Продолжая внимательно перечитывать изданные труды В.К. Арсеньева, всё больше и больше удивлялся той кипучей и разнообразной жизни, которая бурлила в нашей Приморской тайге до русско-японской войны 1905 года. Это было время активного заселения территорий русскими поселенцами и время хищнического истребления китайскими промышленниками природных богатств края. Даже меня, современного человека, хорошо знающего как и в каких размерах человек может уничтожать всё живое, поражают масштабы истребления Природы в то время! Читайте и судите сами.

Этот материал мне бы хотелось начать с небольшого отступления. Не так давно пришлось поучаствовать в споре туристов-краеведов. На сообщение, что река Киевка раньше называлась Судзухой, а Судзухе переводится как долина кедровых лесов, один турист заявил, что это не правильно. Что он читал на сайте Лазовского заповедника, что Судзухе переводится как долина дикого проса.
Действительно на сайте Лазовского заповедника есть такая информация. Но эта информация не верная. Авторы сайта сделали перевод с русского слова «Судзухэ» и слово «Су» в переводе с китайского на русский действительно означает «пряная трава», «пахучее растение» или «дикое просо».
А дореволюционное китайское название у нашей реки было    «ШУ-ЦЗУ-ХЭ». Кто не верит — посмотрите дореволюционные источники, материалы В.К. Арсеньева («Китайцы в Уссурийском крае. Очерк историко-этнографический».) Что означает река кедрового леса, и это соответствует действительности — даже в устье реки у моря была священная кедровая роща. Больше таких рек на территории края не было, чтобы кедры росли прямо в устье реки. Это русские поселенцы переделали изначальное название на свой лад  и получилось слово «Судзухэ», которое в таком виде и применялось. Река ниже с. Лазо называлась «ДА-ШУ-ЦЗУ-ХЭ» — Та-Судзухэ, что значит Большая Судзуха, а река Кривая называлась «СЯО-ШУ-ЦЗУ-ХЭ» — Сяо-Судзуха, что значит Малая Судзуха. (1)
Так же можно добавить, что неверно переводится название «Вангоу». Мне, например, с детства внушили, что это название означает «извилистая долина». Но на самом-то деле это означает «Княжеская падь», или «Долина, где жил князь». И таких примеров, к сожалению, очень много.
Ну, и самое интересное, что мне удалось ещё найти о путешествиях В.К. Арсеньева по Лазовскому району. Этот материал был настолько важен для самого В.К. Арсеньева, что он его опубликовал даже в трёх своих трудах. Это «Китайцы в Уссурийском крае. Очерк историко-этнографический», «Отчёт Владивостокского общества любителей охоты, написанный подполковником В.К. Арсеньевым в 1905 году», «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края. 1901-1911.»
Вот этот материал:
«…Нам известно, что в настоящее время пятнистый олень обитает лишь по бассейнам рек, вливающихся в Японское море на восток от бассейна р. Суйфуна (2), встречаясь на западе от этого бассейна лишь как редкость. По отчёту Сучанского пристава (3) за 1889 год на его участке, т.е. начиная с бассейна р. Майхэ (4) включительно до р.Ванчин (5), было убито 400 пар пантов (6) на сумму 40000 рублей; между тем известные наши охотники братья Худяковы вынуждены были с 1895 года соединить пантовку с убоем морского зверя в области Засучанья (7) и, наконец, заняться исключительно добычей рыбы. Таким образом, и в прибрежной полосе олень, ради дорогих пантов, истреблён уже в значительной степени.
Если русские охотники действуют ружьём и на прииск, то манзы (китайцы), до энергичного преследования их лесным надзором, действовали для добычи пантов (ки-деу), выпоротков (лу-тай) (8), рогов (кон-цаза) и лакомого оленьего хвоста (лу-иба) своими изгородями и ямами (лу-дева), и корейцы капканами «башмаками» — наверняка. Для суждения о размерах манзовского способа служит таблица, составленная из протоколов по Сучанскому лесничеству.
1. Сучанская лу-дева в вершине реки Ся-уху (Сяо-хэ) (9), впадающей в бухту Преображение: длина 1 верста 400 сажень с одной китайской фанзой на берегу бухты Преображения. Протоколов оценке леса, потребляемого на изгородь, ямы и фанзу, по казённой таксе 1308 руб. 20 коп.
2. Яндегоузская  лу-дева, по правому бассейну низовьев р. Та-Судзухэ, длиною 2 версты с 10 ямами. Протоколов – 117 руб. 42 коп.
3. Тапаузовская лу-дева, осмотренная часть каковой на протяжении 2,5 вёрст заключала 13 ям и 1 китайскую фанзу. Протоколов на 396 руб. 80 коп.
4. Чингоузовская лу-дева, в бухте Восток, от устья реки Тауху (10) с 1 фанзой на взморье. Протокол на 309 руб. 80 коп.
5. Ханганская лу-дева (бухта Валентина). Длиною 7 вёрст с одной фанзой на взморье. Протокол на 492 руб. 71 коп.
6. Вызыгоузская лу-дева, по бассейну низовьев реки Та-Судзухэ. Длина 8 вёрст с 40 ямами.
7. Та-удиминская лу-дева, в бассейне реки Та-уди-ми, длиною 10 вёрст с 8 действующими ямами и содной фанзой. Протокол на 264 руб. 54 коп.
8. Эльделянзовская лу-дева длиною в 15 вёрст с одной фанзой китайца в бухте Козьмино.
9. Сяо-Судзухинская вдоль по р. Сяо-Судзухэ, 21 верста с 190 ямами и 5 фанзами.
10. Вангоуско-Янпатагоуская лу-дева, длиною до 55 вёрст с более чем 105 ямами и 8 фанзами. Протокол на 1346 руб. 70 коп.

Наконец, цепь изгородей по обеим сторонам долины Та-Судзухэ до предела хвойных насаждений в её вершине, выше устья реки Сяо-Судзухэ, каковые разрушались без всякого исчисления вследствие бегства охотников с момента появления стражи ещё в низовьях долины.»

Владимир Клавдиевич Арсеньев



Вот такой материал. Лично у меня он вызвал большое удивление и много вопросов. Удивили масштабы китайского браконьерства. Штраф в 1000 и более царских рублей! Это были и очень большие с одной стороны деньги – равны бюджету многомесячной зимней экспедиции В.К. Арсеньева. Квалифицированный рабочий в то время во Владивостоке получал до 30 рублей в месяц. С другой стороны – это всего лишь стоимость десяти хороших пантов в то время. Хотя ещё пару лет назад, в 1902 году, цена за одни панты доходила до 800 рублей.
Длина одной лу-девы до 55 вёрст! Это более 60 километров! 105 ям! Каждая яма глубиной более 2 метров! Сколько леса было свалено ручными пилами для строительства такой изгороди! Весь район был вдоль и поперёк перегорожен лу-девами!
И это ещё не всё! А сколько ханшинных заводов (заводов по производству китайской водки) обнаружил Арсеньев на территории Лазовского района!
В материалах Международной научно-практической конференции, посвящённой 125-летию В.К. Арсеньева, «Владимир Клавдиевич Арсеньев и его наследие», опубликована статья В.А. Михайлова «Забытые маршруты», в которой есть очень интересная для нас информация.
«…Нет нужды описывать этого человека. Остановимся на том, что по каким-то причинам не было описано им самим и выпало из поля зрения исследователей его жизни и творчества.
Всем хорошо известен маршрут 1902 года, маршрут 1906, 1907 и последующих годов по северной части Уссурийского края. Однако до сих пор не восстановлена маршрутная деятельность Арсеньева во главе военно-охотничьих команд в период 1900-1903 годов, а между тем есть основания полагать, что маршрут 1902 г  от с. Шкотово до озера Ханка был незначительной частью нелёгких таёжных троп, пройденных Владимиром Клавдиевичем по Южному Приморью.
В фондах музея им. В.К. Арсеньева во Владивостоке хранится атлас картографических материалов, составленных Владимиром Клавдиевичем в 1911 году по материалам 1900-1911 годов. Это многочисленные, хотя и часто схематические карты, всесторонне освещающие его исследовательскую деятельность…
…Одна из карт по сути дела является картой фактического материала маршрутной деятельности В.К Арсеньева в Уссурийском крае в период 1900-1909 годов. Здесь хорошо узнаются знакомые всем ниточки экспедиций от Шмаковки на Ольгу и далее на Иман, от Пластуна на Бикин, по Хору, Анюю, побережью Японского моря и Татарского пролива… Но что это? Южная часть края выделена особым знаком:  «Разведки с охотничьими командами 1900-1903 г.» и испещрена (по сравнению с остальной территорией) линиями маршрутов. Забытых маршрутов.

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *