Последний бой 6-й роты. Часть 8

отadmin

Мар 1, 2023
Последний бой 6-й роты. Часть 8

Материал взят из сайта » Тактик Медиа»

Автор: Иван Лелеков

Мифы и домыслы вокруг 6-й роты

10.1. Конспирология и около того

Настало время напоследок поговорить о самом животрепещущем – это о разного рода стереотипах, мифах, штампах, заблуждениях и просто выдумках насчет обстоятельств гибели 6-й роты.

С самого начала позиция официальных российских властей была обусловлена причинами чисто политического свойства. На носу были президентские выборы (26 марта 2000 года), и для поддержки В.В. Путина требовалось на всю катушку раскрутить тему «маленькой победоносной войны» и ее успешного завершения. К этой дате было очень важно отчитаться об успешном завершении военной кампании в Чечне, что прибавило бы очков кандидату в президенты В. Путину в ходе избирательной кампании. 29 февраля под камеры российских телеканалов командующий ОГВ Геннадий Трошев торжественно водружает над Шатоем российский флаг. И заявляет, что крупные отряды НВФ разгромлены и остаются только мелкие отряды, не представляющие серьезной угрозы. И тут как снег на голову – гибель целой усиленной роты после этого самого «полного разгрома» противника. Бой на высоте 776 никак не вписывался в нарисованную ранее картину. Тогда еще никто не знал, что и без гибели 6-й роты будут события, никак не укладывавшиеся в данную концепцию окончания крупномасштабных боевых действий – в первую очередь, это бои за Комсомольское. Если бы эти два события произошли одновременно, то возможно, у российских властей не было бы причин так изворачиваться, и гибель роты как-то бы смогли перекрыть информационным шумом в виде боев с отрядом Гелаева.

Официальным властям России, как и их пропагандистам, пришлось срочно конструировать объяснения, которые бы четко и логично объяснили, и как-то оправдали исход боя под Улус-Кертом. Из-за этой поспешной импровизации картина боя получила целый ряд логических несостыковок и провалов, причем чем дальше (по мере того, как всплывали все новые и новые подробности произошедших событий), тем – больше. Умолчания, недоговорки и просто вранье официальных властей породило богатую конспирологию относительно предпосылок, обстоятельств, хода и исхода боя на высоте 776. Произошел своеобразный «эффект Суворова» — аналогично тому, как на базе умолчаний и искажений о Великой Отечественной войне родился небезызвестный Резун-Суворов, нагородивший кучу ахинеи и откровенных сказок о событиях 1930-х – 1940-х годов. Только теперь объектом подобного мифотворчества выступила 6-я рота и ее последний бой.

С самого начала российские власти и военные замалчивали истинное количество погибших. Видимо, это делалось по стандартной для того времени схеме – не уменьшая общего числа убитых, «раскидать» их на большой промежуток времени без указания места гибели военнослужащих, чтобы ежесуточные потери не шокировали обывателя и выглядели более-менее нормально. И, тем более, чтобы никто не знал о гибели целого подразделения. Ранее подобный трюк уже проделывали, чтобы не сразить людей наповал оглушительными жертвами, как это было, к примеру, во время «новогоднего» штурма Грозного.

Но шило в мешке утаить не вышло – данные о бое просачивались то тут, то там по самым разным каналам.

По некоторым данным, уже 2 марта в интернете появились данные о гибели десантников. Правда, там были неизвестны все обстоятельства боя и потери российских войск, а упоминалось только что «В Чечне в районе населенного пункта Улус-Керт, находящегося между Аргунским и Веденским ущельями, идут ожесточенные бои, потери несут обе стороны». Официальные власти продолжали хранить молчание, а журналистов в этот район не пускали.

Погибших на высоте 776 десантников требовалось развести по нескольким десяткам регионов страны. В целом, получалось их «растворить» среди общих потерь российской армии, но в один регион – Псков – сразу прибывало около 30 «грузов 200» (что понятно – в основном, это были офицеры и те, кто постоянно служил в 76-й дивизии). Данный факт не ускользнул от местного журналиста Олега Константинова, который 6 марта опубликовал в газете «Новости Пскова» статью «Геройски погибла рота псковских десантников». Константинов, видимо, имел какие-то контакты среди военнослужащих Пскова и узнал о произошедшей трагедии из первых рук.

Поняв, что совсем замолчать гибель десантников не получится, 5 марта Трошев сообщил, что 6-я рота оказалась на острие атаки боевиков и потеряла 31 человека убитыми. Командир 104-го полка Сергей Мелентьев (видимо, получивший приказ сверху не разглашать данные о потерях) в тот же день в интервью телеканалам заявил в весьма обтекаемых формах:

«Батальон выполнял задачу блокирования. Разведка обнаружила караван. Комбат выдвинулся к месту боя, управлял подразделением. Солдаты с честью выполнили свой долг. Я горжусь своими людьми»

Формально Мелентьев не сказал ни слова лжи – но и полной картины произошедшего из его уст не прозвучало.

Только 7 марта (спустя неделю после боя на высоте 776) губернатор Псковской области Евгений Михайлов официально заявил, что разговаривал по телефону с командующим ВДВ Георгием Шпаком и узнал о гибели восьмидесяти десантников.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Губернатор Псковской области Евгений Михайлов

Далее отпираться от потерь и самого факта боя стало уже бессмысленно, и 10 марта министр обороны РФ Игорь Сергеев официально подтвердил, что в результате боя в ночь с 29 февраля на 1 марта на юге Чечни погибло 85 десантников. Заместитель командующего ВДВ генерал Николай Стаськов назвал несколько другую цифру — 84 человека. При этом и тогда, и после многие генералы оправдывались тем, что из-за сложной обстановки подойти к месту боя и определить истинные потери 6-й роты было невозможно. Однако мы имеем рассказ Андрея Лобанова, который уже в обед 1 марта вместе со своими товарищами поднялся на высоту и сосчитал количество погибших. Их оказалось, как раз 84 человека. Было бы наивно думать, что он не доложил об этом своему командованию, а то – дальше по инстанции. Так что уже 1 марта у командования ОГВ была полная информация о количестве погибших на высоте. Даже если не учитывать доклад Лобанова (мало ли – может, он действительно долго шел «наверх» через тернии войсковой бюрократии), то 3 марта бойцы 104-го полка эвакуировали всех убитых с высоты. Уж тогда-то точно стало доподлинно известно, сколько человек погибло.

Но тут эпопея вокруг «сражения» за истинные обстоятельства гибели 6-й роты не закончилась. Смирившись с тем, что не получится засекретить численность погибших, официальные российские власти сначала стали нехотя поднимать число павших на высоте десантников. А далее государственные пропагандисты и с ними связанные оказались в своеобразной ловушке, когда если не отрицался факт гибели роты – то надо было как-то оправдать ее уничтожение в бою. По инерции машина пропаганды начала генерировать некие цели боевиков, которые ими якобы не были достигнуты в результате сопротивления подчиненных Евтюхина.

И на сцену вышла притянутая за уши версия про прорывающихся в Дагестан боевиков, которых остановила 6-я рота и не дала случиться страшному – захвату сел и заложников. При этом и цифры потерь врага (400-600 человек только убитыми, некоторые авторы даже пишут про 800 аннигилированных боевиков) были задраны так, чтобы гибель солдат хоть как-то оправдывалась уничтожением большого количества бойцов противника. В наиболее упоротой версии такая постановка вопроса заканчивается даже тем, что боевики чуть ли не все поголовно были уничтожены. Видимо, Хаттаб с Басаевым в этой версии событий только каким-то неведомым чудом успели унести ноги, оставив в качестве «груза 200» всех своих подчиненных.

Так же появлялись разномастные оправдания того, почему к роте не пришла помощь – то это была плохая, нелетная погода для авиации, то разлив рек (который вообще никак не подтверждается), то ожесточенное сопротивление боевиков, не позволившее отряду Баран преодолеть Абазулгол (чего в реальности не было). Хотя, как сегодня становится известно – катастрофа на высоте 776 наступила достаточно быстро, и подмога не могла поспеть чисто по соображениям времени безо всяких придуманных дополнительных причин.

Естественно, ни о каком Дагестане Хаттаб не мог и помыслить – его единственной целью было просто выжить и вырваться из ловушки Аргунского котла, что он с большими потерями и сделал.

Вместе с тем все эти нафантазированные в попытке раздуть бой на высоте 776 до каких-то былинных масштабов версии событий принижают истинный подвиг десантников, которые (вместе с артиллерией) нанесли НВФ немалый урон – несколько сотен убитыми и ранеными, что совсем немало, учитывая масштабы войны и возможности неокопавшейся роты, застигнутой противником на марше. И без красивых легенд о пресечении попытки прорыва врага в Дагестан и умопомрачительных потерях боевиков героизм бойцов и командиров Евтюхина не вызывает никаких сомнений. Люди отчаянно бились до последней возможности, подрывали себя гарантами и дрались врукопашную, а последние выжившие покинули место боя только когда все уже закончилось.

Но далее безобидные, на первый взгляд, потуги правительственного официоза вылились в то, что на почве невнятных и маловразумительных объяснений властей журналисты и просто все желающие стали сочинять конспирологические и около того версии событий. В которых причудливо переплетались самые разные факты, домыслы и обстоятельства произошедшего – от прямого предательства до непроходимой тупости и злонамеренности начальства. Произошло нечто подобное истории Великой Отечественной войны – когда на фоне идеологических мифов и вызванных ими умолчаний советской историографии были взращены шизофренические идеи небезызвестного Суворова-Резуна и его идеологических «коллег».

К сожалению, официальные российские власти так и не пустили в общественный доступ элементарных документов и данных насчет боя на высоте 776 – журнала (журналов) боевых действий, оперативных сводок, приказов, записей радиопереговоров (если таковые велись), материалов уголовных дел по факту гибели роты и на пойманных участников боя со стороны НВФ и т.п. Более того – уже трещащая по всем швам после появления разного рода фактов и свидетельств очевидцев официальная версия событий так и не поменялась, а все, что только можно было засекретить – «секретят» и по сей день. Тема Чеченской войны на сегодня и без того загнана куда-то на задворки официальной политики и пропаганды, о ней стараются не упоминать и не вспоминать. В случае с 6-й ротой этот феномен наиболее очевиден.

А потому история 6-й роты, до сих пор засекреченная, обросла большим количеством разного рода домыслов и легенд. Далее мы разберем основные теории и доводы альтернативных версий произошедшего на высоте 776.

10.2. «Проданная» рота

Одним из самых распространенных сюжетов о 6-й роте является то, что ее «продали» – «предали». Практически ни одно обсуждение боя на высоте 776 на просторах интернета не обходится без того, чтобы кто-то из участников дискуссии не высказал эту точку зрения. Часто она мелькает и в публикациях на тему 6-й роты.

Как правило, никаких доказательств «продажности» не приводится – только сам факт того, что роту якобы «продали». Плюс еще всплывают данные о сумме, которую боевики якобы заплатили за проход и то, что о факте предательства сообщил некий анонимный офицер. Или даже командиру полка Мелентьеву приписывается фраза «Не верьте ничему, что говорят про чеченскую войну в официальных СМИ… Променяли 17 миллионов на 84 жизни». При этом эти слова приписываются другу детства Мелентьева, который с ним общался накануне его смерти и якобы прислал письмо в адрес редакции газеты. Никакой конкретики в этой фразе нет – как и возможности ее проверить ввиду смерти самого Мелентьева. Даже не совсем понятно, в чем смысл этого «размена» и в каком контексте эта фраза была произнесена. И, самое главное – откуда об этом стало известно Мелентьеву – это действительно какая-то достоверная информация или просто слухи и домыслы. Одним словом, дело ясно, что дело темное – слишком уж много всякого рода странностей.

Что настораживает в данной версии предательства (во всех ее вариациях) – так это именно отсутствие четких фактов. Кто, когда и при каких обстоятельствах рассказал все это журналисту (как правило, именно они педалировали тему предательства) – предельно непонятно. То есть, проверить изложенные факты практически невозможно. Называются либо некие анонимы (из 76-й дивизии и прочих «инсайдерских» источников), либо уже умершие (как Мелентьев). Что называется – концы в воду, ищите где хотите источник информации и ее подтверждение.

Другая подобная же «странность» историй про предательство – это крайняя размытость самой подаваемой информации. Журналисты отделываются самыми общими фразами, где полно воды о «предательстве» – но никакой конкретики, кто же именно предал роту и как именно (при каких обстоятельствах) это происходило.

Причем со стороны боевиков никаких свидетельств о предательстве нет от слова совсем – для них столкновение с ротой было еще тем сюрпризом. Более того – в случае предательства логичнее было вообще оставить неприкрытый проход, чем слать туда подразделение, которое могло запечатать путь на восток и похоронить все надежды боевиков на выход из окружения.

Тут стоит сделать небольшое отступление. Многие из тех, кто знает о численности сошедшихся в схватке боевиков Хаттаба и 6-й роты, считают, что рота при таком соотношении сил была обречена.

На самом деле это не так. Рота, которая хорошо закрепилась на позициях (то есть, выкопала окопы и укрытия, выставила на подступах к своему расположению мины) и имеет существенное огневое усиление (огнеметы, АГС, минометы, крупнокалиберные пулеметы, поддержку авиации и артиллерии) имеет все шансы отразить атаку врага и дождаться подкрепления – даже если противник заметно превосходит ее в численности. К примеру – пулемет «Утес» (его мы можем лицезреть в фильме «Война» А. Балабанова – здоровая штука с ножками-подпорками на станке), грамотно расположенный на местности, может отбить атаку до роты противника. Не говоря уже о других средствах усиления. Мы хорошо видим это на примере 3-й роты капитана Васильева, которая потеряла всего одного раненого – при этом было уничтожено и ранено до десяти боевиков. Не стоит представлять противостояние роты с боевиками как некий рыцарский поединок при равных возможностях – у российской армии при всех прочих более-менее равных условиях было просто оглушительное огневое превосходство над противником. Опора на авиацию, артиллерию и средства огневого усиления пехоты кратно повышали шансы отбиться от превосходящих сил врага. Ключевое здесь — это наличие хорошо организованной обороны. При движении на марше, естественно, шансы роты значительно понижаются.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

НСВ «Утёс» — очень грозное оружие. Один из таких был у 6-й роты – но мы не знаем, как он использовался в бою.

В подобных условиях (когда подразделение как следует закрепилось и готово к отражению атаки) «продавать» роту будет просто бессмысленно – своими действиями она может поставить жирный крест на всей подобной «сделке купли-продажи».

Если проводить аналогии, то можно еще вспомнить знаменитую 9-ю роту 345-го полка, которая 7-8 января 1988 года вступила в бой с душманами на высоте 3234. Несмотря на то, что десантников было всего 39 человек, а врага – несколько сотен (до 400), все атаки были отбиты при потерях в 6 убитых и 28 раненых (в том числе – 9 тяжелых). Потери, конечно, тяжелые, но тот факт, что рота прочно закрепилась на высоте, позволил ей отбиться и дождаться подхода подкрепления – при этом потери афганской стороны были многократно больше. Причем со стороны противников советских войск воевали не простые декхане, а одно из самых боеспособных подразделений моджахедов. То есть, даже в таких неблагоприятных условиях у роты в обороне были все шансы победить.

Следует сделать еще одно – более широкое – отступление. Вообще, что касается обеих Чеченских войн, то там было полно эпизодов, когда российские войска терпели те или иные локальные поражения. При этом солдатская молва часто объясняла эти неудачи тем, что их «продали-предали». При этом не было никакой конкретики – просто ощущение предательства. Так часто объяснялись разгромы колонн – что маршрут движения был «слит» боевикам за деньги. Отчасти это могло быть правдой – особенно в Первую кампанию. Боевики иногда признавались, что некие офицеры продавали им сведения о российских войсках. Но чаще всего срабатывала разведка боевиков, которая четко фиксировала расположение российских войск, их передвижения и действия. Для этого сепаратистам не надо было даже вести разведку своими вооруженными силами (и уж тем более кого-то «покупать») – достаточно было иметь хорошую агентуру среди местного населения. А она, такая агентура, имелась с избытком. Разведсведения могли поставлять обычные женщины и дети. Так же важные сведения могли разбалтывать не в меру говорливые солдаты, общавшиеся с местным населением. Тем более, российские войска облегчали врагу задачу добывания разведданных еще и тем, что очень часто действовали по одному повторяющемуся алгоритму (шли одними и теми же маршрутами, в одно то же время и т.д.). При таком подходе к делу не надо было быть гением разведки, чтобы засечь повторяющиеся действия и поймать на них противника – боевики так часто и делали. Но упорная молва зачастую любые поражения российских войск приписывала пресловутому «предательству». И даже там, где все обуславливалось вполне конкретными объективными обстоятельствами (как, например, разгром колонны 245-го мотострелкового полка у Ярыш-Марды), все равно упорно искалось некое «предательство».

Подобная привычка приписывать любую неудачу неким «крысам» среди своих объяснима как простое объяснение всех бед на обывательском уровне. Но она не может автоматически и универсально объяснять любое негативное событие на войне. И без предательства хватает непреднамеренных ошибок, головотяпства, разгильдяйства, форс-мажорных обстоятельств. Хотя бы потому, что воюют не идеальные, а вполне обычные люди со своими сильными и слабыми сторонами, всего предусмотреть просто невозможно, а противник играет в свою игру, идущую наперекор нашим планам. И когда все это накладывается друг на друга – получаются весьма интересные события, в которых все идет не по плану – а как получится. И эти особенности ведения практически любой войны – отражение нашей обычной жизни, где все происходит не как оно должно быть в идеале и по нашим желаниям, а как сложится в силу обстоятельств. Но на уровне среднестатистического человека сложно вникать во все тонкости и сложности ведения военных операций – гораздо проще и удобнее принять на вооружение лозунг про предательство и объяснять им все на свете.

И еще, что недопонимают многие — это само устройство командной вертикали в армии. Отдача приказов куда, когда и какая рота пойдет — это не уровень командования группировки в Ханкале. И даже — не уровень командования группировки «Восток». Конкретную задачу 2-му батальону ставил комполка Мелентьев. А какую из рот выдвинуть (6-ю или 4-ю) — вообще командир 2-го батальона Марк Евтюхин. Уровень же генералов, командующих крупными массами войск — это постановка задач основным организационным единицам в составе группировки — полкам, бригадам и дивизиям. Все, что исполняется на более низком уровне — это просто-напросто не их прерогатива, для этого у них нет ни технических возможностей, ни времени. На этом тему с «продажей роты» можно смело закрывать. Ну или тогда ищите виновных в предательстве среди руководства полка или батальона — именно они решали задачу на месте.

Таким образом, остается констатировать, что конспирологические теории «предательства» в случае с 6-й ротой так теориями и остаются, не имея под собой хоть сколько-нибудь твердых оснований.

10.3. «Брошенная» рота

Отчасти как продолжение темы с предательством часто следует тезис о том, что роту «бросили». Правда, не всегда это объясняется какими-то логическими доводами – бросили, и все. То есть, российское командование действовало как не совсем психически здоровые люди, зная о гибели подчиненных и по какой-то странной причине ничего не делая для их спасения.

Вопрос правильнее будет ставить не «почему никто не пришел», а «как оценивалась обстановка командованием батальона/полка/группировки?». Потому что просто так только из-за самого факта боевого столкновения с противником никто подкреплений слать не будет. Ключевым моментом было определение того, что рота находится на краю гибели (или, по крайней мере, в очень тяжелой ситуации) – а это осознание пришло к Евтюхину и Мелентьеву только после полуночи и даже под утро. Собственно говоря, раньше этого времени предпосылок для паники не было – рота хотя и несла потери, но уверенно удерживала свои позиции.

Сейчас, зная, что на роту навалилось свыше тысячи боевиков, у которых были вполне серьезные намерения прорваться через ее порядки и козырь в виде минометов, нам легко рассуждать, что роте следовало выдвигать «группу поддержки» еще в обед.

Попробуем влезть в шкуру российского командования и понять, какие мысли были в его голове в каждый конкретный момент времени. 13-00 29 февраля – Евтюхин докладывает о столкновении двух разведок у поляны Исты-Корда. После чего рота отошла на высоту 776. Потери при этом составили несколько человек убитыми и ранеными, противник оценивался как отряд в 50-70 человек. Стоило ли в этот момент бить во все колокола и немедленно выдвигать помощь? Наверное, логично предположить, что рота сможет как-нибудь отбиться в обороне от численно примерно равного противника.

Далее – до 22-00 часов единственным достижением боевиков можно считать полное или частичное уничтожение 3-го взвода на подъеме от реки Абазулгол к высоте 776. Опять-таки, учитывая обстоятельства атаки, это событие не могло вызвать паники – остальная рота вполне уверенно отстреливалась от небольших сил боевиков, которые периодически пытались ее атаковать. Тем не менее, Мелентьев решил все-таки подстраховаться – 1-я рота снимается с позиций в районе урочища Мидулхан и идет на КП 2-го, а потом – 1-го батальона. Тем самым был подготовлен резерв на случай непредвиденных обстоятельств.

Основный шторм над десантниками Евтюхина начался ближе к полуночи и продолжался примерно до часа – двух ночи. Рота потеряла в общей сложности около трети бойцов убитыми и ранеными, но боевики откатились без особой надежды на успех. На первых порах Евтюхин даже отказывался от помощи отряда Баран – ему казалось, что все под контролем. Только теперь ситуация начинала походить на опасную. Но численность противника все еще определялась не более чем в 200-300 бойцов – а это очень важно при принятии решения на поддержку подразделения подкреплениями. То, что роте нужна помощь, становилось все более очевидно, но вставал вопрос – когда именно это делать. Было два варианта – направить помощь немедленно и дождаться до утра. По понятным причинам выдвижение утром было предпочтительнее и безопаснее для выдвигавшегося вперед подкрепления – было лучше видно местность вокруг. Вполне вероятную засаду противника было намного легче обнаружить и нейтрализовать. Ночью на нее можно было наскочить запросто – и положить кучу народа, при этом не оказав 6-й роет никакой действенной помощи. На момент времени 2-00 ночи 1 марта обстановка оценивалась как сложная, но контролируемая. У Евтюхина были все шансы продержаться до утра – и тогда к нему присоединились бы другие силы группировки (с Даргендука и других мест).

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Генерал А.И. Отраковский, командовавший морской пехотой в Чечне

Но под утро, в 5-00 ситуация вокруг 6-й роты стремительно скатилась в катастрофу из-за вынутого из рукава козырного туза боевиков – минометов. Обстрел высоты принес оглушительный успех – и оборона быстро поредевшей роты была довольно быстро взломана и уничтожена. Только теперь всем стало ясно, что роте нужна помощь – причем немедленная. По тревоге снова поднимается группа Баран, а так же сидевшие на Даргендуке силы 45-го и 108-го полков ВДВ. Но было уже поздно – самое страшное произошло в течение часа-полутора, когда роты как подразделения не стало, а враг занял высоту. По военным меркам – все произошло очень быстро. Прийти на помощь за такое короткое время в условиях ночи и сложной гористой местности было просто нереально.

Таким образом, нельзя упрекнуть российское командование в том, что роте никто не помогал – реакция на сложившуюся ситуацию была прямо пропорциональна оценке ситуации командованием всех уровней в каждый конкретный момент времени. Остается только сожалеть, что обычно завышавшие численность противника российские войска на этот раз очень сильно просчитались с оценкой сил Хаттаба в сторону ее уменьшения в несколько раз относительно реального количества боевиков. А когда пришло осознание всей серьезности ситуации, помощь тут же выдвинулась, но было уже поздно.

К гибели 6-й роты часто привязывают смерть генерала Александра Отраковского. Отраковский в Чечне командовал частями морской пехоты и умер от сердечного приступа в ночь на 6 марта 2000 года. По одной из версий – якобы из-за переживаний по поводу того, что хотел прийти на помощь 6-й роте, но ему этого не дали. За скобками такой экстравагантной версии почему-то остается тот факт, что части Отраковского на момент боя 6-й роты находились в районе Ведено. Прийти на помощь десятникам Евтюхина они могли разве что только по телепорту – от Ведено до Улус-Керта было приличное расстояние, преодолеть которое было трудно даже за сутки.

10.4. Приказ на отход

Среди прочих утверждений насчет обстоятельств боя 6-й роты есть утверждения о том, что командир полка Мелентьев неоднократно просил у своего командования отвести роту назад. По одной из версий он это сделал аж целых шесть раз.

Тут опять мы имеем дело с некими анонимными источниками, которые сообщают нам эти сведения (и снова мы не можем их никак проверить на достоверность).

Встает вполне закономерный вопрос – когда именно Мелентьев якобы решил отвести роту. Для этого были нужны веские основания. До полуночи 29 февраля такого повода просто не представлялось – Евтюхин хотя и понес потери, но ситуация была вполне сносной. Далее подобный отход представляется неосуществимым по двум причинам.

Первая – боевики перекрывали путь к переправе через Абазулгол, и отходить туда было просто невозможно без прорыва через их позиции. Оставался еще путь через Мидулхан – но 1-я рота сняла там блоки. Отход в этом направлении должен был осуществляться под нажимом противника (боевики вели постоянную разведку и наверняка бы вскрыли отход роты) и мог превратиться в неконтролируемый бой в гораздо более худших условиях, чем он происходил на высоте 776. Это на первый взгляд кажется, что отход – это нечто простое. В реальности он запросто может обернуться быстрой катастрофой, когда наседающий противник смешает боевые порядки отступающего и нанесет ему большие потери. К тому же нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что НВФ только этого и ждали – напасть на роту тогда, когда она покинет свои позиции и станет уязвимой целью на марше. Все это так же усугублялось наличием ночи, когда в темноте солдаты легко могли потерять ориентировку и отстать от своих. Даже отход до позиций 3-го взвода 4-й роты мог оказаться весьма сложным маневром – и не факт, что он закончился бы успешно.

Второй причиной, почему рота не могла отойти, были многочисленные раненые. Их либо пришлось бы бросить (что представляется недопустимым), либо нести с собой – что так же не прибавляло отходящим маневренности и шансов отойти более-менее благополучно.

Одним словом, чисто технически отход с высоты 776 в условиях ночи и находящегося неподалеку противника представлял собой нетривиальную задачу, выполнение которой могло еще больше сократить жизнь роты.

10.5. Рота остановила боевиков

Один из стереотипов официальной пропаганды, о котором уже говорилось – утверждение о том, что десантники сорвали планы врага. Этот постулат звучит в самых разных вариациях – боевики были остановлены (или даже «повернули назад»), их полностью уничтожили, был предотвращен прорыв Басаева и Хаттаба в Дагестан и т.п.

На самом деле, как уже говорилось, десантники Евтюхина своим героическим сопротивлением выполнили две важные задачи – уничтожили и ранили какое-то количество врагов и вскрыли сам факт наличия в данном районе крупной группировки противника. В ходе и после их боя Хаттаба активно обрабатывали авиация и артиллерия, его отряды вырвались из окружения в сильном некомплекте. Остановить боевиков 6-я рота, естественно не смогла (и не могла). Тем более, десантники не сорвали мифических планов прорыва Хаттаба в Дагестан. Но что они точно сделали — это внесли посильную лепту в уничтожение вражеской группировки, которая после серии боев 29 февраля – 10 марта 2000 года примерно втрое сократилась в своей численности.

10.6. Рота сражалась 1 (2, 3) дня

В развитие темы «никто не пришел» и «роту продали/предали» иногда в пылу рассказов о ее бое выдвигаются в качестве тезиса явно завышенные сроки боя – от одного до трех суток, когда рота якобы отбивалась от многократно превосходящего противника, а ей не оказали никакой помощи и не отвели назад.

Такое большое время, в течение которого рота героически отбивалась от врага, по мысли авторов этих слухов, должно подчеркнуть не то дебилизм, не то пофигизм командования – рота так долго бьется, а ей никто не помогает.

Выше уже указывались реальные сроки основного боя на высоте 776 – в районе 7-8 часов, с примерно 22-00 вечера 29 февраля по 6-00 утра 1 марта. По военным меркам это – очень мало. В условиях гор, темноты и реального расположения частей федеральных войск в пространстве вовремя выдвинуть подкрепление было затруднительно. Тем более что катастрофа с развалом обороны роты продолжалась всего около часа – оперативно отреагировать на это событие не представляется возможным. Бой был относительно скоротечным, и по всем законам физики помощь просто-напросто не успевала.

Естественно, что ни о каких сутках (двух, трех), когда насмерть бившаяся рота истекала кровью, а ей никто не помогал, речи не может идти. Тем более, как уже указывалось в описании самого боя – у солдат на такой длительный бой просто-напросто не хватило бы боеприпасов, взятый ими с собой БК был не резиновый. Это в кино и в играх можно стрелять бесконечными патронами – в реальности их запас далеко не бесконечен.

10.7. Почему погибшие оказались в одном месте

Напоследок хотелось бы остановиться на таком интересном моменте, как нахождение крупных групп погибших десантников в одном месте.

Довольно часто допускают ошибку, считая, что это сделали боевики с какой-то непонятной целью. Но у них без подобных перемещений трупов врагов было забот выше крыши – приближался рассвет, и надо было поскорее пропихнуть прорывающуюся колонну через освободившийся маршрут. Максимум, что они сделали – это забрали тела своих и что-то из оружия и снаряжения, попутно наспех заминировав тела некоторых десантников. Все эти манипуляции они делали в довольно быстром темпе, на большее у них просто не было времени.

Логичнее всего выглядит версия Андрея Лобанова – он говорит, что во время боя, пока была такая возможность, десантники сами оттаскивали в два разных места своих убитых и раненых. Это четко прослеживалось по характеру расположения этих двух групп и их отличительным особенностям. Так, в группе раненых было много перевязанных бойцов, а так же тех, кто из-за ранения не мог вести полноценный бой. Ну а уже потом они были добиты боевиками во время последнего штурма либо умерли от ран. Так же во время последнего боя в одном месте (на вершине горы) оказались и последние защитники высоты.

Все заявления о том, что боевики снесли всех убитых десантников в одно место и еще вдобавок сверху зачем-то посадили убитого комбата – уже последующие цветистые выдумки. На самом деле было три указанные группы рядом лежавших десантников – плюс еще некоторое количество погибших, которые находились не вместе с другими, а порознь – там, где их застала смерть.

10.8. О спальных мешках

К ряду более мелких мифов, рожденных журналистской фантазией и неверно понятыми обстоятельствами, можно отнести рассказы о том, что десантники спали и их перебили спящими.

То есть, никакого подвига вообще не было, а Евтюхин с подчиненными сами виноваты в своей смерти по разгильдяйству и расхлябанности.

Естественно, эта экзотическая версия не выдерживает никакой критики на фоне всех известных на сегодня фактов. А появилась она ровно по одной причине – мало разбирающиеся в обстановке журналисты увидели тела погибших десантников в спальниках и не нашли ничего лучшего, как объяснить это тем, что они так и «воевали» – не выходя из уютных мешков.

На самом деле все было куда проще – замерзающих на ночном морозе раненых помещали внутрь спальных мешков, чтобы они хоть чуточку согрелись. Так они и были потом добиты боевиками при зачистке высоты.

11. Живые и мертвые

11.1 Выжившие

Формально бой на высоте 776 пережило 11 человек из состава группы Евтюхина (если считать не участвовавших в бое на высоте рядового Киева и ушедших искать его во главе с Сотниковым). Реально из тех, кто принимал участие в самом бою, выжило шесть человек. Из боя они выходили разными путями, когда боевики заняли позиции роты, и оборона высоты стала уже бессмысленной.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Старший сержант Александр Супонинский

Старший сержант Александр Супонинский на момент боя являлся командиром отделения – судя по всему, из состава 1-го взвода 6-й роты. Он был одним из пяти первых раненых в 6-й роте. Осколок гранаты попал в колено, но ранение оказалось легким – Александр после того, как его вынесли из-под огня боевиков и перевязали, снова пошел в бой. Далее он находился неподалеку от комбата Евтюхина – и вместе с ними и остатками роты встретил последний штурм высоты боевиками.

Когда возможности обороны были исчерпаны, последний оставшийся в живых офицер приказал Супонинскому и находившемуся здесь же Андрею Поршневу уходить, чтобы рассказать своим о бое на высоте. Кто был этот офицер, не совсем ясно – по одной версии, это был капитан Виктор Романов, по другой – лейтенант Дмитрий Кожемякин.

Супонинский и Поршнев спрыгнули вниз с поросшего кустарником и деревьями обрыва в овраг. Овраг был извилистым, бойцы ползком скрылись из зоны видимости боевиков. Здесь же в овраге они наткнулись на третьего выжившего бойца 6-й роты – Евгения Владыкина. Так втроем они потом и вышли к отряду Баран.

Супонинский – единственный из выживших, кто получил звезду Героя России. К сожалению, ее выдали, что называется, по разнорядке – звездами Героев наградили в основном офицеров, воевавших на высоте 776. Рядовые бойцы и сержанты получили только ордена Мужества (за некоторыми исключениями). Но и кто-то из выживших, по мысли начальства, должен был получить высшую награду страны – выбрали самого старшего по званию. Им оказался Супонинский. Непонятно, чем остальные погибшие и выжившие бойцы 6-й роты и приданных частей оказались менее «героическими», чем официально награжденными золотыми звездами десантники.

Сержант Андрей Поршнев являлся командиром отделения. К концу боя на высоте 776 он не имел ранений, но его сильно контузило – из ушей и носа шла кровь. По словам Супонинского, он плохо соображал, шел как пьяный. Тем не менее, ему вместе с Александром удалось покинуть место боя и выбраться к своим. На тот момент, по словам Баран, у него не осталось внешних признаков ранений и контузий.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Сержант Андрей Поршнев

Существующая путаница в отношении того, кто прикрывал отход Супонинского и Поршнева – Романов или Кожемякин – порождена в том числе и ими самими. Так, Супонинский в разных интервью давал разную информацию относительно того, кто из этих двух офицеров оставался последним из живых. Мы можем предположить, что он мог не знать точные имена и фамилии офицеров из других подразделений. Напомним, что Кожемякин был из полковой разведроты, с которой части 2-го батальона до того вообще не воевали вместе. А Романов являлся командиром артбатареи, и с ним выжившие так же могли не пересекаться вплоть до боя на высоте 776. В силу этого становится понятно, почему тот же Супонинский называл разные фамилии прикрывавших его отход офицеров – просто он их плохо знал и перепутал. Нельзя исключать так же и возможность того, что что-то напутал записывавший его интервью журналист – к сожалению, профессионализм многих из них часто оставляет желать лучшего, и на страницах печатных изданий часто случаются серьезные ляпы. В основном же Супонинский везде озвучивает версию того, что их отход прикрывал раненый в ноги и потому не способный идти Романов.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Рядовой Евгений Владыкин

Рядовой Евгений Владыкин во время боя на высоте видел раненых десантников и их страдания. Им было очень холодно, и боец решил сделать вылазку за спальными мешками, которые были брошены во время марша после столкновения с боевиками. Видимо, то место, где были оставлены спальники, находилось вне района обороны 6-й роты – либо на некоей «нейтральной» земле между позициями десантников и боевиков. По пути туда Владыкин наткнулся на врага. Судя по всему, все произошло достаточно быстро (может, именно в этот момент Хаттаб пошел в очередную атаку), Евгений не смог оказать сопротивления и был избит. Били его достаточно сильно – он потерял сознание от удара прикладом в лицо. Боевики посчитали окровавленного десантника мертвым и ушли. Очнулся он от холода – как оказалось, боевики его раздели и разули (у них, как уже говорилось ранее, были определенные проблемы с одеждой и обувью после длительного пребывания в горах, и они не брезговали снимать их с мертвых – ну, или с тех, кто таковыми казался). Сняв одежду и обувь в свою очередь с убитых товарищей, Владыкин тут же нашел первое попавшееся оружие – пулемет РПКС. При осмотре места, где 6-я рота заняла оборону, он обнаружил, что все мертвы, и роты уже не существует. Владыкин покинул высоту, довольно быстро найдя Поршнева с Супонинским, и вместе с ними вышел к своим.

Рядовой Вадим Тимошенко являлся радистом при Евтюхине. Как он позже рассказывал, во фланг к десантникам зашел пулеметный расчет боевиков – и комбат послал Тимошенко с ефрейтором Александром Гердтом (исполнявшим обязанности батальонного писаря) подавить эту огневую точку. В то время, когда они шли выполнять эту задачу, начался минометный обстрел боевиков – и их завалило деревом. Гердт был убит сразу, Тимошенко получил ранение, но сумел отползти под завал из деревьев, где спрятался от подошедших врагов. Сложность была еще в том, что у него не оказалось боеприпасов (или оружия – не совсем понятно) – видимо, при обстреле из минометов и при падении деревьев их отбросило в сторону/повредило. Искавшие Тимошенко по кровавому следу боевики его так и не нашли.

Судя по всему, под завалом из деревьев Тимошенко оказался уже под конец боя на высоте. Поэтому он не мог отойти к основным силам роты, будучи отрезанным боевиками, а потом отходить стало не к кому – все погибли.

Со стороны критиков существуют весьма резонные доводы – что радиста стараются всячески беречь (а он у Евтюхина на тот момент оставался в количестве одной штуки) и что боевики получаются совсем бестолковыми, что не могут найти человека по кровавым следам.

Тут можно привести и весомые контрдоводы – на тот момент от радиста особой пользы уже не было, переговоры с командованием и корректировка огня артиллерии и так велись без посредничества радиста. А ситуация из-за понесенных потерь стала такой, что на счету был каждый боец. И использование радиста для подавления вражеской огневой точки в подобной ситуации уже не выглядит чем-то неправдоподобным (к тому же, с ним посылают штатного писаря – тоже далеко не бойца передовой линии, что говорит о том, что в бой бросали уже всех, у кого было две руки – две ноги и автомат).

Что касается не обнаруживших Тимошенко боевиков – их внимание вполне могли отвлечь другие бойцы роты и их действия.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Комаров и Христолюбов после боя за высоту

Особняком от четверых предыдущих выживших стоят Роман Христолюбов и Алексей Комаров. Про них иногда говорится, что они вообще весь бой где-то отсиделись и не сделали ни одного выстрела. Но тут есть одна загвоздка – они выносили раненого в ногу старшего лейтенанта Воробьева. У него была перебита артерия, и самостоятельно он не мог передвигаться. Воробьев по всем сведениям погиб только под утро 1 марта – когда 6-я рота была уничтожена. Как Комаров с Христолюбовым одновременно отсиживались в стороне и оказались вместе с Воробьевым – не совсем понятно. Просто один факт исключает другой.

Комаров и Христолюбов состояли в том самом 3-м взводе, который был атакован боевиками при подъеме на высоту – они несли печку-буржуйку. Их дальнейшая судьба не совсем понятна – по их рассказам, они участвовали в основных событиях на высоте при отражении вражеских атак. Но так же можно и предположить, что они просто-напросто были отсечены от основных сил роты и не могли выйти к ним из-за находившихся рядом боевиков. В свою очередь, боевиков не очень интересовало место, где засели эти два бойца (судя по всему, оно находилось в стороне от тропы, шедшей мимо высоты 776). А потому враги не предпринимали попыток уничтожить этих двух десантников – у них задача была другая. Когда же схватка за высоту подошла к концу, они каким-то образом встретили Воробьева, где тот прикрыл их отход от наседающего противника. Но нельзя исключать и того, что они могли в какой-то момент выйти к основным силам роты и воевать уже вместе с ними. Пока мы не знаем точных обстоятельств атаки боевиков на 3-й взвод 6-й роты, мы не можем с уверенностью настаивать на какой-то одной из этих версий. Если взводу оставалось до позиций основной группы роты не так много – теоретически эти два бойца могли присоединиться к ней.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Евгений Владыкин и Алексей Комаров

Как бы то ни было, можно только отметить, что все имеющиеся у нас данные – весьма спорная и неоднозначная информация, чтобы что-то утверждать наверняка о том, где именно находились и что делали Комаров и Христолюбов.

В отношении всех шестерых переживших бой на высоте 776 зачастую можно слышать упреки в том, что они струсили, убежали и т.д. Звучат все эти обвинения не очень уместно – бойцы покинули высоту явно не в первые минуты боя, а в тот момент, когда оборона высоты потеряла всякий смысл. И их смерть уже ничего не решала в деле «запечатывания» прорыва боевиков. Поэтому более логичным и правильным при таком раскладе будет отвод еще оставшихся десантников к основным силам, а не их теперь уже абсолютно бессмысленная гибель. Хочется напомнить, что основная цель и смысл существования любого воинского коллектива – это выполнение тех или иных приказов командования и достижение поставленных им задач, а не просто уничтожать врагов. Когда же выполнение задачи становится невозможным (а под утро именно это и произошло с 6-й ротой) – то гибель солдат превращается в пусть и героическое, но абсолютно бессмысленное занятие. Нападки в стиле «что ж ты там в танке не сгорел?» в таком контексте выглядят не очень умно и уместно.

Несмотря на все противоречия в версиях того, как уцелевшие бойцы покинули высоту – несомненным является то, что они встретили врага как подобает воинам и ушли только когда все уже было кончено. Никого из них шатающимися поблизости от реки пришедший к высоте в полночь Баран точно не застал. Какого-то бегства во время боя здесь не наблюдается – а посему можно сделать вывод, что они до конца выполнили свой долг. И вся их «вина» — только в том, что они сумели выжить.

11.2 Погибшие

Всего во время боя на высоте 776 погибло 84 человека из состава 6-й роты, 3-го взвода 4-й роты, взвода полковой разведроты и управления 2-го батальона, а так же из состава других частей. 21 человек получил звезду Героя, остальные были награждены орденами Мужества. Как уже говорилось, награждение шло не за конкретные подвиги, поскольку обстоятельства гибели солдат и офицеров 6-й роты по большей части остались неизвестными. В первую очередь, наградили всех офицеров – 13 человек. Далее награды пошли наиболее отличившимся по службе сержантам и рядовым – то есть, тем, кто был у командования на хорошем счету, имел личное дело без взысканий и залетов. Более справедливым было бы в таком случае всем подряд дать по звезде Героя (так как воевали и погибали все, по большому счету, одинаково), а не делать градации по награждению.

1. Командиром 2-го батальона 104-го полка являлся подполковник Марк Евтюхин. Понимая сложность стоявшей перед усиленной 6-й ротой задачи, он решил лично вывести ее на позиции – и только потом вернуться на КП батальона. Точно так же в этом выходе с ним пошел его заместитель майор Александр Доставалов, который шел вместе с 3-м взводом 4-й роты. Во время боя Евтюхин фактически руководил всеми действиями 6-й роты и прочих частей, находившихся на высоте 776. Под конец боя, осознав, что удержать высоту не получится и счет жизни роты идет уже на минуты, он последний раз вышел в эфир и вызвал огонь артиллерии на себя. Комбат погиб от вражеской пули при последнем бое на вершине высоты. Посмертно Марку Евтюхину было присвоено звание Героя России.

2. Заместитель командира батальона майор Александр Доставалов на момент начала боя на высоте 776 находился на соседней высоте с взводом 4-й роты. Около 3-00 1 марта он пришел со своими бойцами к основным силам 6-й роты. Доставалов погиб в числе последних пятерых бойцов, воевавших на самой вершине высоты 776. Посмертно Доставалову было присвоено звание Героя России.

3. Командир 6-й роты капитан Сергей Молодов был смертельно ранен в начале боя за высоту – когда бойцы под его руководством прикрывали отход разведчиков Воробьева от наседающих боевиков. Молодов был ранен не то в шею, не то в голову пулей снайпера. Ему пытались оказать помощь, но безуспешно – он все же вскоре умер. Молодов так же стал Героем России.

4. Заместитель командира 6-й роты капитан Роман Соколов участвовал в бою с самого первого столкновения с боевиками при отходе разведдозора с поляны у Исты-Корда. После ранения Молодова Соколов принял командование ротой на себя. Под его руководством рота отошла на высоту 776. При отходе Соколов получил свое первое ранение. Когда боевики произвели минометный обстрел высоты, Роман получил новые ранения – ему оторвало руку, потом — ноги. Его уже без сознания перевязали и оттащили в укрытие, где он очнулся и принял свой последний бой. Боевики на тот момент уже взяли высоту и производили добивание оставшихся десантников. Соколов погиб от выстрела в голову. Посмертно он так же получил звание Героя России.

5. Виктор Романов, являясь командиром самоходной артиллерийской батареи, выполнял роль артиллерийского корректировщика для 6-й роты. Во время минометного обстрела высоты он получил тяжелое ранение ног и не мог передвигаться. Время смерти Романова устанавливается не совсем точно – по одним данным, он умер от полученных ран до последнего боя, по другой – был последним выжившим офицером и приказал отходить Супонинскому и Поршневу, после чего погиб, прикрывая их отход.

6. Старший лейтенант Алексей Воробьев был заместителем командира полковой разведроты. При этом он принимал самое активное участие в выходах на разведку своих подчиненных. 29 февраля именно он возглавлял разведгруппу, наткнувшуюся на боевиков у подножия горы Исты-Корд. В дальнейшем Воробьев участвовал в обороне высоты 776 до самого конца и находился в самой гуще боя. В бою Алексей убил полевого командира Идриса (по другим данным, Идрис был убит позже, в декабре 2000 года). Когда оборона роты развалилась и распалась на отдельные хаотичные очаги, Воробьев, судя по всему, принял решение отходить (один, или нет – неизвестно). При отходе ему минами перебило ноги, и, будучи раненым, он прикрыл отход двух других бойцов – Комарова и Христолюбова. Старший лейтенант Воробьев получил Героя России (посмертно).

7. Лейтенант Олег Ермаков командовал 3-м взводом 4-й роты. При прорыве взвода к высоте 776 он был с отделением, которое прикрывало основные силы взвода при движении к 6-й роте. Во время боя Ермаков получил серьезное ранение в живот и не мог идти дальше. Очевидно, осознав, что он не выживет после полученного ранения, Олег приказал подчиненным уходить. А сам остался и, истекая кровью, продолжал вести огонь по боевикам, пока не погиб. Герой России (посмертно).

8. Сержант Александр Комягин командовал 1-м взводом 6-й роты. До того он успел повоевать в Первую чеченскую войну срочником, после чего поступил на контрактную службу. Комягин вместе со своим взводом прикрывал отход Воробьева после первого столкновения с боевиками. Он же неоднократно пытался вытащить раненого Молодова из-под обстрела боевиков – в итоге это все-таки удалось. Комягин воевал со своим взводом до самого утра и погиб во время последнего штурма высоты. Посмертно награжден звездой Героя России.

9. Старший лейтенант Андрей Панов был командиром 2-го взвода 6-й роты. До самого утра 1 марта он руководил своими подчиненными, отражая атаки боевиков. Последний штурм он отбивал уже вместе с десятью уцелевшими бойцами (которые, видимо, были не только из его взвода, но и из других подразделений отряда Евтюхина). После сорока минут ожесточенного боя Панов и его бойцы погибли. За бой на высоте 776 Андрей Панов стал Героем России.

10. Третьим взводом 6-й роты командовал старший лейтенант Дмитрий Петров. Именно этот взвод попал под атаку боевиков, когда поднимался на высоту 776. Не совсем ясно, кто еще из этого взвода кроме него (и Комарова с Христолюбовым) уцелел после того столкновения, но Петров оставался в строю вплоть до последнего боя роты. Был не один раз ранен, но продолжал отбиваться от врага. Во время последнего боя Дмитрий с оставшимися в живых бойцами, что были рядом, пытался отступить из занимаемого ими района (вероятно – на соединение с оставшимися где-то рядом бойцами 6-й роты), но отход не получился. Десантники пытались отходить, прикрывая друг друга огнем, но быстро выбывали из строя. Последним погиб Петров – его прикрывать было уже некому. По одним данным, он был сражен пулей. По другим – когда закончились патроны, он подорвал себя и подошедших боевиков гранатой. Дмитрий Петров так же был награжден звездой Героя.

11. Лейтенант Дмитрий Кожемякин был командиром взвода разведки, который придавался 2-му батальону. Вместе с остальными разведчиками он после первого столкновения с боевиками отступил к высоте 776, при этом он получил легкие ранения. Вместе с основными силами роты Кожемякин сражался с боевиками до самого утра. По одной из версий, именно он прикрывал отход Супонинского и Поршнева. По другой – в ходе последнего штурма  высоты боевики окружили Дмитрия и несколько еще остававшихся в живых бойцов рядом с ним. Определив в нем офицера, боевики не стали его убивать, а попытались взять в плен. У них ничего не вышло – Кожемякин был хорошо подготовленным рукопашником и применил свои навыки на все 100 процентов. Пытавшиеся взять его живым боевики были зарезаны в ходе завязавшейся схватки, но живым он им так и не дался. Когда на высоту после боя поднялись разведчики, то они нашли Кожемякина с разбитым прикладами лицом, а рядом – несколько убитых им боевиков. Лейтенанту Кожемякину посмертно присвоили звание Герой России.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Дмитрий Кожемякин

12. Старший лейтенант Александр Колгатин руководил инженерно-саперным взводом. В условиях начавшегося на высоте 776 боя оборудовать полноценную оборону было невозможно (к тому же, велика вероятность того, что с собой Евтюхин или не захватил, или захватил крайне мало противопехотных и сигнальных мин). Колгатин был вынужден воевать как обычный стрелок. Тем не менее, во время последнего штурма высоты он смог установить две мины МОН-50 и взорвать их при приближении боевиков. При этом от огня боевиков Колгатин получил смертельное ранение и вскоре умер. Награжден звездой Героя России.

13. Командиром взвода 3-й самоходной артиллерийской батареи и одновременно арткорректировщиком, который шел с разведчиками Воробьева, являлся лейтенант Александр Рязанцев. После отхода разведки на высоту 776 Рязанцев помогал Романову корректировать огонь артиллерии по противнику. Погиб он под утро 1 марта во время последнего боя за высоту. Александр Рязанцев так же был награжден звездой Героя.

14. Старший лейтенант Андрей Шерстянников командовал зенитно-ракетным взводом 165-го отдельного зенитно-ракетного дивизиона. В Чечне его зенитки выполняли роль мобильной артиллерии, поддерживая действия десантников своим огнем. Шерстянников участвовал в бое на высоте 776 в качестве обычного пехотинца (его зенитки по понятным причинам сюда нельзя было протащить). Погиб под утро 1 марта во время последнего боя. По одной из версий – взорвал себя гранатой. Герой России (посмертно).

Что касается остальных погибших – подробностей их участия в бое на высоте 776 практически не известно. В основном имеется только скупая информация о их звании, должности и последующем награждении.

6-я парашютно-десантная рота:

15. Старший сержант Андрей Арансон, стрелок-оператор 6 пдр, командир отделения. Посмертно награжден Орденом Мужества.

16. Младший сержант Сергей Бакулин, гранатометчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

17. Младший сержант Сергей Василёв, командир боевой машины, командир отделения 6 пдр. Посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

18. Сержант Дмитрий Григорьев, гранатометчик 6 пдр. Посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

19. Младший сержант Владислав Духин, командир боевой машины, командир отделения 6 пдр. Во время боя подорвал себя гранатой вместе с боевиками. Посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

20. Младший сержант Владимир Елисеев, стрелок 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

21. Младший сержант Сергей Жуков, командир боевой машины, командир отделения 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

22. Сержант Евгений Исаков, замкомвзвода, командир отделения. Посмертно награжден Орденом Мужества.

23. Младший сержант Константин Кривушев, командир боевой машины, командир отделения 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

24. Младший сержант Галим Куатбаев, наводчик-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

25. Сержант Юрий Ляшков, пулеметчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

26. Старший сержант Рустам Сираев, стрелок-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

27. Младший сержант Денис Тимашев (Тимашов), командир боевой машины, командир отделения 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

28. Младший сержант Игорь Хворостухин, санинструктор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

29. Ефрейтор Александр Гердт, заместитель командира боевой машины и наводчик орудия, старший стрелок 6 пдр. Посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

30. Рядовой Владимир Александров, пулеметчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

31. Рядовой Николай Амбетов, старший стрелок 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

32. Рядовой Владимир Архипов, гранатометчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

33. Рядовой Дмитрий Бадретдинов, пулеметчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

34. Рядовой Денис Белых, наводчик-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

35. Рядовой Владимир Бирюков, пулеметчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

36. Рядовой Алексей Воробьев, старший стрелок 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

37. Рядовой Станислав Грудинский, пулеметчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

38. Рядовой Евдокимов Михаил Владимирович, санитар 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

39. Рядовой Роман Ердяков, наводчик-оператор 6 пдр. Когда его окружили боевики, подорвал себя и их гранатой. Посмертно награжден Орденом Мужества.

40. Рядовой Андрей Зайцев, наводчик-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

41. Рядовой Денис Зинкевич, гранатометчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

42 Рядовой Дмитрий Иванов, гранатометчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

43. Рядовой Сергей Иванов, стрелок-оператор боевой машины 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

44. Рядовой Ярослав Иванов, стрелок-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

45. Рядовой Владимир Изюмов, гранатометчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

46. Рядовой Владимир Ислентьев, гранатометчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

47. Рядовой Амангельды Кенжиев, старший стрелок 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

48. Рядовой Алексей Кирьянов, старший стрелок 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

49. Рядовой Александр Кобзев, гранатометчик 6 пдр. Подорвал себя и врага гранатой. Посмертно награжден Орденом Мужества.

50. Рядовой Виктор Лебедев, стрелок-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

51. Рядовой Сергей Михайлов, наводчик-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

52. Рядовой Алексей Некрасов, пулеметчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

53. Рядовой Роман Пискунов, механик-водитель 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

54. Рядовой Алексей Рассказа, заместитель командира взвода, командир отделения, командир боевой машины 6 пдр. Посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

55. Рядовой Роман Судаков, гранатометчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

56. Рядовой Константин Тимошинин, стрелок-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

57. Рядовой Михаил Травин, механик-водитель, по другой версии – гранатометчик (возможно, в гранатометчики «переквалифицировался» во время марша, так как технику оставили в Махкетах и шли пешком) 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

58. Рядовой Алексей Храбров, стрелок-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

59. Рядовой Вадим Чугунов, наводчик-оператор, командир отедления 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

60. Рядовой Николай Шалаев, наводчик-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

61. Рядовой Денис Шевченко, гранатометчик 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

62. Рядовой Сергей Шиков, наводчик-оператор 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

63. Рядовой Алексей Шукаев, старший стрелок 6 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

4-я парашютно-десантная рота (она же – 9-я рота 234-го полка):

64. Сержант Владимир Купцов, командир отделения 9 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

65. Младший сержант Иван Павлов, механик-водитель 9 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

66. Ефрейтор Василий Сокованов, заместитель командира боевой машины, наводчик-оператор 9 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

67. Рядовой Александр Коротеев, снайпер 9пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

68. Рядовой Алексей Нищенко, старший стрелок 9 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

69. Рядовой Роман Пахомов, гранатометчик 9 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

70. Рядовой Игорь Попов, стрелок-оператор 9 пдр. Во время боя взорвал себя гранатой, чтобы не попасть в плен. Посмертно награжден Орденом Мужества.

71. Рядовой Денис Трегубов, старший стрелок 9 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

72. Рядовой Александр Трубенок, стрелок-оператор 9 пдр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

175-я отдельная разведрота:

73. Младший сержант Сергей Козлов, командир боевой машины 175 орр. Подорвал себя гранатой вместе с подступившими боевиками. Посмертно награжден Орденом Мужества.

74. Старший сержант Сергей Медведев, заместитель командира взвода, командир боевой машины, командир отделения 175 орр. Посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

75. Младший сержант Евгений Хаматов, разведчик отдельной 175 орр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

76. Младший сержант Дмитрий Щемлев, разведчик 175 орр. Посмертно награжден Орденом Мужества.

77. Ефрейтор Александр Лебедев, старший разведчик 175 орр. Посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

Прочие части и должности:

78. Младший сержант Роман Афанасьев, командир отделения, начальник радиостанции 2 взвода связи. Посмертно награжден Орденом Мужества.

79. Младший сержант Алексей Васильев, топогеодезист, вычислитель 2 САБ. Посмертно награжден Орденом Мужества.

80. Младший сержант Денис Стребин, командир отделения батареи управления самоходно-артиллерийского дивизиона. Посмертно награжден Орденом Мужества.

81. Младший сержант Владимир Швецов, механик группы регламента и ремонта авиационного оборудования. Посмертно награжден Орденом Мужества.

82. Рядовой Михаил Загораев, сапер. Посмертно награжден Орденом Мужества.

83. Рядовой Александр Исаев, топогеодезист батареи управления и артразведки. Посмертно награжден Орденом Мужества.

84. Рядовой Валентин Савин, радиотелефонист 2 взвода связи. Посмертно награжден Орденом Мужества.

ЭПИЛОГ

История боя на высоте 776, обросшая массой разнообразных подробностей и легенд, между тем сама по себе стала легендой и одним из главнейших событий Второй Чеченской войны. 6-я рота вполне заслуженно вошла в историю России как пример мужества и героизма бившихся до последнего солдат.

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Памятник бойцам 6-й роты в ПсковеПо мотивам событий у Улус-Керта снято три художественных фильма и еще больше – документальных, написано множество книг и песен, поставлен спектакль. В честь павших открываются памятники, мемориальные доски, называются школы, улицы и другие объекты. Десантники прочно вышли в один ряд со своими героическими предками, сражавшимися за нашу страну в целом ряде многочисленных войн и военных конфликтов.

Но, вместе с тем, помня про подвиг псковских десантников, мы
не должны нагромождать на него лишних домыслов и легенд, приукрашивая или,
наоборот, очерняя происходившим события. Наша задача – показать тот бой и
события вокруг него как они были, ничего не придумывая и не умалчивая. Этому и
посвящено данное исследование – дать объективную картину сражения на высоте 776
в контексте Второй Чеченской войны.

Источник >>>>>

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Последний бой 6-й роты. Часть 8

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *