22 ноября 1942 года — Операция «Уран»

отadmin

Ноя 22, 2022
22 ноября 1942 года - Операция «Уран»
Атака танков 19-й тбр в Калаче 23 ноября 1942 года

22 ноября 1942 года стало знаменательной датой для операции «Уран»: в этот день она достигла своего кульминационного пункта и запустила необратимую цепочку событий, приведших к знаменитой победе Красной армии под Сталинградом. Этот день начался с неожиданного для всех захвата переправы через Дон у города Калач передовым отрядом подполковника Г.Н. Филиппова.

Бросок корпуса генерала Родина

Одним из важнейших элементов плана советского контрнаступления под Сталинградом (операция «Уран») было скорейшее занятие переправ через реку Дон у Калача в качестве предпосылки для последующего окружения немецкой 6-й армии. Выполнять эту задачу выпало 26-му танковому корпусу (тк) генерал-майора А.Г. Родина, входившему в состав 5-й танковой армии генерал-лейтенанта П.Л. Романенко.

19 ноября 1942 года 5-я танковая армия перешла в наступление с Серафимовичского плацдарма. 26-й тк действовал на её левом фланге и по плану действий вводился в бой во втором эшелоне, вслед за стрелковыми дивизиями, которые должны были обеспечить прорыв румынской обороны. В дальнейшем корпусу следовало развивать наступление в общем юго-восточном направлении и к исходу второго дня наступления овладеть районом города Калач.

​Карта действий 26-го танкового корпуса 22–23 ноября 1942 года - Джокер в колоде операции «Уран» | Warspot.ru
Карта действий 26-го танкового корпуса 22–23 ноября 1942 года

В состав 26-го тк входили 19-я и 157-я танковые бригады (тбр), а также 14-я мотострелковая бригада (мсбр), усиленные 1241-м истребительно-противотанковым артиллерийским полком (иптап), 85-м гвардейским миномётным полком (гмп) и 247-м сапёрным батальоном. В танковых бригадах корпуса числилось по 31–32 Т-34 и 20–21 Т-70, всего немногим более 100 танков.

Корпус генерал-майора Родина ввели в бой в середине дня 19 ноября; его части с трудом продирались через полосу обороны 5-й и 14-й румынских пехотных дивизий (пд), но ближе к ночи смогли её преодолеть и вышли на оперативный простор. На рассвете 20 ноября 157-я тбр и 14-я мсбр овладели хутором Перелазовский — важным промежуточным населённым пунктом, где располагался штаб румынского V армейского корпуса, а также многочисленные немецкие и румынские тыловые службы и склады. Серьёзного противника перед советскими танкистами и мотострелками больше не было.

В течение остатка дня 20 ноября и ночи на 21 ноября 26-й тк сосредотачивался для выполнения дальнейшей задачи — броска на Калач. Подтягивались отставшие части, танкисты дозаправляли свои машины и пополняли боекомплект, а также подсчитывали богатые трофеи. Погода была нелётная, низкие туманы и густая облачность не позволяли немецкой авиации воздействовать на наступающие клинья советских танков. В боях 19–20 ноября корпус потерял 30 танков, в одном из которых сгорел командир 157-й тбр старший батальонный комиссар И.И. Иванов.

В 10:00 21 ноября главные силы 26-го тк (19-я и 157-я тбр, 14-я мсбр) выступили из района Перелазовского в общем юго-восточном направлении по маршруту Перелазовский — Калмыковский — Добринка — Остров. Никаких существенных затруднений в ходе этого 60-километрового марша не встретилось, разрозненные очаги сопротивления быстро гасились, разгрому подверглись многочисленные спасавшиеся бегством румынские и немецкие обозы и остатки разбитых боевых частей. Уже через пять часов советские авангарды достигли Острова и выбили оттуда немецкие посты боевого охранения. Продвинувшись ещё на несколько километров восточнее, они завязали бои у совхоза «Победа Октября» на главном рубеже обороны немецкого «плацдарма» у Калача. До переправы через Дон по прямой оставалось всего 15 км.

«Плацдарм» полковника Микоша

Существовавшая ранее паромная переправа через Дон у Калача (на месте современного моста) была уничтожена отступающими советскими войсками 62-й армии вместе с ещё несколькими понтонными и наплавными мостами ещё в начале августа 1942 года. Вместо неё немецкие сапёры в конце того же месяца навели временный мост примерно в 1,5 км выше по течению, у хутора Берёзовского. На советских картах было обозначено две переправы — старая разрушенная паромная («южная» переправа) и новая «северная».

На 19 ноября в Калаче и окрестностях дислоцировались следующие немецкие части. В самом городе находился штаб 310-го главного артиллерийского командования (Hoh.Arko.310) генерал-майора Эрнста Филиппа (Ernst Philipp), штаб армейской фельджандармерии и целый ряд тыловых служб и подразделений. На западном берегу Дона перед мостом в так называемом лагере «OT-Дорф» размещалось строительное управление Организации Тодта, которым руководил строительный советник Хакельберг (Hackelberg). Южнее «ОТ-Дорфа», напротив Калача, в бывшем доме отдыха располагалась армейская сапёрная школа полковника Ганса Микоша (Hans Mikosch). На двух последних структурах стоит остановиться подробнее.

​Немецкая аэрофотосъёмка Калача, 27 июля 1942 года - Джокер в колоде операции «Уран» | Warspot.ru
Немецкая аэрофотосъёмка Калача, 27 июля 1942 года

Строительные части Организации Тодта не подчинялись армейскому командованию, а работали с ним на принципах взаимодействия. ОТ-управление Хакельберга было придано 6-й армии и включало в себя восемь строительных отрядов, технический и транспортный отряды NSKK (Nationalsozialistisches Kraftfahrkorps — Национал-социалистический корпус водителей). Всего под началом у советника Хакельберга оказалось около 1900 служащих Организации Тодта, 1100 военнопленных и 300 гражданских лиц. Их главной задачей было строительство капитального высоководного моста через Дон на месте разрушенной «южной» паромной переправы и ремонт дорог. Капитальный мост пока что находился в зачаточном состоянии из-за отсутствия необходимых строительных материалов, по плану его должны были построить до весеннего половодья 1943 года. В начале ноября ОТ-управление выделило два взвода из наиболее подготовленных работников в тревожную роту, сформированную местной комендатурой Калача. Вечером 20 ноября тревожная рота убыла в западном направлении, к Добринке.

Сапёрная школа 6-й армии была организована в сентябре 1942 года на базе 672-го сапёрного батальона. Её начальником был назначен командир 677-го полкового сапёрного штаба полковник Микош. Местом расположения школы был определён бывший дом отдыха, находившийся на западном берегу Дона напротив Калача. В школе проводились курсы для офицеров, унтер-офицеров и рядовых всех родов войск по строительству укреплений, борьбе с танками и подготовке штурмовых групп для городских боев. Курсанты получали дополнительную подготовку по всем сапёрным дисциплинам. Здесь также учились румынские офицеры, получавшие инженерную и боевую подготовку по немецким наставлениям.

Армейская сапёрная школа была наиболее боеспособной войсковой частью в районе Калача, её численность оценивается на уровне 1500–1800 человек. В составе учебно-материальной базы школы имелась рота трофейных Т-34, сформированная по приказанию штаба 6-й армии от 16 октября.

​Мост через Дон у хутора Березовского - Джокер в колоде операции «Уран» | Warspot.ru
Мост через Дон у хутора Березовского

Из-за неблагоприятного развития обстановки на фронте 3-й румынской армии и глубокого прорыва советских войск во второй половине дня 20 ноября штаб 6-й армии отдал ряд распоряжений, призванных стабилизировать положение в большой излучине Дона. В 18:35 (20:35 по московскому времени) полковник Микош получил радиограмму, в которой он назначался начальником обороны «плацдарма» у Калача. Ему ставилась задача силами сапёрной школы организовать оборону по линии высот на западном берегу Дона перед Калачом. Для обороны самого Калача ему подчинялись местная комендатура и штаб фельджандармерии.

Полковник Микош сразу же запросил в штабе армии два противотанковых дивизиона для прикрытия переправы через Дон, но у генерала танковых войск Паулюса не было таких свободных сил; единственную помощь оказала 9-я зенитная дивизия, приславшая несколько зениток. Большую часть своих сил полковник Микош разместил на западном берегу в радиусе около 15 км от переправы. Начальником обороны самого Калача он назначил подполковника Рооса (Roos), командира армейской фельджандармерии.

Вечером 20 ноября и утром 21 ноября через Калачёвскую переправу на запад проходили колонны 24-й танковой дивизии (тд), которые в составе XIV танкового корпуса направлялись в большую излучину Дона для контрудара по прорвавшимся русским соединениям. Помимо обледенелых склонов на въезде и выезде с моста, движение танков осложнил затор, созданный несколькими итальянскими грузовиками из транспортной колонны — она несколькими днями ранее доставила в Сталинград зимнее обмундирование для 6-й армии. Вечером 21 ноября через Дон переправились отставшие I батальон 21-го панцергренадёрского полка и рота 40-го танкосапёрного батальона 24-й тд. Они не успели присоединиться к главным силам своей дивизии и ввязались в бои на периметре обороны «плацдарма Микоша» в районе совхоза «Победа Октября» с подошедшими с запада частями 26-го тк. Как показали дальнейшие события, это спасло их от попадания в «котёл».

Около 20:00 21 ноября подполковник Роос собрал на совещание в комендатуре командиров всех расположенных в городе частей. По его итогам был издан приказ на оборону Калача. В нём определялись четыре боевых оборонительных участка по периметру города: юго-восточный участок гауптмана Хана (Hahn) из 305-й транспортной колонны, северо-восточный участок гауптмана Шульца (Schulz) из 23-й технического батальона, участок «Старый Калач», он же северный, оборонял II дивизион 549-го полка связи во главе с майором Брауэром (Brauer), участок обороны по реке Дон возглавлял командир 5-й армейского пункта сбора военнопленных майор Ойлер (Euler). В резерве у подполковника Рооса оставалась одна рота фельджандармерии. Список ответственных командиров красноречиво указывает на то, какими силами располагал гарнизон Калача.

​Схема боевых действий в районе Калача 22–23 ноября 1942 года - Джокер в колоде операции «Уран» | Warspot.ru
Схема боевых действий в районе Калача 22–23 ноября 1942 года

Организации Тодта поручалось выставить охранение на переправе (25 человек) и в «ОТ-Дорфе» (30 человек). Остальной личный состав ОТ-управления переводился в Калач, задействовать его в боевых действиях не предполагалось. Помимо тодтовцев, защиту моста обеспечивали два орудия из III дивизиона зенитной школы (другие четыре зенитки направили на оборону «плацдарма») и команда местной милиции под присмотром фельджандармов.

Роковой мост

Вечером 21 ноября генерал-майор Родин поставил задачу командирам своих танковых бригад: «Воспользоваться покровом темноты и внезапно захватить переправы через реку Дон в районе города Калач». Командир 14-й мсбр подполковник Г.Н. Филиппов получил отдельную задачу лично от командира корпуса и заместителя командующего 5-й танковой армией генерал-майора А.П. Панфилова: «Вам лично с двумя ротами мотопехоты и шестью танками во что бы то ни стало, любой ценой, захватить переправу через реку Дон и удерживать её до подхода частей корпуса». В качестве переправы, которую должен был захватить подполковник, на карте фигурировал недостроенный «южный» мост.

В состав передового отряда, который возглавил лично подполковник Филиппов, вошли две роты 2-го мотострелкового батальона (мсб) 14-й мсбр на грузовиках, пять танков 157-й тбр и один бронеавтомобиль 15-го отдельного разведывательного батальона (орб). В 05:00 передовой отряд на полном ходу «врезался в передний край обороны противника и внезапностью так его ошеломил, что он, опомнившись, открыл огонь только после того, как проскочило три автомашины во главе с подполковником Филипповым, пять танков и одна бронемашина». Остальная часть колонны была вынуждена принять бой. Прорвавшая часть передового отряда около 07:00 доехала до назначенного места, но моста там не обнаружила. Дорогу к действующей переправе у хутора Берёзовского показал местный житель Степан Гусев. Проехав через брошенный ещё накануне «ОТ-Дорф» и с включёнными фарами обогнув немецкую зенитную позицию, советские танки и грузовики в 08:15 въехали на мост и разогнали его охрану.

Следует заметить, что история про то, что караульные приняли советские танки за трофейные Т-34 сапёрной школы, скорее всего, не соответствует действительности. Трофейные «тридцатьчетвёрки» в это время были заняты в обороне «плацдарма Микоша» и никаких учебных выездов совершать не могли, о чём всем было известно. Передовой отряд Филиппова закрепился на восточном берегу Дона и уже в 10:00 предпринял попытку проникнуть в северную часть Калача, однако она была сорвана огнём зенитного взвода, отошедшего от моста, при этом советские танки раздавили одно орудие. После этого мотострелки и танкисты заняли круговую оборону на маленьком захваченном плацдарме и стали дожидаться подмоги. Гарнизон плацдарма подполковника Филиппова насчитывал всего 153 человека, пять танков и одну бронемашину.

Потеря переправы у Калача стала шоком для немецкого командования — это полностью меняло всю оперативную обстановку. Потенциальная вероятность полного окружения 6-й армии сразу же превратилась в реальность. В Калаче началась паника, массы обозов устремились к восточному выезду из города, и фельджандармам пришлось выставлять там заградительные заслоны. Подполковник Роос отклонил предложения советника Хакельберга и оберквартирмейстера армии полковника Роберта Бадера (Robert Bader) об уничтожении моста путём подрыва или поджога, аргументируя тем, что противник слаб, и этот мост ещё понадобится самим немцам. Но сил для возврата моста не было. Попытки немецкого гарнизона Калача своими силами ликвидировать советский плацдарм во второй половине дня ни к чему не привели. Отряд подполковника Филиппова стойко держался под обстрелом с обоих берегов реки и отражал все немецкие вылазки.

Одновременно, начиная с 09:00, в штаб 6-й армии начали поступать донесения о появлении советских танков южнее станции Кривомузгинская на железнодорожной линии Сталинград — Чир (посёлок Советский, 15 км восточнее Калача). Захват моста и плацдарма на восточном берегу Дона у Калача и выход 4-го механизированного корпуса генерал-майора В.Т. Вольского к Кривомузгинской и Советскому с юга фактически означали окружение 6-й армии, хотя формально встреча двух фронтов состоялась только на следующий день. Генералу Паулюсу не оставалось ничего другого, как прекратить любые наступательные действия в большой излучине Дона и как можно скорее вернуть XIV танковый корпус на восточный берег, чтобы не допустить развала уже оформившегося «котла» изнутри. По результату собственного анализа обстановки в 19:00 (21:00 по Москве) 6-я армия передала в штаб группы армий «Б» шифрограмму, которая начиналась словами: «Армия окружена».

Штурм Калача

Тем временем главные силы 26-го тк продолжали попытки проломить оборону полковника Микоша на рубеже совхозов «Победа Октября» и «10 лет Октября». Наступавшая от Острова напрямую на Калач 157-я тбр с приданным ей 1-м батальоном 14-й мсбр натолкнулась на ожесточённое сопротивление у совхоза «Победа Октября» и высоты 162.9. Встреченная здесь немецкая оборона была квалифицирована как «заранее подготовленный противотанковый район, до трёх батальонов пехоты с противотанковой артиллерией». Как написано в отчёте 26-го тк, «в районе высоты 162.9 располагались до 50 наших танков Т-34 и Т-70, подбитых ещё в прошлых боях, которые были использованы противником как неподвижные огневые точки».

​Схема атаки 14-й мсбр на Калач 23 ноября 1942 года оборона города - Джокер в колоде операции «Уран» | Warspot.ru
Схема атаки 14-й мсбр на Калач 23 ноября 1942 года оборона города

Речь идёт о потерянных в июльских и августовских боях танках 1-й танковой армии генерал-майора К.С. Москаленко. Кроме того, скорее всего, именно здесь действовали танки «трофейной роты» сапёрной школы. Несколько прорвавшихся на высоту 162.9 советских танков были подбиты и подожжены, в одном из них, как написано в отчёте корпуса, сгорел новый командир 157-й тбр майор П.С. Махур, который прокомандовал бригадой всего пару дней после гибели старшего батальонного комиссара Иванова. На самом деле майор Махур попал в плен и смог выжить, пройдя ряд концлагерей.

В том же бою погиб начальник политотдела 157-й тбр батальонный комиссар А.М. Шимко. Бригаду принял майор В.Я. Кудряшов (зам. командира бригады по политчасти). Только во второй половине дня, совершив оставшимися танками обходной манёвр справа, 157-я тбр вынудила противника оставить опорный пункт на высоте 169,2 и отойти совхозу «Победа Октября». Окончательный перелом боя произошёл только после 18:00, когда немцы оставили этот совхоз и другие позиции на прилегающих высотах и стали отходить в сторону своего «дома отдыха».

Если днём ранее немецкие самолёты отсутствовали, то 22 ноября Люфтваффе появились в воздухе и небольшими группами проводили штурмовку движущихся советских колонн, нанося потери и устраивая досадные задержки. Так, при выдвижении артдивизиона 14-й мсбр из Добринки к Острову, его колонна попала под авианалёт, в результате которого было подбито две автомашины, убит капитан Молоткин из штаба бригады, несколько человек получили ранения; движение колонн было значительно задержано.

Севернее 157-й тбр наступала 19-я тбр с приданным 3-м батальоном 14-й мсбр. Она тоже встретила упорное сопротивление на рубеже совхоза «10 лет Октября», с направления Ложки (с востока) по ней был открыт огонь из противотанковых орудий (вероятно, имеются в виду зенитки и некоторые Т-34 из всей той же «трофейной роты»). Развернув на Ложки свой мотострелково-пулеметный батальон и батарею ПТО, 19-я тбр ко второй половине дня 22 ноября с упорными боями дошла до «трассы донских высот» — прибрежной дороги, идущей по гребню высот на западном берегу Дона. Одновременно туда же с севера, со стороны Голубинской вышли передовые отряды 4-го танкового корпуса генерал-майора А.Г. Кравченко (45-я, 62-я и 102-я тбр). Около 20:00 мотострелковая рота 19-й тбр достигла моста и установила связь с отрядом подполковника Филиппова, а к 22:00 19-я тбр подполковника Н.М. Филиппенко в полном составе вышла на плацдарм и сосредоточилась в прибрежном лесу.

​Атака мотострелков. На заднем фоне виден характерный высокий берег Дона и развалины каменных домов Калача - Джокер в колоде операции «Уран» | Warspot.ru
Атака мотострелков. На заднем фоне виден характерный высокий берег Дона и развалины каменных домов Калача

Интересно то, что штаб 26-го тк до вечера 22 ноября не имел информации о том, что передовой отряд подполковника Филиппова захватил неповреждённый мост через Калач. После преодоления обороны «плацдарма Микоша» генерал-майор Родин поставил задачу 157-й тбр овладеть «южной переправой» (которая была отмечена на картах, но фактически не существовала), а 19-й тбр – «северной переправой». О судьбе подполковника Филиппова никаких сведений не было.

Только ближе к полуночи с 22 на 23 ноября штаб корпуса получил удивительное известие о том, что мост у Березовского, как оказывается, давно уже наш. Информация была тут же передана в штаб фронта, который немедленно отдал приказ переправить на левый берег 4-й танковый корпус с тем, чтобы он мог продолжить наступление на соединение с подходящими с юго-востока войсками Сталинградского фронта. 26-му тк была поставлена задача 23.11 овладеть Калачом. Генерал-майор Родин, соответственно, приказал 14-й мсбр и 19-й тбр «во что бы то ни стало к утру 23.11.42 взять Калач». Руководителем этой операции был назначен подполковник Н.М. Филиппенко, командир 19-й тбр; ему подчинялись 14-я мсбр, 85-й гмп и 1241-й иптап. 157-я тбр получила задачу провести зачистку местности на западном берегу Дона.

Тут произошла коллизия, которая существенно повлияла на дальнейшие события. Как написано в отчёте 14-й мсбр, «командовавший тогда 157-й тбр подполковник Белоусов заявил, что имеет приказ командира корпуса подчинить себе 1 и 2 мсб 14 мсбр и захватить Калач, действуя с запада, а поэтому батальоны он задерживает в своём распоряжении». Пока штабы бригад и корпуса обменивались донесениями и приказами через посыльных, наступило утро 23 ноября. При свете дня немцы открыли прицельный огонь по мосту, поэтому мотострелкам пришлось пересекать его небольшими группами по 3-5 машин; в результате сосредоточение 14-й мсбр затянулось до середины дня.

Тем не менее, командир 19-й тбр, согласно полученному приказу, в первых рассветных сумерках, в 07:00 23 ноября, бросил в атаку на северную часть Калача 12 танков с 50 бойцами мотострелково-пулемётного батальона своей бригады и отряд подполковника Филиппова (численностью около 100 «штыков»). Глядя на такие скромные цифры, нужно учесть, что к ним присоединились части 45-й (13 КВ-1 и 14 Т-70 на 23.11) и 69-й (15 Т-34 и 8 Т-70 на 23.11) танковых бригад из состава переправившегося ночью на плацдарм 4-го танкового корпуса.

Немцы остановили первый натиск «сильным огнём из всех видов» оружия, подбив при этом, как они заявляют, 12 танков (потерю 6 танков признала 19-я тбр, остальные, возможно, приходятся на части 4-го тк); мотострелки залегли в 100-150 метрах от первых немецких окопов; единственный успех заключался в том, что подброшенная на танках 4-го тк группа автоматчиков 14-й мсбр на левом фланге смогла вклиниться и закрепиться на немецких позициях в северо-восточном углу «Старого Калача». Сразу после отражения советской атаки немцы провели контрудар (оценённый с советской стороны как силами двух рот) вдоль берега Дона, едва не поставив при этом советский плацдарм в критическое положение.

Несмотря на первоначальный успех обороны, положение немецкого гарнизона выглядело бесперспективным. Достаточное наращивание советских сил на плацдарме севернее города было свершившимся фактом. Утром Калач покинули рабочие ОТ-управления Хакельберга (под огнём советских танков они ушли в северо-восточном направлении, на Песковатку, и впоследствии разделили участь 6-й армии) и штаб 310-го главного артиллерийского командования (он выехал на юг и в тот же день смог добраться до Нижне-Чирской). Для усиления обороны полковник Роос перебросил на передовые позиции своих северного и северо-восточного виде 500 человек, по-быстрому собранных из тыловых частей, две 15-см гаубиц, одно 7,5-см противотанковое орудие и одну 8,8-см зенитку.

​Местные жители приветствуют советских танкистов в освобождённом населённом пункте в районе Калача - Джокер в колоде операции «Уран» | Warspot.ru
Местные жители приветствуют советских танкистов в освобождённом населённом пункте в районе Калача

Вторая попытка советского штурма началась около 10:00, после того как через Дон переправился 2-й мотострелковый батальон и артдивизион 14-й мсбр. В журнале боевых действий 14-й мсбр есть достаточно красноречивое описание того, с чем столкнулись мотострелки: «Противник имел хорошо подготовленную в инженерном отношении оборону (ДЗОТ, траншеи) и хорошо организованную систему огня; хорошо маневрируя огневыми средствами, создавал перед передним краем сплошную полосу огня, причём ДЗОТ на флангах (у Дона и северо-восточнее Калач) усиливали систему огня косоприцельным и фланговым огнём». Описанная немецкая оборона, хотя и поспешно организованная, опиралась на систему советских позиций, оставшихся здесь со времён августовских боев.

Около 12:00 к наступлению смог присоединиться и 1-й мотострелковый батальон, который атаковал вдоль восточного берега Дон, пытаясь зайти во фланг и тыл немцам. В 13.30 штурмовая группа из его состава подавила немецкие огневые точки на прилегающем острове, другая штурмовая группа, из состава 2-го мсб, во главе с батальонным комиссаром Л.А. Безгодовым закидала гранатами две пулемётных точки на берегу реки. Это дало возможность бойцам 14-й мсбр проникнуть в северо-западную часть города («Старый Калач»). Одновременно мотострелки 19-й тбр с ранее закрепившейся группой автоматчиков 14-й мсбр при поддержке КВ 45-й тбр достигли северо-восточной городской окраины. Вставшие на высоком западном берегу Дона танки 159-й тбр открыли прицельный огонь по целям в городе, а сапёрный и разведывательный взвода бригады по льду перешли реку в районе пристаней и ударили противнику во фланг. К 14:00 советские войска достигли центра Калача. Уличный бой длился ещё два часа и затих с началом темноты. Северная и центральная части города, включая железнодорожную станцию, были заняты частями 14-й мсбр и 19-й тбр. Вечером и ночью проводилась зачистка занятых городских кварталов; в ходе этих боев смертью храбрых пал батальонный комиссар Безгодов, который за исключительную храбрость был навечно зачислен в списки 14-й мсбр.

Тем не менее, немецкий гарнизон ещё продолжал удерживать юго-восточную часть города. Он был выдавлен оттуда только к середине следующего дня, 24 ноября. К тому моменту дорога к Сталинграду и основным силам 6-й армии уже была перекрыта, поэтому подполковник Роос принял решение уходить на юг, к Ляпичево, где ещё удерживались немецкие отряды, сведённые в группу полковника Шмида. В дальнейшем остатки Калачевского гарнизона были включены в систему немецкого охранения на Дону.

Остатки сапёрной школы 6-й армии с прочими примкнувшими к ним подразделениями в течение 23-24 ноября с боями отступили от «дома отдыха» на западном берегу Дона на юг и у станции Чир и станицы Верхне-Чирской примкнули к группе полковника Адама, которая имела задачу оборонять район нижнего течения Чира и железнодорожный мост через Дон у Рычковской. В дальнейшем они составили костяк «боевой группы Микоша» и активно участвовали в боях в составе группы Адама и сменившей её 384-й пд.

В период с 19 по 23 ноября бригады 26-го танкового корпуса потеряли: 19-я тбр – 15 Т-34 и 16 Т-70, 157-я тбр – 6 Т-34 и 12 Т-70. 14-я мсбр в боях за Калач потеряла до 100 человек убитыми и ранеными. Громкая победа и решительный результат были достигнуты сравнительно небольшой ценой.

Какой же вывод можно сделать из вышесказанного? Пословица гласит, что смелость города берет, и полковник Филиппов доказал это. Единственный смелый удар решительного и грамотного командира устранил последнее препятствие для объединения Донского и Сталинградского фронтов и сыграл роковую роль в судьбе 250-тысячной группировки генерала Паулюса. По оценке занимавшего на тот момент должность начальника оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта генерал-майора С.П. Иванова, при другом стечении обстоятельств овладение переправой вылилось бы в затяжное сражение.

26-й танковый корпус по итогам операции «Уран» 8 декабря 1942 года был преобразован в 1-й гвардейский танковый корпус. Его части тоже получили звание гвардейских: 14-я мсбр стала 1-й гв.мсбр, 19-я тбр — 16-й гв.тбр, 157-я тбр — 17-й гв.тбр. Главному герою событий подполковнику Георгию Николаевичу Филиппову 14 февраля 1943 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Источник >>>

22 ноября 1942 года - Операция «Уран»

22 ноября 1942 года - Операция «Уран»

22 ноября 1942 года - Операция «Уран»

22 ноября 1942 года - Операция «Уран»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *