Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

отadmin

Янв 27, 2023
Исторический опыт с ограниченным количеством танков

Тигр Виттманна с кольцами.

Материал заимствован на сайте ТактикМедиа Автор : Василий Зайцев

Кто читал о немецких танковых войсках во Второй мировой войне, тот, скорее всего, знает эти имена: Эрнст Баркманн, Йоханнес Бёльтер, Отто Кариус, Курт Книспель и Михаэль Виттманн. В литературе и в интернете циркулируют списки с невероятным количеством «фрагов» — подбитых ими вражеских танков. О некоторых из этих людей написаны целые книги, но, при этом, ажиотаж вокруг «танковых асов» на самом деле явление послевоенного периода.

В начале августа 1944 года немецкая пропагандистская передача «Вохеншау» (Wochenschau — Обзор недели) показала кадры боев в Нормандии. На несколько секунд в кадре предстал крупным планом офицер-танкист. При этом комментатор зачитал следующий текст:

«Кавалер мечей Рыцарского Креста, гауптштурмфюрер СС Виттманн, один из самых успешных и устрашающих уничтожителей танков на своем «Тигре», на фронте вторжения.» 

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Виттманн в кадрах пропаганды (Источник: Bundesarchiv, Bild 101I-299-1802-08 / Scheck / CC-BY-SA 3.0)

Вообще то «Вохеншау» приводила имена отдельных командиров танков только в исключительных случаях. Правда, увидеть танковые экипажи-победители можно было часто, например в Вохеншау от 3 августа 1944 года лейтенанта Отто Кариуса с Рыцарским крестом, изучающего карты. Однако, как и в большинстве других случаев, зрители так и не узнали о ком идет речь.Только после войны Кариус стал всемирно известен своими мемуарами «Тигр в грязи» (Tiger im Schlamm).

Позже историю о Кариусе подхватил популярный немецкий писатель Франц Куровски. Сначала под псевдонимом Карл Альман (Karl Alman), а позже под его настоящим именем были изданы книги о немецких «танковых асах», которые внесли значительный вклад в формирование легенд о них и их почитание. Следует отметить, что в своих книгах Куровски, или приукрашал события по собственному усмотрению, или давая волю своему воображению просто их выдумывал. Немецкие солдаты в его историях описывались как рыцари, не совершавшие никаких военных преступлений —  их совершали лишь солдаты других стран. 

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Книга о танковых асах Третьего Рейха

Георг Бозе (Georg Bose), кавалер Рыцарского креста штурмовой артиллерии, писал о Куровски: 

Недавно он написал еще один рассказ в журнале «Ландсер» (Landser) о штурмовой артиллерии, где и меня тоже несколько раз упоминает, но я не могу вспомнить, где бы это могло произойти?!

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Франц Куровски Источник https://www.portal-militaergeschichte.de/toeppel_kurowski

Буклеты «Ландсер», упомянутые Бозе, выходили еженедельно на протяжении многих десятилетий и их можно было купить в книжных киосках. В этих журналах, в стиле молодежных и приключенческих романов, описывались сражения Второй мировой войны с точки зрения немецких солдат или представлялись операции особо успешных военачальников Вермахта и Ваффен СС. В основном все рассказы  были вымышленными и были написаны авторами-любителями.

Франц Куровски также написал множество таких рассказов под псевдонимом Карл Коллатц, включая выпуски о «танковых асах», таких как Йоханнес Бёльтер (Johannes Bölter) и Михаэль Виттманн (Michael Wittmann). Поскольку Куровски использовал настоящие имена солдат и выбирал реальные события в качестве фона для своих историй, многие читатели воспринимали их как правдивые.

Что касается количества подбитых, его героями, танков, то его фантазия и тут не дала сбоя. Цифры, которые Куровски опубликовал в буклетах «Ландсер» имели мало общего с реальностью. Например, по мнению Куровски, Хорст Науманн (Horst Naumann), подбил 48 танков. Поскольку Науманн пережил войну и умер только в 2000 году, то он сам смог это прокомментировать: на самом деле к концу войны на его счету было ровно 30 танков. 

Кольца и цифры

Среди фанатов и любителей истории Панцерваффе распространено мнение, что все командиры экипажей вели счет своим победам. Многие даже рисовали кольца на стволах своих танков и штурмовых орудий, соответствующие количеству подбитых танков противника. Опираясь на воспоминания немецких танкистов попробуем разобраться на сколько это соответствует действительности. Для начала рассмотрим, как производился подсчет танковых побед со слов непосредственных участников.

Вернер Вендт (Werner Wendt), командир танка в 101-м (позже 501-й) тяжёлом танковом батальоне СС:

«Количество подбитых танков передавалось в роту (штаб). Здесь велись общие списки. Большинство командиров не обращали внимания на эти цифры!»

Альфред Руббель, ординарец 503-го тяжелого танкового батальона, сообщал нечто подобное:

«Мы говорили не: Майер подбил три танка, а: Машина 214 подбила три танка. Так как уничтожение противника достигалось всегда совместными усилиями».

Далее Руббель пояснял:

«Эти несколько странные списки, гуляющие в интернете, я тоже там якобы 57 танков подбил. Может быть, я кое где и присутствовал, но за свою жизнь я подбил только трех, сидя за прицелом. Все эти списки являются мнимыми значениями. Это непонятно откуда взятые цифры, они неверны.»

Эрнст Баркманн (Ernst Barkmann), получивший Рыцарский крест как командир танка 2-го танкового полка СС:

«Танк редко использовался один. Поэтому привлекалось несколько танков для уничтожения одного вражеского танка. Так что точных подробностей, какой именно танк подбил ту или иную вражескую машину, нет».

Ряд командиров танков также заявляли, что даже не знали, сколько танков они подбили. Например, Отто Кариус в интервью историку Роману Тёппелю сказал, что никогда не называл количество подбитых им танков, да и не мог бы их назвать. По его личным оценкам, их около 100, но подтвердить это невозможно. Обладатель Рыцарского креста командир танка Карл Николусси-Лек (Karl Nicolussi-Leck) из 5-го танкового полка СС прокомментировал:

«Я должен согласиться с Отто Кариусом в утверждении того, что у меня нет под рукой ни количества подбитых мной танков, ни правил подтверждения подбитых танков. После боя мы, конечно, знали, сколько танков противника было подбито, но как эти цифры обрабатывались дальше, я не знаю».

В большинстве случаев было видно сколько подбитых танков противника осталось на поле боя, но доказать, что это именно твой танк подбил тот или иной вражеский танк было затруднительно – в бою огонь вели все одновременно, и их можно занести на счет, как артиллерии или пехоты, так и авиации.

При получении наград, количество уничтоженных танков оценивалось иначе, чем победы в Люфтваффе и Кригсмарине. Например, летчики-истребители получали Рыцарский крест Железного креста за определенное количество побед в воздухе, а подводники – за суммарный тоннаж потопленных кораблей и судов. В наземных войсках и Ваффен-СС на более низком уровне управления все было немного иначе. Рыцарским крестом обычно награждали за отдельный поступок, совершенный «по собственной инициативе» и решающим образом повлиявший на исход боя. Достижения для его получения не были накопительными. Соответственно, человек не имел права на получение награды только за то, что, например, он подбил большое количество вражеских танков. Так что неудивительно, что едва ли не самый результативный танковый стрелок Вермахта, фельдвебель Курт Книспель, так и не был предъявлен на Рыцарский крест, хотя по заявлениям за время войны подбил около 165 вражеских танков.

Если какой-либо успешный танковый экипаж и рисовал кольца на стволе орудия своей машины, то это было скорее исключением. Так, Хорст Науманн, служивший во время войны в нескольких батальонах штурмовых орудий, писал:

“Ни у меня, ни у других командиров, ни в одном батальоне, где я служил, не было колец на стволах, обозначающих количество подбитых вражеских машин.»

Конечно немцы понимали, что увидев такой танк, враг захочет его поскорее уничтожить, сконцентрировав огонь всей артиллерии на нём. Так по докладам “Африканского корпуса” после получения Пц 4 с длинными пушками было замечено, что британцы всегда концентрировали огонь всех средств именно на них, справедливо считая их самыми опасными. Альфред Руббель описывая обычаи в 503-м тяжёлом танковом батальоне, вспоминал:

«У нас было запрещено рисовать кольца. В конце концов, мы не хотели, чтобы русские видели, что этот человек у них до того натворил, когда такой экипаж заезжал в их ряды».

Дополнительно можно заметить, что при смене машины – в случае повреждения огнем или поломки, кольца нужно было бы перерисовать на новую машину, а кольца на идущей в ремонт каким-то образом стирать. Вряд ли кому-то то действительно хотелось этим заниматься в реалиях фронта.

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Тигр Виттманна с кольцами. Источник: https://www.weltkrieg2.de/tiger-ass-wittmann/

Хотя и существуют известные фотографии танков и САУ с кольцами на стволах, например, «Тигр» Михаэля Виттманна, показанный в немецкой передаче Вохеншау 2 февраля 1944 года – на его стволе было нарисовано 89 колец. Однако нужно понимать, что их туда нанесли исключительно для съёмок в пропагандистских целях. Ни «Тигр», на котором Виттманн вел свою роту в Нормандии в июне 1944 года, ни тот, на котором он погиб 8 августа 1944 года, не имели на стволе никаких колец. 

Михаэль Виттманн

Каждое правило имеет свои исключения. В случае с панцерваффе это был гауптштурмфюрер СС Михаэль Виттманн. Он считается самым успешным командиром танка Второй мировой войны. Ведь он был единственным командиром, получившим мечи к Рыцарскому кресту с дубовыми листьями.

Михаэль Виттманн родился 22 апреля 1914 года в Фогельтале в Верхнем Пфальце, в семье фермера. После окончания начальной школы он работал фермером на ферме своего отца. В феврале 1934 года явился к добровольной рабочей службе (Freiwilliger Arbeitsdienst), которая в то время уже субсидировалась государством, но еще не была обязательной. 

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Рыцарский Крест с дубовым листом и мечами Источник: Википедия

С октября 1934 г. по сентябрь 1936 г. Виттманн прошел двухгодичную военную службу в 19-м пехотном полку. В апреле 1937 г. он поступил на военную службу в лейбштандарт СС «Адольф Гитлер», хотя, формально, ему не хватало двух сантиметров роста с его 1,76 метра. В составе бронированного разведывательного взвода и командира бронированной разведывательной машины Sd Kfz 222 участвовал в Польской кампании. Весной 1940 года его перевели в батарею штурмовых орудий «Лейбштандарта». Виттманн принял под своё командование одно из новых штурмовых орудий.

Кампания против Советского Союза в 1941 году принесла Виттманну оба класса Железного Креста, но и два ранения. С июня по сентябрь 1942 года он посещал, в школе юнкеров СС в городе Тёльц (SS-Junkerschule Tölz), курс для кандидатов в фюреры резерва, который он успешно закончил в качестве СС-Штандартеноберюнкера. Затем он попал в только что созданные танковые войска Ваффен-СС.

Его солдатская слава началась весной 1943 года, когда он получил под своё командование тяжелый танк «Тигр» и быстро добился успехов. 14 января 1944 года, после уничтожения 66 вражеских танков, Гитлер наградил Виттманна Рыцарским крестом. В течение следующих двух недель добавились еще 48 признанных побед, за что 30 января 1944 года он получил Дубовый лист. Когда весной 1944 года его перевели в 101-й тяжелый танковый батальон СС в Бельгии, на его счету было 117 признанных побед.

Перед тем, как принять командование над машиной в новом соединении, Министерство Пропаганды организовало его посещение на завод Хеншель в Касселе. Там был построен «Тигр», на котором Виттманн добился успеха. В заводском цеху он говорил с рабочими, описывая свой опыт и хваля качество танка. Для некоторых рабочих эта пропагандистская мера может и была интересным разнообразием к монотонной будничной работе и мотивирующим опытом. Но вряд-ли тоже можно сказать про принудительных рабочих этой фабрики. Для этой акции их видимо убрали с поля зрения. Без рабов в то время не обходилось ни одно производство. 

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Принудительная рабочая из СССР со знаком ОСТ — Восток Источник: Julia Vogt

После начала высадки союзников в Нормандии 2-я рота Виттмана двинулась на фронт вторжения сухопутным маршем. 12 июня шесть «Тигров» из подразделения Виттмана прибыли в Виллер-Бокаж, юго-западнее Кана, и провели ночь на лесистом участке около дороги. На следующее утро к роте Виттмана подошел британский бронетанковый полк, прорвавший немецкий фронт. Недолго думая, Виттман взял под командование первый боеспособный «Тигр» и в одиночку атаковал англичан.

Британцы на тот момент просто отдыхали, скорее всего не выставив серьёзных постов и пренебрегая разведкой, вследствие чего были в полной растерянности и в следующие минуты потерпели тяжелое поражение.

Виттманн без сопровождения въехал на своем «Тигре» в Виллер-Бокаж, который был занят противником, и уничтожил все британские машины, стоящие на дороге и вдоль нее. Наводчик Виттманна подбил в общей сложности 37 бронемашин, прежде чем его «Тигр» был обездвижен:

— девять танков;
— двенадцать лёгких гусеничных тягачей «Bren Gun Carrier» и «Loyd Carrier» вместе с несколькими прицепленными противотанковыми орудиями;
— тринадцать полугусеничных автомобилей;
— два танка артиллерийского наблюдения;
— один разведывательный бронеавтомобиль;

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Кромвель подбитый в Виллер Бокаж Источник: Bundesarchiv_Bild_101I-494-3376-18A

За этот бой руководство подтвердило Виттманну 21 подбитый танк. Причем, очевидно в пропагандистских целях, двенадцать легкобронированных тягачей «Carrier» посчитали танками. За это Виттманна иногда критикуют, за преувеличенное количество уничтоженных танков. Однако, так как стрелок Виттманна подбил все британские машины с очень близкого расстояния, толщина брони британских машин не имела значения. Будь там танки вместо тягачей, они также были бы уничтожены.

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Лёгкий тягач побитый Виттманном Источник: Вохеншау

Битва при Виллер-Бокаже прославила Виттманна. Его упоминали по имени в Вохеншау и прославляли в ряде газетных статей. Его доклад о битве при Виллер-Бокаж даже передавали по радио. С отсылкой на «Красного барона» Первой мировой войны Манфреда фон Рихтгофена, на стороне союзников Виттманну дали прозвище «Черный барон». Однако с немецкой стороны это прозвище оставалось неизвестным, тем более что Виттманн, в отличие от барона фон Рихтгофена, происходил из крестьян, что делало прозвище «чёрный барон» бессмысленным.

Всего через несколько недель после того, как Гитлер лично вручил ему Мечи к Рыцарскому кресту, солдатская удача покинула Виттманна. 8 августа 1944-го года, в начале операции союзников Totalize, при контратаке у деревни Сенто «Тигр» Виттманна получил два бортовых попадания с близкого расстояния и взорвался. На протяжении десятилетий Виттманн и его команда считались пропавшими без вести. Только в 1983 году их останки были найдены на месте гибели и перезахоронены на военном кладбище Ла-Камб.

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Схема последнего боя Виттманна Источник: Batailles & Blindés N°59 – Février / Mars 2014

Второго Виттманна не получилось

Главная причина славы Виттманна летом 1944-го года заключалась в его действиях в Виллер-Бокаж. Разгромом почти в одиночку британской бронетанковой части он предотвратил прорыв противника в тыл немецкого фронта.

Национал-социалистическая пропаганда использовала этот эпизод как яркий пример смелости немецких солдат и превосходства немецкого оружия. Это было тем более важно для режима нацистов, так как других хороших новостей с фронта вторжения союзников не приходило. С другой стороны, похожие доклады с восточного фронта на фоне ежедневных докладов о сотнях подбитых советских танков с точки зрения пропаганды играли меньшую роль, так как не особо выделялись.

Ни один другой командир танка не получил Рыцарского креста с дубовым листом и мечами. Этот третий уровень Рыцарского креста был большой редкостью: к сентябрю 1944 г. эту награду получили всего 94 солдата. Носителей Дубового листа было уже 564 и они почти не выделялись в пропаганде. Гитлер принимал их группами для церемонии награждения и только в исключительных случаях отдельно. Однако уже с 1943-го года в Вохеншау сообщалось почти исключительно только об отдельных награждениях дубовым листом, мечами и бриллиантами к Рыцарскому кресту, таких как командир подводной лодки Вольфганг Лют (Wolfgang Lüth) или летчики-истребители Вальтер Новотны (Walter Nowotny), Эрих Хартманн (Erich Hartmann) и Хайнц-Вольфганг Шнауфер (Heinz-Wolfgang Schnaufer). Командиров танков не были среди столь высоко награжденных.

Даже среди 861-го солдата, получившего к концу Второй мировой войны дубовый лист не было танковых асов. Из командиров рот, чьи личные достижения в качестве командиров танков были достойны того чтобы служить получению награды, лишь немногие получили дубовый лист: оберфельдвебель Ханс Штриппель (Hans Strippel) из 1-го танкового полка, лейтенанты Йоханнес Бёльтер и Отто Кариус (Johannes Bölter и Otto Carius) из 502-го тяжелого танкового батальона, лейтенант Ханс-Бабо фон Рор (Hans-Babo von Rohr) из 25-го танкового полка и СС Оберштурмфюрер 2-го танкового полка СС Карл Клосковски (Karl Kloskowski) были некоторыми из награждённых. Но звездами пропаганды они не стали и прославились лишь после войны.

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Отто Кариус Источник: Bundesarchiv, Bild 146-1979-064-06 / CC-BY-SA

Курт Книспель

Практически неизвестным был тогда один солдат, который сегодня представляет особый интерес для «фанатов» панцерваффе. Речь идет о Курте Книспеле (Kurt Knispel), самом успешном наводчике 503-го тяжелого танкового батальона. Во время войны его имя было упомянуто публично лишь один раз. 25 апреля 1944-го г., в докладе Вермахта сообщалось: «Унтер-офицер Книспель из тяжелого бронетанкового батальона на востоке в период с июля 1942-го по март 1944-го года подбил 101 танк». Мельком его можно было увидеть в Вохеншау от 11 октября 1944-го г., теперь уже в качестве командира «Королевского тигра» и кавалера ордена Немецкий крест в золоте. Но его имя не было названо в этот раз.

Книспель стал известен только после того, как Франц Куровски опубликовал о нем книгу в 2007 году. Так как Книспель пал в апреле 1945 года, Куровски уже не мог расспросить его самого. Поэтому в качестве ключевого свидетеля для большинства описанных в книге сцен Куровски называет Альфреда Руббеля (Alfred Rubbel). 

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Руббель был начальником Книспеля во время войны, а также ординарцем 503-го тяжелого танкового батальона. Так что Куровски действительно выбрал эксперта, чтобы придать своей книге больше достоверности. Однако когда книга Куровски попала в руки Руббеля тот возмутился:

 «Эта книга — вопиющая наглость. Всё что там стоит, он сам напридумывал. Одни только цитаты, написанные от моего лица, чего стоят. Это всё неправда.»

Одна из выдумок Куровски, по словам Руббеля, это утверждение что Книспеля четыре раза безуспешно выдвинули для награждения «Рыцарским Крестом». Руббель прокомментировал это так:

«Всё глупости. Я был ординарцем (офицером для поручений), и такие вещи проходили через мои руки. Я вёл журнал боевых действий, и такие случаи нужно было туда вносить. В этом случае мне нужно было бы записать: «Командир подал заявку в управление дивизии на представление к такой-то награде такого-то солдата». Право на заявку было у командующего. В случае с Книспелем такого никогда не случалось. Его никогда не выдвигали на Рыцарский Крест.»

Общая оценка книги Куровски от Руббеля была уничтожающей:

«Это произведение не стоит замараной бумаги. Мои ещё живущие боевые товарищи отказались покупать это. … Куровски меня постоянно представляет главным свидетелем его выдумок, наверное потому, что ему просто плевать на правду.»

Куровски часто писал о солдатах Вермахта и СС, создавая вокруг них ореол мужества и бесстрашия. Книспеля в своей книге Куровски также стилизовал в благородного героя, который представляет собой пример для остальных солдат. Но Руббель, хорошо знавший Книспеля, описал его иначе:

«Мне нравился Книспель, он всем нравился. Он был скромен и популярен, и всегда готов был помочь. Мы звали его Куртхен [смягчающее, умаляющие от Курт]. Но он был хулиганом [нем. Rabauke — рабауке, громкий и жестокий, охотно применяющий силу для решения вопросов, человек], которого нужно было направлять».

Само решение сделать его командиром танка было ошибкой. Как бы он ни был хорош в качестве наводчика, также плох он был в качестве командира:

«С этим он не справлялся. Он не мог вести. Его нужно было направлять. Он не был изначально наделён пониманием этических ценностей. Он воровал. Служба дала ему определенный каркас, которого он теперь должен был придерживаться. Мы лишь старались иногда следить за тем, чтобы он не натворил лишнего!»

То, что Книспель был упомянут по имени и количество подбитых им танков еще во время войны стало известно, Руббель объяснял так:

«Все эти танковые асы, особенно Виттманн, были сильно стилизованы. Пропаганда требовала от армии опять чего то вроде Виттмана именно для целей пропаганды. Поэтому Книспеля и прославили».

Итоги

«Танковые асы» во многом явление послевоенное. Во время Второй Мировой войны удачливые танкисты всегда оставались в тени звезд Люфтваффе и немецких подводников. Нацистская пропаганда редко сообщала о них поимённо, как о летчиках-истребителях и командирах подводного флота, и также редко они удостаивались высшего отличия. Только их прославление в научно-популярных памфлетах и ​​книгах, проводимое с 1960-х годов в основном писателем Францом Куровски, сделало их легендарными. И чем больше времени прошло после  Второй Мировой Войны, тем дальше эти легенды отходят от реальности.

Источник >>>

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Развенчиваем мифы о немецких танковых асах

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *