На фотографии – боец полевой почты с новогодними посылками для фронта

а войне солдаты и командиры тоже хотят праздника, причем такого, который напоминал бы им о далеком доме и о родных. На фронтах Великой Отечественной войны было место и для празднования Нового Года. И пускай вместо елки в блиндажах иногда использовали сосновые веточки или даже пучки ягеля (как на северном фланге Карельского фронта). Пускай звезду вырезали из консервной банки, а вместо игрушек вешали гильзы и гранаты с извлеченной взрывчаткой. Пускай в качестве подарков был иногда всего лишь усиленный паек. Для бойцов эти праздники были той порцией мирной жизни посреди жестокой войны, которую они помнили всю свою жизнь. Сегодня мы расскажем про два эпизода празднования Нового года в частях Карельского фронта в 1942 и в 1943 годах.

Бойцам на фронт часто приходили посылки от совершенно незнакомых людей. Иногда это были посылки от трудовых коллективов (например от колхозов), иногда от учебных коллективов (например, от школы), а иногда они были индивидуальными. Люди присылали на фронт незнакомым им бойцам продукты (колбасу, сухофрукты, сухари и т.д.), теплые вещи, табак. Кстати, последний присылали в самодельном кисете с вышитой дарственной надписью. Как вспоминала моя двоюродная бабушка, которая во время войны, будучи школьницей, находилась в эвакуации в Казани, ее класс сшил и наполнил табаком несколько десятков таких кисетов. К посылке прикладывалось письмо с пожеланиями здоровья и удачи в деле разгрома ненавистного врага.

В 1942 году в одну часть, которая воевала на Карельском фронте, пришли несколько десятков посылок с кисетами и одеждой. Здесь были рубашки, кальсоны, свитера. Как вспоминал лейтенант В.П.Песков, на одной из кофточек бойцы обнаружили вышитые женские груди. Это вызвало смех и настоящий ажиотаж: каждый боец счел своим долгом примерить эту кофточку. Так неизвестные доброжелатели подняли настроение защитникам карельских рубежей.

В декабре 1943 года Петр Игнатьевич Иванов служил командиром орудия в четыреста четвертом отдельном зенитно-артиллерийском дивизионе. Он тогда прикрывал железную дорогу Петрозаводск-Мурманск, по которой шли ценнейшие грузы, которые доставляли в Мурманск по лэнд-лизу. Новый год отмечали в землянке шумной интернациональной компанией: трое русских, татарин, чуваш, украинец и ненец.

За неимением в тундре елки, нашли карликовую березу, поставили ее в гильзу от снаряда и назначили дежурной новогодней елочкой. Вместо звезды на верхушку повесили конфету в блестящей обертке. Сервировали стол консервированной американской колбасой и тушеной говядиной, кусковым сахаром и спиртом. Даже вылепили из снега Снегурочку и Деда Мороза.
Поздравил бойцов командир дивизиона. Он пожелал им выжить, и, как вспоминал Петр Игнатьевич, его пожелание оказалось счастливым: все бойцы встретили Победу и вернулись домой.
А потом бойцы стали рассказывать, как бы они угостили товарищей, если бы Новый год пришлось бы встречать у них дома. Казанский татарин Насып рассказал про шурпу из баранины и медовый чак-чак. Украинец Степан вспомнил про вареники с вишней и сметаной. Сибиряк Петров расписал все преимущества знаменитых уральских пельменей. Петр Игнатьевич напомнил, что нет ничего вкуснее домашних блинов с маслом и сыром. С ним поспорил ненец Николай, ведь Петр Игнатьевич не пробовал знаменитую строганину из рыбы.

За этими интернациональными гастрономическими разговорами бойцы и встретили новый 1944 год.

Глеб Таргонский

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *