Вспоминал лётчик Пинчук Н.Г.

Вражеские воздушные разведчики настойчиво пытались проникнуть в наш тыл, чтобы засечь перегруппировку войск. Мы получили задачу ни за что не допустить пролета лазутчиков.
Командир полка установил патрулирование истребителей в воздухе и дежурство на аэродроме в течение всего светового дня. В каждой эскадрилье составили график дежурств, согласно которому 2 летчика все время находились в состоянии полной боевой готовности. Они сидели в кабинах своих самолетов, готовые по первому сигналу взмыть в воздух на перехват врага. Патрулирование и дежурство на аэродроме занимало почти все наше время. Хватало работы техникам и мотористам, оружейникам и прибористам. После каждого вылета они тщательно проверяли самолеты, устраняли неисправности, разбирали, чистили и смазывали оружие, опробовали его. Малейшая оплошность или недосмотр техника, моториста или оружейника могли стоить жизни летчику. Это хорошо понимали наши ребята и старались изо всех сил.
Как-то неприятельскому разведчику Ю-88 в сопровождении двух истребителей Ме-109 удалось километров на двадцать проникнуть в глубь нашей территории. В это время в воздухе находился только один командир полка Анатолий Емельянович Голубов. Получив по радио координаты, он быстро обнаружил фашистских стервятников и с ходу атаковал ведущий «мессер». Ведомый пытался преградить советскому самолету путь, но безуспешно. Подожженный Голубовым истребитель упал на виду у всего личного состава нашего полка.
Теперь Голубов вступил в бой с бомбардировщиком. Вражеский летчик попытался спастись бегством. Но не тут-то было. Як настиг его и поджег. Выбросившийся с парашютом немец приземлился недалеко от нашего аэродрома. Это был опытный летчик с железным крестом. Заикаясь от испуга, он, как попугай, повторял:
— Гитлер капут. Гитлер капут…
— Если Гитлер капут, зачем же вы воюете? — спросил генерал Захаров.
— Все время мне сопутствовал успех, — понуря голову, отвечал пленный. — Нидерланды, Бельгия, Франция, Греция — все я прошел. У Геринга осталось совсем мало ветеранов его воздушного флота. Сейчас в Германии готовят летчиков за шесть месяцев. Они вожжами только могут дергать, как кучер, — криво улыбаясь, откровенничал немец. — Если мы, асы, не можем справиться с вами, то этим сопливым слюнтяям и подавно тут нечего делать.
Весь личный состав горячо поздравлял командира полка с победой в воздухе. Мы и раньше знали о его боевом мастерстве и бесстрашии. Теперь он подтвердил свое умение в труднейшей обстановке. «Батя», как все любовно называли командира полка, был старше всех нас и намного опытнее. Он по праву считался одним из лучших летчиков-истребителей не только в дивизии, но и во всей воздушной армии. Высокий, стройный, с приветливой улыбкой и мягкими жестами, наш командир пользовался огромным уважением личного состава. Есть люди, которые с первого взгляда располагают к себе. К ним относится и Анатолий Емельянович Голубов. Человек большой доброты, сердечности и неподдельной искренности

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *