19 января 1943 года. Сводка штаба флота

На севере. Авиация СФ из-за плохой погоды не летала. Противник одиночными самолётами бомбил Мурманск. 2 наших тка выходили в море, но из-за обледенения вернулись в базу.

На западе. Войска Волховского и Ленинградского фронтов закрепились на достигнутых рубежах, готовясь к дальнейшему наступлению. Противник обстреливал Ораниенбаум, Мартышкино, р-н Нового Посёлка и Богородицкой Кузьминки. Огонь по врагу вели 1 эм, 2 кл, 2 береговые и 16 ж.-д. батарей. Самолёты флота выполнили 10 вылетов на бомбежку войск противника и разведку погоды. В воздушных боях сбит 1 Ме-109 и потерян 1 И-16. Неприятель вёл воздушную разведку о. Лавенсари.

На юге. Из Хопи к Ялте вышла пл М-112. Противник вёл воздушную разведку Туапсе. Наши самолёты из-за плохой погоды выполнили только 6 вылетов на бомбежку Анапы и станции Варварка. Огонь по неприятелю вели батареи Новороссийской ВМБ. Межбазовые переходы выполняли 17, а плавание 10 судов обеспечивали 14 кораблей и катеров.

Итоги дня на фронте

Острогожско-Россошанская операция

Части 7-го кавкорпуса и 201-й отдельной танковой бригады внезапной атакой овладели городом и ж/д узлом Валуйки и Уразово. В тот же день за мужество и героизм 7-й кавалерийский корпус был преобразован в 6-й гвардейский кавкорпус.

Ростовская операция

Соединения механизированной группы генерал-лейтенанта Ротмистрова Южного фронта переправились через Маныч. Для прорыва на Батайск Павлом Ротмистровым был создан отряд в составе 8 танков T-34 и Т-70, 5 бронемашин, 9 бронетранспортёров и 200 автоматчиков. Двигаясь по маршруту Малая Западенка, Красный, Койсуг, отряд перерезал ж/д и атаковал город, где был встречен огнём и потерял 5 T-34 и 2 Т-70. После немецкой контратаки отряд Егорова занял круговую оборону в районе совхоза имени Ленина и посёлка имени ОГПУ. В течение 2 дней он вёл тяжёлые бои в окружении, а затем Ротмистров приказал Егорову ночью пробиваться на север, организовав навстречу ему удар 3-й гвардейской танковой бригады. Остатки группы соединились с главными силами 3-го гвардейского танкового корпуса.

Юго-Западный фронт. 19 ноября (четверг) началась наступательная операция советских войск в Сталинградской битве под кодовым наименованием «Уран».

Соотношение сил перед Юго-Западным фронтом к началу контрнаступления:

Прорыв обороны противника производился одновременно на нескольких участках. Погода была туманная. При прорыве обороны пришлось отказаться от применения авиации. В 7 час. 30 мин. залпом реактивных установок — «катюш» — началась артиллерийская подготовка. Ведя огонь по заранее разведанным целям, артиллерия наносила тяжёлые потери противнику. 3500 орудий и миномётов громили оборону врага. Сокрушительный огонь нанёс врагу тяжёлый урон и произвёл на него устрашающее воздействие. Однако из-за плохой видимости далеко не все цели были уничтожены, особенно на флангах ударной группировки Юго-Западного фронта, где противник оказал наибольшее сопротивление наступавшим войскам. В 8 час. 50 мин. стрелковые дивизии 5-й танковой и 21-й армий вместе с танками непосредственной поддержки пехоты перешли в атаку.

В первом эшелоне 5-й танковой армии находились 14-я и 47-я гвардейские, 119-я и 124-я стрелковые дивизии. Несмотря на дезорганизацию обороны румынских войск мощным артиллерийским огнём, сопротивление их не было сразу же сломлено. Поэтому продвижение 47-й гвардейской, 119-й и 124-й стрелковых дивизий 5-й танковой армии первоначально было незначительным. К 12 часам, преодолев первую позицию главной полосы обороны противника, они продвинулись на 2—3 км. Другие соединения также продвигались медленно. Действовавшая на правом фланге армии 14-я гвардейская стрелковая дивизия встретила упорное противодействие неподавленных огневых точек врага. В этих условиях командующий армией решил ввести в бой эшелон развития успеха — 1-й и 26-й танковые корпуса. Танковые корпуса пошли вперёд, обогнали пехоту и мощным ударом окончательно прорвали оборону противника в центре между pp. Цуцкан, Царица.

1-й танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск В. В. Буткова, взаимодействуя с 47-й гвардейской и 119-й стрелковыми дивизиями и 157-й танковой бригадой 26-го танкового корпуса, с ходу овладел хутором Клиновым, в котором оборонялось до двух артиллерийских полков и до батальона пехоты, но при подходе передовыми частями к Песчаному встретил организованное сопротивление врага. За первый день наступления 1-й танковый корпус продвинулся на 18 км.

26-й танковый корпус, двигаясь четырьмя колоннами левее 1-го танкового корпуса, имел в голове две танковые бригады. При подходе 157-й танковой бригады к совхозной ферме №. 2, а 19-й танковой бригады — к северным скатам высоты 223,0 корпус встретился с упорным сопротивлением частей 14-й румынской пехотной дивизии. Особенно сильным оно было на участке 19-й танковой бригады, действовавшей на левом фланге 124-й стрелковой дивизии. Пройдя передний край и обогнав свою пехоту в районе артпозипий противника, правая группа встретила серьёзное огневое сопротивление. Танкисты полковника т. Иванова в лоб атаковали огневые позиции гитлеровской артиллерии, но это не дало положительного результата. Только после обхода фланга и захода в тыл противника — артиллеристы, побросав орудия, разбежались. Внезапная и дерзкая атака танков с фронта и тыла дала успех. С ходу был преодолен тыловой рубеж — также методом обхода и охвата узлов сопротивления.

Подвижная группа 5-й танковой армии — 1-й и 26-й танковые корпуса — к середине первого дня наступления завершила прорыв тактической обороны противника и развёртывала дальнейшие действия в оперативной глубине, прокладывая путь пехоте. В образовавшуюся горловину прорыва (16 км по фронту и в глубину) во вторую половину дня был введён 8-й кавалерийский корпус.

Активные наступательные действия развёртывала пехота, 47-я гвардейская стрелковая дивизия во взаимодействии с 8-й гвардейской танковой бригадой и 551-м отдельным огнемётным танковым батальоном, преодолевая на своём пути упорное сопротивление противника, к 14 час. 00 мин. овладела населённым пунктом Большой и высотой 166,2. Продолжая неустанно преследовать отходившего врага, 8-я гвардейская танковая бригада с десантом в 200 стрелков 47-й гвардейской стрелковой дивизии к 16 час. 00 мин. подошла к Блиновскому, который к 20 час. 00 мин. был полностью освобожден, 124-я стрелковая дивизия, взаимодействуя с 216-й танковой бригадой, преодолевая сопротивление противника и отбивая его контратаки на своём левом фланге, к исходу дня подошла к Нижне-Фомихинскому и завязала здесь бой.

В ходе первого дня наступления 5-я танковая армия нанесла значительные потери противнику. Однако темпы наступления соединений армии не вполне соответствовали поставленной задаче, за исключением 47-й гвардейской стрелковой дивизии, которая была близка к её выполнению. Противник манёвром оперативных резервов из глубины выбросил в район Пронина, Усть-Медведецкого, Нижне-Фомихинского 7-ю кавалерийскую, 1-ю моторизованную и 15-ю пехотную дивизии, чем временно задержал продвижение здесь советских частей. Упорное сопротивление противника перед фронтом 14-й гвардейской стрелковой дивизии создавало угрозу правому флангу 5-й танковой армии и задерживало продвижение левого фланга 1-й гвардейской армии.

21 армия, наступавшая из района Клетской, главный удар наносила на фронте 14 км от Клетская до высоты 163,3 восточнее Распопинской. В первом эшелоне армии наступали 96, 63, 293-я и 76-я стрелковые дивизии. Враг и здесь пытался удержать занимаемые позиции, 96-я и 63-я стрелковые дивизии продвигались медленно. Более успешно действовали на направлении главного удара 293-я и 76-я стрелковые дивизии.

Чтобы ускорить продвижение пехоты и обеспечить выход наступающих войск в оперативную глубину, командующий 21-й армией генерал-майор И. М. Чистяков также использовал для завершения прорыва вражеской обороны свои подвижные соединения. Подвижная группа в составе 4-го танкового и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов, расположенная на левом фланге армии, в 12 час. 00 мин. вошла в прорыв, 4-й танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск А. Г. Кравченко двигался в двух эшелонах, по двум маршрутам. Правая колонна 4-го танкового корпуса в составе 69-й и 45-й танковых бригад в ночь на 20 ноября (к 1 часу 00 мин.) вышла в район фермы № 1, совхоз «Первомайский», Манойлин, пройдя с боями 30—35 км. Левая колонна корпуса в составе 102-й танковой и 4-й мотострелковой бригад к исходу 19 ноября, продвинувшись на глубину 10—12 км, вышла в район Захарова, Власова, где встретила упорное сопротивление противника.

3-й гвардейский кавалерийский корпус под командованием генерал-майора И. А. Плиева, ведя бои с отходящим противником, продвигался в направлении Селиванове, Верхне-Бузиновка, Евлампиевский, Большенабатовский. На линии сел Нижняя и Верхняя Бузиновка противник, пытаясь сдержать продвижение наших частей, открыл сильный артиллерийский и миномётный огонь. Генерал И. А. Плиев принял решение обойти Нижне-Бузиновку с юга частями 6-й гвардейской кавдивизии и атаковать противника с тыла. Части 5-й и 32-й кавдивизии вместе с танками Т-34 продвигались с фронта к линии траншей противника. Бой длился два часа. После удара 6-й гвардейской кавдивизии с тыла, оборона противника была пробита на всю глубину.[4]

Донской фронт.

Войска Донского фронта 19 ноября также перешли в наступление.

Соотношение сил перед Донским фронтом к началу контрнаступления:

Главный удар наносили соединения 65-й армии, которой командовал генерал-лейтенант П. И. Батов. В 7 час. 30 мин. полки тяжёлых гвардейских миномётов дали первый залп. Артиллерийская подготовка велась по заранее пристрелянным целям. В 8 час. 50 мин.— через 80 минут после начала артподготовки — пошли в атаку стрелковые дивизии.

Первые две линии траншей на береговой возвышенности были взяты сразу. Развернулся бой за ближайшие высоты. Оборона противника была построена по типу отдельных опорных пунктов, соединённых траншеями полного профиля. Каждая высота — сильно укреплённый пункт. Овраги и лощины минированы, подступы к высотам прикрыты проволокой, спиралями Бруно. Части 27-й гвардейской стрелковой дивизии, взаимодействуя справа с 76-й стрелковой дивизией 21-й армии, продвигались хорошо. В центре 65-й армии, где наступала 304-я стрелковая дивизия полковника С. П. Меркулова, противник сильным огнём вынудил атакующих залечь. Войска этой дивизии и 91-я танковая бригада, имея ширину фронта прорыва 2,5 км, наступали на участке Клетская, Мело-Клетский.

Советским дивизиям пришлось преодолевать упорное сопротивление врага на малодоступной для наступающих местности. К 16 часам дьявольский треугольник высот на направлении главного удара (135,0, 186,7 и Мело-Клетский) был наконец взломан. Но темпы продвижения ударной группы все ещё низкие. Части и подразделения 304, 321-й и 27-й гвардейской стрелковых дивизий продолжали вести ожесточённые бои с упорно сопротивлявшимся противником. К исходу дня войска 65-й армии своим правым флангом продвинулись в глубину расположения противника до 4—5 км, не преодолев главной полосы его обороны, 304-я стрелковая дивизия этой армии после упорного боя заняла Мело-Клетский. Противник отходил в направлении Цимловского.

К. К. Рокоссовский

«Предусмотренное планом наступление 24-й армии с целью отрезать отход на восточный берег Дона соединений противника, атакованных 65-й и 21-й армиями, не увенчалось успехом. Гитлеровцы прочно удерживали хорошо оборудованный рубеж, отбивая все атаки частей Галанина. Сейчас мы жалели, что те силы и средства, которыми была подкреплена 24-я армия, не были переданы войскам, теперь успешно продвигавшимся вперёд».

Группа армий «Б». 19 ноября в 22 часа последовал приказ командующего группой армией «Б» барона фон Вейхса: «Обстановка, складывающаяся на фронте 3-й румынской армии, вынуждает принять радикальные меры с целью быстрейшего высвобождения сил для прикрытия фланга 6-й армии и обеспечения безопасности её снабжения по железной дороге на участке Лихая (южнее Каменск-Шахтинский), Чир. В связи с этим приказываю:

1. Немедленно прекратить все наступательные операции в Сталинграде, за исключением действий разведывательных подразделений, ведение которых необходимо для организации обороны.

2. 6-й армии немедленно выделить из своего состава два моторизованных соединения, одну пехотную дивизию и по возможности одно моторизованное вспомогательное соединение, подчинив их штабу 14-го танкового корпуса. и, кроме того. как можно больше противотанковых средств, и сосредоточить эту группировку поэшелонно за своим левым флангом с целью нанесения удара в северо-западном или западном направлении».

Оперативная сводка Совинформбюро

Оперативная сводка за 19 января

В последний час

НАШИ ВОЙСКА НА ЮГЕ ЗАНЯЛИ ГОРОДА ВАЛУЙКИ, УРАЗОВО, КАМЕНСК, ПЕТРОВСКОЕ, ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНУЮ СТАНЦИЮ БЕЛАЯ КАЛИТВА

1) 19 января войска ВОРОНЕЖСКОГО фронта, продолжая развивать наступление, овладели городом и крупным железнодорожным узлом ВАЛУЙКИ, городом и железнодорожным узлом УРАЗОВО.

Войска противника, находящиеся к востоку от железнодорожной линии КАМЕНКА — РОССОШЬ, полностью окружены и уничтожаются нашими войсками.

Количество пленных к исходу 19 января увеличилось на 21.000 солдат и офицеров.

Таким образом, количество пленных в районе Воронежского фронта дошло до 52.000, из коих 27.500 венгров, 22.000 итальянцев и 2.500 немцев.

За время боёв с 13 по 18 января войсками Воронежского фронта ВЗЯТЫ следующие трофеи: танков — 170, орудий — 1.700, пулемётов — 2.800, миномётов — 4.000, автомашин — 6.000, лошадей — 1.500, винтовок — 55.000, патронов — до 10 миллионов, снарядов — 600.000, складов разных — свыше 150.

2) Войска ЮГО-ЗАПАДНОГО фронта в результате решительной атаки 19 января овладели городом КАМЕНСК, а также районным центром и крупной железнодорожной станцией БЕЛАЯ КАЛИТВА. Захвачены большие трофеи, которые подсчитываются.

3) На СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ наши войска овладели городом и железнодорожным узлом ПЕТРОВСКОЕ.

Утреннее сообщение 19 января

В течение ночи на 19 января наши войска в районе Сталинграда, южнее Воронежа, на Северном Кавказе, в районе Нижнего Дона, Северного Донца и южнее Ладожского озера продолжали бои на прежних направлениях.

Вечернее сообщение 19 января

19 января войска Воронежского фронта, продолжая развивать наступление, овладели городом и крупным железнодорожным узлом Валуйки, городом и железнодорожным узлом Уразово, районными центрами Шаталовка и Вейделевка.

Войска Юго-Западного фронта в результате решительной атаки овладели городом Каменск, районным центром и крупной железнодорожной станцией Белая Калитва и рядом крупных населённых пунктов.

На Северном Кавказе наши войска овладели городом и железнодорожным узлом Петровское, районным центром Спицевское, железнодорожными станциями — Спицевка, Кугуты, Киан, Дворцовый, крупными населёнными пунктами — Донская Балка, Сухая Буйвола, Георгиевская, Рошинсний, Адыче-Хабль.

18 января частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено 15 немецких танков, до 200 автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 8 артиллерийских батарей, взорван склад боеприпасов, рассеяно и частью уничтожено до двух батальонов пехоты противника.

19 января 1943. Немецкое радио впервые признало окружение германских войск под Сталинградом

19 января первый секретарь Сталинградского обкома ВКП(б), председатель Сталинградского городского Комитета Обороны Алексей Семёнович Чуянов в своем дневнике записал: «Немецкое радио впервые заявило, что германские войска в районе Сталинграда «вынуждены отражать атаки со всех сторон». По этому поводу в одной иностранной передаче указывалось: «Это, казалось бы, подтверждает, что войска окружены.

Алексей Семёнович Чуянов

Однако германские военные круги заявляют, что они не окружены. По утверждению кругов, германские войска занимают столь обширную территорию, что нельзя говорить об окружении». Мы-то знаем цену этим лживым утверждениям, как говорят дипломаты, гитлеровское командование пытается сделать хорошую мину при плохой игре, но от правды никогда не уйдешь. Очень скоро весь мир узнает, что осталось от немецкой группировки, наступавшей на Сталинград».

19 января 1943. НКВД следит за активизацией японской разведки

Из указания НКВД СССР № 29 об усилении контрразведывательной работы по японским дипломатическим курьерам и чиновникам, передвигающимся по железным дорогам СССР

19 января 1943 г.

Разведывательная деятельность японских дипломатических курьеров и чиновников, передвигающихся по железным дорогам СССР, ведется с неослабевающей активностью и является одним из основных способов легальной разведки в СССР.

Имеющиеся в распоряжении Второго управления НКВД СССР документальные и агентурные материалы свидетельствуют о том, что разведывательная работа японских дипкурьеров и чиновников подчинена продуманному плану, имеющему целью установление непрерывного контроля за состоянием оборонных объектов в зоне Транссибирской магистрали, на территории Среднеазиатских республик и Закавказья. Этим способом перепроверяются и корректируются сведения, добываемые японской разведкой по другим разведывательным каналам.

Как установлено наблюдением, расписание движения дипкурьеров построено таким образом, что ежемесячно из Токио в СССР направляются две пары дипкурьеров и в течение этого же месяца из Куйбышева в Японию возвращаются также две пары дипкурьеров. Таким образом, одна пара дипкурьеров проезжает по магистрали еженедельно.

Если учесть передвижение других японцев, следующих транзитом, то окажется, что Транссибирская магистраль почти беспрерывно находится под их наблюдением.

Основным способом сбора разведывательных сведений в пути, как и прежде, остается личное наблюдение японцев за окружающей обстановкой, результаты наблюдения фиксируются в записных книжках, блокнотах, по которым составляются сводные доклады.

Важно отметить, что в последнее время 2-м отделом генерального штаба Японии введена новая практика, заключающаяся в том, что как дипкурьеры, так и чиновники дипломатических учреждений снабжаются заранее отпечатанной типографским способом схемой трассы, на которой нанесены все железнодорожные станции, разъезды, сигнальные посты, крупные и мелкие мосты, водокачки, колодцы, паровозовагонные и оборотные депо и отмечены уже известные данные о военных объектах в пути следования.

По внешнему виду схема представляет собой полоску бумаги шириной 40 мм и длиной свыше метра. Свернутая в рулон, такая схема приобретает портативную форму, удобную для практического пользования.

Задача каждого проезжающего японца состоит в том, чтобы наносить на схему свои путевые наблюдения по оборонным и военно-стратегическим объектам, как-то: передвижение воинских частей, наличие нефтехранилищ, аэродромов, казарм, угольных баз, складов строительных материалов, продовольственных складов и т.д.

Дальнейшая обработка производится путем сличения нескольких схем, составленных разными людьми за известный период, что дает возможность 2-му отделу генштаба Японии выявить достоверные сведения, а также поставить перед разведчиками задачу уточнения отдельных неясных вопросов.

Для сбора разведывательных сведений проезжающие японцы всеми доступными средствами пытаются войти в контакт с пассажирами: командирами Красной Армии, сотрудниками НКВД, железнодорожной администрацией и другими лицами, встречающимися в пути, на железнодорожных станциях и при пересадках. Для этого ими используются любые предлоги, как-то: получение справок о движении поезда, различные услуги, мелкие подарки (сигареты, табак, зажигалки, перочинные ножи и т.п.), обмен и перепродажа своих личных вещей (предметы одежды, часы) на пищепродукты и деньги. В отдельных случаях японцы при знакомстве с советскими гражданами выдают себя за монголов, казахов, узбеков, стремясь расположить к себе собеседника. Вновь приобретенных знакомых японцы иногда приглашают к себе в купе, угощают вином, показывают иностранные газеты и журналы. В процессе таких непринужденных бесед выясняют род занятий собеседника и постепенно, путем постановки завуалированных вопросов выпытывают нужные им сведения…

Не исключены заранее обусловленные встречи японцев со своей агентурой под видом «случайных» знакомств.

Свои поездки японцы используют также для целей пропаганды, раздавая приобретенным знакомым белоэмигрантские брошюры, газеты и журналы. В других случаях они подбрасывают контрреволюци онную литературу или оставляют ее под видом «забытых» вещей, прячут за обивку купе и т.д.

[-]

Учитывая, что разведывательная работа японских дипкурьеров и чиновников в СССР ведется как в интересах Японии, так и в интересах германской разведки (особенно в Закавказье и Среднеазиатских республиках, предлагаем провести следующие мероприятия по усилению агентурно-оперативной работы:

[-]

6. Производить тщательный осмотр вагонов, в которых следуют японцы, с целью своевременного обнаружения антисоветской литературы и других вещей, умышленно оставленных японцами.

В наиболее злостных случаях распространения японцами антисоветской литературы (белогвардейских газет, брошюр, листовок и т. д.) составлять официальные акты через железнодорожную администрацию с привлечением представителей железнодорожной милиции, а в отсутствие последних — понятых из пассажиров, служащих советских учреждений.

Соответствующим НКВД—УНКВД, на территории которых составлен акт, немедленно направлять последний на имя начальника Второго управления НКВД СССР для представления акта в НКИД СССР.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *