«..Я не почувствую ничего, когда сровняю с землей Киев, Москву и Петербург»

отadmin

Ноя 9, 2022
«..Я не почувствую ничего, когда сровняю с землей Киев, Москву и Петербург»

Автор: Ксения Чепикова

Сегодня мы публикуем высказывания Адольфа Гитлера о судьбе советских городов: Москва, Ленинград и Киев должны исчезнуть с лица земли, в прочие русские города не должна ступать нога немецкого солдата – они либо вымрут, либо пусть прозябают в своей грязи под властью расы господ. Вспомним, какую участь готовили СССР вместе с экспертом «Цифровой истории» Ксенией Чепиковой.

Ночь 5/6 июля 1941 года: «…большевизм должен быть истреблен; если необходимо, оттуда для этой цели будем продвигаться дальше туда, где образуется новый очаг; Москва как гнездо этого учения исчезнет с лица земли, как только оттуда будет вывезено все ценное; работать с русскими с тамошних фабрик для нас невозможно».

Ночь 25/26 сентября 1941 года: «…Я отправился на войну с чистейшим идеализмом; но потом, когда видишь тысячи раненых и убитых, тогда приходит осознание того, что жизнь – это постоянная жестокая борьба, которая, в конечном итоге, служит сохранению [биологического] вида: чтобы одни могли жить, другие должны умирать. Я могу себе представить, что некоторые сегодня хватаются за голову: да как только может фюрер уничтожать такой город, как Петербург! Несомненно, первоначально я, возможно, был совсем другим. Я не хочу видеть ничьи страдания и не хочу делать никому больно; но если я вижу, что [наш] вид в опасности, то чувства уступают место холодному расчету: я вижу только жертвы, которые ожидают нас в будущем, если не принести жертву сегодня».

17 октября 1941 года: «Аборигены? Мы перейдем к их прореживанию. Деструктивных евреев мы полностью выпроводим. Впечатление от белорусских областей у меня лучше, чем от Украины. В русские города мы заходить не будем, они должны будут полностью вымереть. И нам совсем не нужно терзаться угрызениями совести. Не нужно вживаться в роль няньки, у нас вообще нет никаких обязательств перед этими людьми».

17 октября 1941 года, беседа с личным референтом Розенберга д-ром Вернером Кёппеном: «…Вдоль этих дорог будут простираться немецкие крестьянские хозяйства, и однотонная, кажущаяся азиатской степь скоро станет выглядеть совсем по-другому. Через десять лет там поселятся 4 млн., через двадцать лет, по меньшей мере, 10 млн. немцев. Они приедут не только из рейха, но, прежде всего, из Америки, но также и из Скандинавии, Голландии и Фландрии. Остальная Европа тоже может поучаствовать в этом освоении русских просторов. В русские города, в том числе крупные города, если вдруг они переживут войну – Москва и Петербург ни в коем случае не должны ее пережить – немцы заходить не должны. Пусть прозябают в своей грязи в стороне от дорог».

Ночь 17/18 октября 1941 года: «…22 июня [1941 года] перед нами открылись ворота, про которые мы не знали, что за ними находится. Мы [даже] рассчитывали на газовую и бактериальную войну, и эта неизвестность давила на меня своей тяжестью, подобно кошмару. Люди там – это что-то полностью чуждое нам. Большевики уничтожили все, что там было культурного, и я не почувствую ничего, когда сровняю с землей Киев, Москву и Петербург».

27 ноября 1941 года, запись беседы с финским министром иностранных дел Виттингом: «…Он [фюрер] полон решимости, принципиально решить русский вопрос. […] Финляндия должна обеспечить себе границу от Белого моря до Свири и Невы. Его непреклонное решение: раз и навсегда сломить силы России. В этих рамках он также принял решение, уничтожить значение Ленинграда, чтобы не вести каждый 25 лет одну и ту же борьбу и не проливать снова и снова кровь». […] Хотя он не из тех людей, кто, подобно англичанам, склонен слишком рано трубить в фанфары, но он убежден, что и там нас ожидает великая победа. Ленинград должен погибнуть, как и Москва; он не собирается завоевывать города.

29 ноября 1941 года: Запись разговора с итальянским министром иностранных дел Чиано: «Москва должна быть окружена. Не будет никакого штурма города, вместо этого постепенно, одна за другой, будут отрезаться его связи с внешним миром. Другая задача заключается в разрушении Ленинграда».

6 августа 1942 года: «…Когда делились большие жизненные пространства, Германия была вовлечена в религиозную борьбу. Катастрофическим для Европы был момент, когда Петр Великий основал Санкт-Петербург. Вот почему Санкт-Петербург должен полностью исчезнуть с лица земли. Москва тоже. Только тогда они отступят в Сибирь».

8 августа 1942 года: «…В отличие от турок, в лице болгар мы имеем союзников, на которых можем положиться. Финны желают только одного: Восточную Карелию и чтобы исчез Петербург. Тот, кто владеет Петербургом, считай, господствует над Балтийским морем. Вторая крупная держава на Балтийском море и для нас невыносима. Она может полностью замусорить это мелководье минами. Здесь следует вернуться к античным принципам, город нужно полностью сровнять с землей. Я был в такой ярости, что люфтваффе не захотело сделать это с Киевом. Однажды мы должны это сделать, иначе жители вернутся и захотят оттуда управлять».

Источник >>>

«..Я не почувствую ничего, когда сровняю с землей Киев, Москву и Петербург»

«..Я не почувствую ничего, когда сровняю с землей Киев, Москву и Петербург»

«..Я не почувствую ничего, когда сровняю с землей Киев, Москву и Петербург»

«..Я не почувствую ничего, когда сровняю с землей Киев, Москву и Петербург»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *