть Дарданеллы. Это не такая операция, которая потребует большого количества войск. Это операция ограниченного характера. Если Турция вступит в войну и мы захватим Родос, то за нами будет обеспечено превосходство в этом районе и наступит время, когда все острова в Эгейском море будут нашими.

Если Турция не вступит в войну, то мы не будем горевать по этому поводу и я не буду просить о выделении войск для захвата Родоса и других островов Эгейского моря. Но в этом случае не будет горевать и Германия, так как она будет по-прежнему господствовать в этом районе. Если Турция вступит в войну, то наши войска, находящиеся в Египте для целей обороны, и наши находящиеся там военно-воздушные силы, также обороняющие Египет, смогут быть двинуты вперед. Захватив Эгейские острова, можно было бы использовать указанные силы в районах севернее Египта.

Я предлагаю основательно обсудить этот вопрос. Для нас будет большой неудачей, если Турция не вступит в войну, с точки зрения того, что Германия будет господствовать в этом районе. Я хочу, чтобы войска и самолеты, бездействующие в Египте, были бы как можно быстрее использованы в случае вступления Турции в войну. Трудности, однако, заключаются в транспортировке войск через море. Я всегда готов обсудить все подробности с союзниками. Но все зависит от количества десантных средств. Если десантные средства не будут оставлены в районе Средиземного моря или переброшены с Индийского океана, тогда не может быть гарантирован успех «Оверлорда» и успех операции в Южной Франции. Для операции в Южной Франции потребуется большое количество десантных средств. Я прошу это учесть.

Наконец, я считаю приемлемым и от имени британского правительства даю согласие на то, чтобы были выработаны директивы для военной комиссии. Я предлагаю, чтобы мы совместно {118} с американцами разработали свои предложения о директивах комиссии. Я думаю, что наши взгляды более или менее сходятся.

Сталин. Сколько времени мы намерены оставаться в Тегеране?

Черчилль. Я готов не есть, пока эти директивы не будут разработаны.

Сталин. Речь идет о том, когда мы намерены закончить нашу конференцию.

Рузвельт. Я готов находиться в Тегеране до тех пор, пока в Тегеране будет находиться маршал Сталин.

Черчилль. Если будет необходимо, то я готов навсегда остаться в Тегеране.

Сталин. Я хотел бы спросить, сколько имеется в настоящее время французских дивизий.

Рузвельт. Предполагается вооружить 11 французских дивизий. Но из этого числа готовы в настоящее время лишь 5 дивизий и в ближайшее время будут оснащены еще 4 дивизии.

Сталин. Находятся ли эти французские дивизии в действии, или они ничего не делают?

Рузвельт. Одна дивизия сражается в Италии, одна или две дивизии находятся на Корсике и Сардинии.

Сталин. Как командование предполагает использовать эти французские дивизии?

Маршалл. Предполагается влить французский корпус в состав 5-й армии, действующей на левом фланге в Италии. Одна дивизия в настоящее время находится в процессе переброски на фронт в Италию, где она пройдет боевое испытание. После этого будет решен вопрос о наиболее целесообразном использовании французских дивизий. Время, которое потребуется для оснащения еще четырех французских дивизий, зависит от времени, которое потребуется для обучения личного состава этих дивизий.

Сталин. Являются ли эти дивизии дивизиями французского типа?

Маршалл. Эти дивизии американского типа и состоят из 15 000 человек каждая. Большинство солдат не являются французами. В бронетанковых дивизиях 3/4 личного состава являются французами, остальные — африканцы.

Рузвельт. Я хочу сказать несколько слов. По-моему, если мы втроем дадим директивы нашей военной комиссии, то она сможет обсудить все вопросы.

Сталин. Не нужно никакой военной комиссии. Мы можем решить все вопросы здесь, на совещании. Мы должны решить вопрос о дате, о главнокомандующем и вопрос о необходимости вспомогательной операции в Южной Франции. Я думаю также, что комиссия, состоящая из министров иностранных дел и представителя, назначенного президентом, по вопросам Балкан также не нужна, ибо все вопросы о Балканах мы можем решить здесь быстрее. Мы, {119} русские, ограничены сроком пребывания в Тегеране. Мы могли бы пробыть здесь в течение 1 декабря, но 2-го мы должны уехать.

Рузвельт. Я думаю, что мое предложение упростит работу. Военная комиссия должна принять за основу операцию «Оверлорд». Комиссия должна представить свои предложения в отношении вспомогательных операций в районе Средиземного моря. Она должна иметь также в виду, что эти операции могут задержать осуществление «Оверлорда».

Сталин. Русские хотят знать дату начала операции «Оверлорд», чтобы подготовить свой удар по немцам.

Рузвельт. Срок операции «Оверлорд» был определен в Квебеке. Только самые серьезные изменения в обстановке могут оправдать изменение намеченного срока этой операции.

Черчилль. Я сейчас выслушал директиву, которую президент предлагает дать комиссии. Я хотел бы иметь возможность обдумать то, что предложил президент. Я не вижу принципиальных разногласий в этом вопросе, но я хотел бы иметь время для рассмотрения предложений президента. Я очень рад провести в Тегеране 1 декабря и выехать 2 декабря. Мне не ясно, предлагает ли президент создать военную комиссию, или же ее не должно быть, ибо маршал Сталин предлагает обойтись без комиссии. Лично я за такую комиссию. В отношении политической комиссии я хотел бы сказать, что, конечно, дело упрощается благодаря тому соглашению, которое было достигнуто здесь, на совещании, о необходимости оказания помощи партизанам в Югославии. Но все-таки я думаю, что хорошо было бы создать политическую комиссию из двух министров иностранных дел и г-на Гопкинса. Эта комиссия рассмотрела бы стоящие перед нами проблемы.

Что касается определения срока операции «Оверлорд», то если будет решено провести расследование стратегических вопросов в военной комиссии…

Сталин. Мы не требуем никакого расследования.

Рузвельт. Нам всем известно, что разногласия между нами и англичанами небольшие. Я возражаю против отсрочки операции «Оверлорд», в то время как г-н Черчилль больше подчеркивает важность операций в Средиземном море. Военная комиссия могла бы разобраться в этих вопросах.

Сталин. Мы можем решить эти вопросы сами, ибо мы больше имеем прав, чем военная комиссия. Если можно задать неосторожный вопрос, то я хотел бы узнать у англичан, верят ли они в операцию «Оверлорд», или они просто говорят о ней для того, чтобы успокоить русских.

Черчилль. Если будут налицо условия, которые были указаны на Московской конференции, то я твердо убежден в том, что мы будем {120}обязаны перебросить все имеющиеся у нас силы против немцев, когда начнется осуществление операции «Оверлорд».

Рузвельт. Мы очень голодны сейчас. Поэтому я предложил бы прервать наше заседание, чтобы присутствовать на том обеде, которым нас сегодня угощает маршал Сталин. Я предлагаю, чтобы завтра утром наша военная комиссия продолжила свое совещание.

Сталин. Совещания военной комиссии не требуется. Это лишнее. Совещание военных не ускорит нашей работы. Мы можем ускорить нашу работу только сами.

Черчилль. Может быть, лучше мне и президенту согласовать свои точки зрения и затем доложить вам о нашей общей точке зрения?

Сталин. Это ускорит нашу работу.

Черчилль. А как насчет комиссии в составе Гопкинса и двух министров иностранных дел?

Сталин. И этой комиссии не нужно, но если г-н Черчилль настаивает, то мы не возражаем против ее создания.

Рузвельт. Завтра Гопкинс, Молотов и Иден могли бы иметь беседу друг с другом за завтраком.

Сталин. Что мы будем делать завтра? Готовы ли будут предложения Черчилля и Рузвельта?

Рузвельт. Предложения будут готовы, и я предлагаю завтра мне, Черчиллю и маршалу Сталину позавтракать в половине второго и обсудить все вопросы.

Черчилль. Это будет нашей программой на завтрашний день.

Сталин. Согласен.

29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

29 ноября 1943 года. Шёл 891-й день Великой Отечественной войны

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *