ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ № 298

 25 октября 1942 г.

Войска левого крыла Донского фронта в течение 24.10 частью сил продолжали вести наступательные бои в прежнем направлении и частями 21-й армии вели бои за Клетская, овладев этим пунктом. В течение 24.10 войска правого крыла Сталинградского фронта продолжали вести ожесточенные оборонительные бои с пехотой и танками противника в районах Спартаковка, завод Баррикады и завод Красный Октябрь. На Закавказском фронте в течение 24.10 войска Северной группы обороняли занимаемые позиции и производили частичную перегруппировку; войска Черноморской группы частью сил вели наступательные бои за восстановление положения на туапсинском направлении. На других фронтах наши войска занимали прежние позиции и в ряде пунктов вели бои местного значения.

1. Войска Карельского фронта занимали прежнее положение и вели разведку.

2. 7-я отдельная армия обороняла занимаемые позиции.

3. Войска Ленинградского фронта, оставаясь на прежних позициях, укрепляли их и вели разведку. На фронте редкая ружейно-пулеметная и на отдельных участках артминометная перестрелка с обеих сторон. Противник в период времени с 13.40 до 13.50 24.10 произвел артналет по Московскому району и Угольному порту в городе Ленинград. Жертв и разрушений не было.

4. Войска Волховского фронта в течение 24.10 продолжали оборонять занимаемые позиции, улучшали систему обороны и огнем всех видов оружия подавляли выявленные огневые точки и уничтожали живую силу противника. Противник активности живой силой не проявлял, ограничиваясь ведением редкого ружейно-пулеметного и на отдельных направлениях артминометного огня по боевым порядкам наших частей.

5. Войска Северо-Западного фронта продолжали занимать прежние позиции, усовершенствовали их в инженерном отношении, вели разведку и на отдельных участках огнем артиллерии и минометов подавляли огневые точки и уничтожали живую силу противника. 27, 11 и 34-я армии занимали прежнее положение. 1-я ударная армия. 391 сд, сменив части 47 сбр, двумя полками заняла оборону по зап. берегу р. Ловать на участке Ходыни, дорожная отм. 10,0, отм. 46,0 и третьим полком – на рубеже (иск.) Медведово, отм. 37,5, Прилучье, Дроздино (все пункты 34-36 км южн. Старая Русса). 47 сбр заняла оборону по восточному берегу р. Ловать на участке Подлисино, Будомицы, Стар. Переса (36-40 км южн. Старая Русса). 53-я армия продолжала занимать прежние позиции.

6. Войска Калининского фронта оставались на прежних позициях, укрепляли их и вели разведку. На фронте редкая артминометная перестрелка с обеих сторон. 4-я ударная армия. 360 сд (без сп) к 07.00 24.10 вышла в новый район сосредоточения Верх. и Ниж. Затурщина, Дубровка, Пурышкина (20-25 км сев. Велиж).

7. Войска Западного фронта в течение 24.10 продолжали оборонять прежние позиции, укрепляли их и на отдельных участках вели разведку. Противник, обороняя занимаемые позиции, ружейно-пулеметным огнем обстреливал передний край нашей обороны и производил периодически артналеты по расположению наших войск в глубине. Мелкими группами пехоты противник вел безуспешную разведку на фронте 49, 16 и 61-й армий.

8. Войска Брянского фронта оставались на прежних позициях, усовершенствовали их к зимним условиям и вели разведку. На фронте велась редкая артминометная перестрелка с обеих сторон. 3-я и 48-я армии продолжали оборонять ранее занимаемые позиции и вели разведку. 13-я армия. 1 гв. сд находилась на марше в район Ильинка, Сухаревка, Марьино, ст. Плоты (12-20 км сев.-вост. Долгоруково).

9. Войска Воронежского фронта в течение 24.10 обороняли занимаемые позиции, укрепляли их и на отдельных участках вели разведку. Огнем артиллерии и минометов подавляли огневые точки и уничтожали живую силу противника. Противник активных боевых действий не вел, интенсивно обстреливал из тяжелой артиллерии участки обороны 60-й и 6-й армий. 38-я и 60-я армии обороняли занимаемые позиции. 40-я армия. 159 сд. Передав участок обороны частям 100 и 206 сд, сосредоточилась в районе Песчанка. 6-я армия занимала прежнее положение.

10. Донской фронт. 63-я армия, оставаясь на прежних позициях, укрепляла их и вела разведку. Противник перед фронтом армии активности не проявлял. 21-я армия продолжала занимать прежнее положение и частями 76 сд с 05.00 24.10 вела бой за овладение Клетская. Части дивизии к 12.00 24.10 овладели Клетская и МТС в районе этого пункта и к 15.00 вышли на рубеж стык дорог (2 км зап. Караженский), изгиб дорог (4 км юго-зап. Клетская), МТС, озеро (сев.-вост. Клетская). Захвачено в плен 25 солдат, среди них 3 офицера, принадлежащих 13 пд румын. 65-я армия занимала прежние позиции, укрепляла их и вела разведку. Разведгруппа 321 сд захватила несколько окопов противника на северных скатах выс. 135,0 (4 км вост. Мело-Клетский). Снайперами 23 гв. сд за 23.10 и 24.10 уничтожено свыше 100 солдат и офицеров противника. 24-я армия обороняла прежние позиции, укрепляла их и вела разведку. Противник артминогнем обстреливал боевые порядки частей армии. 66-я армия, встречая сильное огневое сопротивление противника, правофланговыми частями и частями центра с 10.00 24.10 продолжала вести наступательные бои. 49, 343 и 62 сд вели наступательный бой на прежних направлениях. Результаты боя уточняются. 226 сд в 10.00 24.10 прошла боевые порядки 252 сд, закреплялась на достигнутом рубеже и частью сил вела бой за овладение районом выс. 139,7 (8 км вост. Кузьмичи). Положение частей 212, 116 и 299 сд уточняется. 64, 84 и 99 сд занимали прежние позиции. 120 и 231 сд находились в ранее занимаемых районах.

11. Сталинградский фронт. 62-я армия продолжала вести ожесточенные оборонительные бои с пехотой и танками противника в районах Спартаковка и заводов Баррикады, Красный Октябрь. Бои шли в юго-зап. части Спартаковка и на территории завода Баррикады. Части 149 сбр под давлением противника оставили улицы Изумрудная, Терская. 138 сд с 118 гв. сп, отбив атаку противника силою до батальона пехоты с 8 танками, удерживали прежние позиции. 308 сд в течение дня 24.10 отбивала атаки противника на территории завода Баррикады. 193 сд с 116 сп вела бой с противником силою до двух батальонов пехоты с 17 танками в северной части завода Красный Октябрь и силою до батальона пехоты с танками, пытавшимися прорваться к р. Волга по улице Стальная. 39 гв. сд продолжала удерживать прежние позиции и частью сил уничтожала прорвавшихся автоматчиков противника на завод Красный Октябрь. Положение остальных частей армии оставалось без изменений. 64, 57, 51 и 28-я армии продолжали занимать прежние позиции, укрепляли их и вели разведку.

12. Закавказский фронт. А. Северная группа войск. 58-я армия, 10 гв. ск и 4 гв.кк занимали прежнее положение. 44-я армия, закончив частичную перегруппировку сил, занимала положение: 9 ск. 23 сбр сменила подразделения 833 сп 402 сд и заняла оборону на рубеже Старые Брагуны, Червленная узловая. Два стрелковых батальона 833 сп вышли в район Горячеисточненская, третий батальон занял оборону в укрепленном районе Гудермес; 840 сп (без батальона) 402 сд сменил подразделения 545 сп 389 сд и занял оборону на участке тэт-де-пон — Мекенская, Наурская; 545 сп занял оборону отсечных позиций на рубеже Бено-Юрт, Калаус. 9-я армия занимала прежнее положение. 37-я армия. 392 сд частью сил вела бои по улучшению своих позиций в районе г. Хара-Хора. 151 сд выведена в районы Псыгансу, Аргудан и Стар. Черек. 63 кд сосредоточилась в районе Калиновская, Савельевская. Б. 46-я армия, прикрывая Главный Кавказский хребет, продолжала перегруппировку сил в соответствии с зимним планом дислокации. В. Черноморская группа войск. Части Лазаревской группы продолжали удерживать прежние позиции, вели разведку и производили частичную перегруппировку сил. Разведотряд группы 24.10 действовал в направлении Котловина, достиг района выс. 567,5 (2 км зап. Маратуки). 31 сд сменила подразделения 177 сп и части 11 гв. кд. 11 гв. Кд сосредоточилась в районе Кушико. 18-я армия вела бои по уничтожению противника в районах г. Каменистая, выс. 388,3, г. Сарай-Гора и отражала атаки противника на своем правом фланге. 40 мсбр, оставаясь на прежних позициях, отбивала атаки противника силою до полка пехоты от Перевальный на г. Рыбная. 353 сд двумя полками наступала на хут. Пелика, Гойтх и к 17.00 24.10 вела бой на рубеже 1,5 км сев.-вост. выс. 879,0, 2,5 км сев.-вост. г. Семашхо и 2 км вост. г. Каменистая и третьим полком вела бой в районе вост. отм. 224,0. 107 сбр выбила противника из района выс. 388,3 и вела бой на сев. скатах этой высоты. 68 сбр частью сил наступала на г. Сарай-Гора, к 16.00 24.10 достигла района отм.772,4 (зап. Сарай-Гора), где была контратакована противником силою до двух батальонов пехоты. 236 сд перешла в подчинение командарма 56 и к утру 24.10 сосредоточилась в Садовне (8 км юго-зап. Садовое). 56-я армия частью сил с утра 24.10 вела наступательные бои на г. Кочканова и отбивала атаки противника в районе Калужские нефтепромыслы. Части 395 сд и 83 сбр к 16.00 24.10 овладели районом выс. 614,4 (зап. г. Кочканова). Бои шли на вост. скатах этой высоты. На участке 1135 сп противник к 10.00 24.10 вышел на сев. скаты выс. 476,9 и выс.192,4 (10-12 км юго-зап. Калужская). Дальнейшее продвижение противника было остановлено. 47-я армия. 216 сд и 255 сбр частью сил в результате боя к 15.00 24.10 достигли южной окраины клх. Первый Греческий и сев.-зап. скатов выс. 219,8.

13. По данным штаба ВВС Красной Армии, ВВС фронтов и авиация воздушных армий в течение 14.10 уничтожали живую силу и боевую технику противника в районах: Покровское, Воскресенское, сев.-зап. Сталинграда, Моздок, бомбили жд узлы: Смоленск, Вязьма, Георгиевск, жд станции: Мга, Чудово, Тосно, Сычевка, Новодугинская, Ярцево и аэродромы противника: Сольцы, Тулебля, Гривочки, Глебовщина, Бол. Роги, Уполозы, Н. Горки, Белореченская, Солдатская, Екатериноградский, Плановское, Верх. Акбаш, Ниж. Курп; вели разведку войск противника и прикрывали свои войска на поле боя. Произведено 1252 самолето-вылета, из них: по войскам и объектам противника – 1007, на прикрытие и сопровождение своих войск – 155, на разведку войск противника – 81 и на транспортировку грузов – 9. В воздушных боях сбито 19 самолетов противника. Наши потери – сбито 5 самолетов и не вернулись на свои аэродромы 7 самолетов. По дополнительным данным ВВС ВМФ и авиация 8, 4 и 5-й воздушных армий произвели по войскам и объектам противника 378 самолето-вылетов. В воздушных боях сбито 2 самолета противника. Наши 2 самолета не вернулись на свой аэродром.

И.О. заместителя начальника Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-майор ТЕТЕШКИН

Начальник информационного отдела Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-майор ПЛАТОНОВ

ЦАМО. Ф. 28(16). Оп. 1072. Д. 481и. Л. 197-203. Подлинник.

Оперативная сводка Совинформбюро

Утреннее сообщение 25 октября

В течение ночи на 25 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока. На других фронтах никаких изменений не произошло.

Вечернее сообщение 25 октября

В течение 25 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда. На других фронтах никаких изменений не произошло.

За истекшую неделю, с 18 по 24 октября включительно, в воздушных боях, на аэродромах и огнём зенитной артиллерии уничтожено 114 немецких самолётов. Наши потери за это же время — 51 самолёт.

За 24 октября нашей авиацией на различных участках фронта уничтожено 2 танка, 40 автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 4 артиллерийских батарей, взорван склад боеприпасов, рассеяно и частью уничтожено до 5 рот пехоты противника.

25 октября 1942. Бессмертный подвиг связиста Матвея Путилова

25 октября в Сталинграде, в районе Мамаева кургана свой бессмертный подвиг совершил связист, сержант Матвей Мефодьевич Путилов. В самый напряженный момент боя в районе завода «Баррикады» прекратилась связь штаба 339-го полка 308-й дивизии с с группой бойцов, которые вторые сутки в окружении врага удерживали одно из зданий в районе посёлка завода. Связист, командир отделения, комсомолец Матвей Путилов получил задачу восстановить связь. Двое бойцов уже пытались это сделать, но погибли. Под огнём противника он пошел искать разрыв провода.

Пока он искал место обрыва провода, осколком мины его ранило в плечо. Превозмогая боль, Путилов дополз до места обрыва провода, где был ранен второй раз: немецкой миной ему раздробило руку. Теряя сознание и не имея возможности действовать рукой, сержант сжал концы провода зубами, и по его телу прошёл ток. Восстановив связь, Путилов умер с зажатыми в зубах концами телефонных проводов.

За этот подвиг Матвей будет посмертно награжден орденом Отечественной войны II степени. А его катушка связи долгое время передавалась лучшим связистам 308-й дивизии.

Источник >>>

25 октября 1942. Три цели нацисткой Германии на Востоке

Отто Бройтигам слева, в центре -его шев Альфред Розенберг

25 октября появилась аналитическая записка сотрудника Имперского министерства по делам оккупированных восточных территорий Отто Бройтигама о целях Восточной кампании и общей ситуации в СССР. Вопросов она не оставляет. Цели предельно ясны.

Совершенно секретно

Протокол

На Востоке Германия ведет войну за осуществление трех целей: войну за уничтожение большевизма, войну за разгром Великорусской империи и, наконец, войну за приобретение колониальных территорий в целях колонизации и экономической эксплуатации.

Последствием такого триединства целей восточной кампании является упорное сопротивление восточных народов. Если бы война велась только ради разгрома большевизма, то она, как показывает весь ее нынешний опыт, давно была бы решена в нашу пользу, так как большевизм до глубины души ненавистен восточным народам, прежде всего большей части крестьянства. Даже распад Российской империи не вызвал такого сопротивления в массах, с которым мы сейчас сталкиваемся. Как показывают многочисленные допросы пленных и прочий опыт, даже имеющие широкий кругозор русские вполне осознавали, что эта война закончится для них территориальными потерями, а нерусские народы сорвут оковы, в которые их заковала Россия. Сопротивление Красной армии во многом обусловлено третьей целью нашей кампании. С инстинктом, свойственным восточным народам, даже самый обычный человек вскоре ощутил, что лозунг «освобождение от большевизма» был для Германии лишь предлогом для порабощения славянских восточных народов своими методами. Но для того, чтобы не возникало никаких сомнений в этой военной цели Германии, немецкая общественность все более и более открыто указывает на это намерение. Не только для Германии будет предназначена завоеванная территория в качестве пространства для расселения, но и для злейших врагов Германии, голландцев, норвежцев и др. Экономическая эксплуатация будет провозглашаться устно и письменно и осуществляться с особой беспощадностью без учета интересов местного населения.

Ко всем необходимым для войны мерам и средствам население относилось с бóльшим пониманием, чем побежденные народы Запада. Но воспитанный большевизмом с чувством собственного достоинства рабочий и крестьянин очень скоро почувствовал, что Германия не рассматривает его как равноправного партнера, а видит в нем лишь объект своих политических и экономических целей. Это его ужасно разочаровало, тем более что он возлагал на Германию огромные надежды.

Главное управление политики рейхсминистерства по делам оккупированных восточных областей может поставить себе в заслугу, что оно с самого начала четко осознавало это положение. Вскоре стало очевидно, что в условиях огромных пространств и неисчерпаемых человеческих и материальных резервов противника одним только оружием в короткий срок война не может быть решена. Однако, как и во всех крупных войнах последнего времени, должно было произойти духовное разложение и в конечном итоге война должна была превратиться в гражданскую, тем более что германский вермахт не намерен оккупировать всю территорию Советского Союза. Крах России 1917 года и коллапс 1918 года в Германии тоже были вызваны не только оружием, но в первую очередь политическим разложением. То, что Ленин сделал в России, породило 14 пунктов Вильсона и привело к росту марксизма в Германии. В Советском Союзе мы теперь видели население, которое с нетерпением ждало от большевизма новых лозунгов, предвещающих ему лучшее будущее. Германии оставалось найти такие лозунги, но они так и не возникли. Население оккупированных восточных территорий встречало нас с ликованием и восторгом как освободителей и целиком и полностью в нашем распоряжении. Там, где украинцы и русские, белорусы и представители прибалтийских народов вступали в немецкий вермахт или полицию, они почти все они добились больших успехов. Поэтому Главное управление политики стремилось всеми средствами сохранить и использовать в своих целях этот огромный капитал, попавший к нам в руки. Для этого требовалось, чтобы национал-социализм резко отделился от большевизма и открыл перед населением перспективы новой, лучшей жизни. Все меры, предлагаемые Главным управлением политики, были направлены на сохранение этого капитала. Они часто истолковывались как выражение мягкого, чувствительного, гуманитарного отношения, своего рода немецкой сентиментальности, а на самом деле были всего лишь выражением довольно резкой реальной политики. Ведь речь шла ни о чем ином, как поддержании установленного к нам отношения миллионных масс Востока, чтобы извлечь из этого военную, политическую и экономическую выгоду для Германии. Если бы эта политика удалась, стоило бы ожидать наибольшей реакции от войск противника. В течение многих лет народы в Советском Союзе с помощью самого эффективного из когда-либо существовавших пропагандистских аппаратов, были настроены против своей же среды. Национал-социализм был мишенью для самых подлых нападок до 1939 года. День за днем рабочим и крестьянам внушали, что трудящиеся Германии – жертва жесточайшей эксплуатации. Поэтому рабочие и крестьяне Советского Союза смотрели на немецкую администрацию с предельным напряжением. Правда, они не совсем доверяли большевистской пропаганде, но все же встретили новых господ с некоторым сомнением.

Народы Советского Союза, как мы все знаем, пережили тяжелейшие времена. Поэтому они отличаются невообразимой для нас неприхотливостью, в том числе и в политической области. Таким образом, форма управления, которая не была направлена исключительно на разграбление и эксплуатацию и ликвидировала большевистские методы, вызвала бы величайший энтузиазм и дала бы нам в руки многомиллионные массы. И воодушевление в оккупированных восточных областях оказало бы свое обратное воздействие на сопротивление Красной армии. Этого было бы легко достичь, потому что красноармеец сказал бы себе: «Я сражаюсь за систему, которая намного хуже, чем та, которая ожидает меня в случае поражения. При немцах мне будет во всех отношениях лучше, чем раньше». Если бы это убеждение стало всеобщим для красноармейцев, война закончилась бы очень скоро.

C учетом этого понимания Главное управление политики сочло своей важнейшей задачей помочь нашим войскам активной пропагандой сломить сопротивление Красной армии и таким образом сократить войну. К мерам, предлагаемым для достижения этой цели, относятся, прежде всего, решение аграрного вопроса и установление свободы вероисповедания, что существенно отличается от действий большевиков.

При исключительно большом значении, которое придается аграрному вопросу в Советском Союзе, Главное управление политики еще до начала Восточной кампании выступало за то, чтобы колхозы были распущены, и снова было введено индивидуальное аграрное хозяйство. Это предложение было отклонено четырехлетним планом, так как об организационных изменениях во время войны не может быть и речи. Только в августе прошлого года удалось добиться расширения территории участков.

Но прежде чем это могло быть осуществлено, четырехлетним планом было установлено, что само упорное стремление всего крестьянского населения к роспуску коллективов (колхозов) должно было быть каким-то образом учтено в интересах производства. Требование Главного управления политики о расформировании коллективов (колхозов) нашло свое отражение в новом аграрном порядке. Нескольких месяцев было достаточно для того, чтобы разъяснить необходимость реформирования колхозного устройства не только всем ведомствам вермахта, вплоть до младшего лейтенанта на передовой, но и службам на родине и гражданской администрации в оккупированных восточных областях. Единственное исключение из этого составляли оба рейхскомиссара, возражения которых, к сожалению, повлекли за собой задержку на несколько недель. Новый аграрный порядок появился незадолго до начала весеннего посева и был разослан Отделом печати и пропаганды Главного 1-го управления на места, сопровождаясь мощной пропагандистской волной. Его непосредственным успехом было значительное увеличение производительности труда при весеннем посеве, продемонстрированное населением, вопреки неблагоприятным прогнозам. Одновременно устойчивое воздействие на врага продолжало сохраняьться. Разумеется, вражеская пропаганда всеми силами выступала против нашего аграрного порядка. Их главным аргументом было то, что это всего лишь обещание сиюминутных тактических успехов, но Германия в остальном намерена подчинить страну исключительно своим целям. Данный аргумент нашел опору в крайней медлительности организации аграрного порядка, которая частично, однако, была обусловлена объективными обстоятельствами (Отсутствие межевщиков, кадастровых книг, геодезических приборов и т.д.).

Предусматривалось, что в 1942 году на Украине 20% общественных хозяйств будут преобразованы в сельскохозяйственные товарищества. Увеличение территории участков, являющееся главным критерием общего хозяйства и осуществляемое повсеместно без промедления, тем более что его, как уже говорилось, было поручено организовать еще в августе 1941 года, до сих пор не достигнуто даже в 10% общинных хозяйств. Первичная реорганизация в сельскохозяйственных товариществах началась совсем недавно и, согласно расчётам ландесбауэрнфюрера Кёрнера к концу августа этого года достигнет не более 10%. При таком положении дел понятно, что большая часть украинского крестьянства поддалась вражеской пропаганде и утратила веру в серьезность наших намерений.

Изначально предполагалось, что целесообразно, что объявленная свобода вероисповедания должна сопровождаться одновременно пропагандисткой компанией. Однако после нескольких месяцев переговоров было решено не провозглашать свободу вероисповедания торжественно, а по возможности провести мероприятие тихо. Таким образом, пропагандистская компания не состоялась.

Заметив задержку в решении церковного вопроса, Главное управление политики стало искать замену в другом пропагандистском средстве, в вопросе реприватизации. На этом примере можно было бы наглядно показать всему миру, что национал-социализм решительно отошел от большевистских мер экспроприации и ввел новый порядок собственности. Первым условием пропагандистского использования этого лозунга была бы немедленная отмена мер экспроприации в прибалтийских странах, где большевизм не правил еще и года, и в этой связи можно было бы без труда восстановить прежние имущественные отношения. Но, к безграничному изумлению населения, германская администрация предпочла играть роль скупщика награбленного большевиками. Все генеральные комиссары в прибалтийских странах указывали на необходимость реприватизации для психологической обработки населения, которое, как известно, должно быть завоевано для немецкой нации. Только после того как четырехлетний план отбросит свои первоначальные опасения, что дальнейшее откладывание реприватизации повредило бы экономическим интересам Германии, которые были основаны, несмотря на всю политическую проницательность, лишь на необоснованных возражениях рейхскомиссаров не последовало основополагающего признания восстановления добольшевистской собственности.

В очередной раз у нас из рук было выбито мощное оружие для разложения фронта противника, оружие, которое нельзя недооценить в своем действии. Ибо экспроприация большевиками частной собственности без компенсации в свое время вызвала ужас не только русских буржуазных кругов, включая зажиточных крестьян, но и всего цивилизованного мира. Таким образом, этот мир, включая разочарованные большевизмом рабочие и крестьянские массы в Советском Союзе, теперь ожидал четкого мнения Германии по этому вопросу. Это молчание Германии, разумеется, было на руку вражеской пропаганде, которая могла внушить советским массам, что Германия не планирует восстановления частной собственности.

Главное управление политики также постоянно подчеркивало, что народам Востока необходимо сообщить что-либо конкретное об их будущем. Оно указывало, что если мы не выступим против сталинской пропаганды, то народы вынуждены будут ей поддаться, то есть начнут верить в их порабощение Германией. Таким образом, Главное управление политики неоднократно указывало на целесообразность того, чтобы славянские народы Востока с авторитетной германской стороны получали успокаивающие заверения в своем будущем. Лучшим средством было названо своего рода правительство военнопленного красного генерала против Сталина или, чтобы избежать слова правительство, таким средством мог быть просто взбунтовавшийся генерал вроде де Голля, который должен был стать точкой притяжения для всех красноармейцев, недовольных Сталиным. Правильность этого мнения и в последующее время получила свое подтверждение в бесчисленных заявлениях военнопленных, которые независимо друг от друга свидетельствовали о том, что полное молчание Германии относительно будущего России заставляет опасаться худшего. Многие хотели бы перебежать, но не знали, к кому идут. Под знаменами признанного контрреволюционного лидера они охотно и отважно сражались бы против большевистского режима.

Все предложения по этому поводу были, по существу, отклонены. Разрешение на использование на фронте было дано только соединениям тюркских и кавказских народов, а также казаков, а после, после некоторых неудач, и эстонцам. При затруднениях пополнения частей войска обычно переходили к найму в свои ряды военнопленных и гражданских лиц, в первую очередь для тыловых служб. Но только на передовой они нашли применение и отличились. Только в последние недели под давлением партизанской опасности было разрешено создание национальных объединений, но только для борьбы с партизанами. Но и эта мера останется без пропагандистского эффекта, если не будет разрешения для использования на фронте и если во главе объединения не будет поставлена личность со звучным именем.

Но для достижения своей политической цели Главное управление политики также было вынуждено отменить или, по крайней мере, в значительной степени изменить те меры с немецкой стороны, которые укрепляли сопротивление противника.

В первую очередь здесь следовало бы назвать обращение с военнопленными. Ни для кого не секрет, что сотни тысяч из них в наших лагерях буквально голодали и замерзали. Якобы для них не хватало продуктов. Странно, однако, что продовольствия не хватало только для советских военнопленных, в то время как жалоб на обращение с другими военнопленными поляками, сербами, французами и англичанами не было. Само собой разумеется, что ничто так не было настолько подходящим для укрепления сопротивления Красной армии, как сознание того, что в немецком плену солдат обречен на медленную мучительную смерть. Здесь, однако, неустанными усилиями Главного управления политики удалось добиться существенного улучшения положения военнопленных. Это улучшение можно отнести не к политическому прозрению, а к внезапному осознанию того, что нашему рынку труда необходимо срочно направить силы. Теперь мы стали свидетелями гротескной картины того, что после массовой голодной смерти военнопленных миллионы рабочих должны были быть спешно завербованы из оккупированных восточных областей, чтобы решить проблему нехватки рабочей силы, возникшую в Германии. Теперь вопрос питания уже не играл никакой роли. В обычном безграничном пренебрежении к славянским народам при «вербовке» применялись методы, которые, пожалуй, встречались только в самые темные времена работорговли.

Началась настоящая охота на людей. Независимо от состояния здоровья и возраста, людей отправляли в Германию, где вскоре выяснилось, что более 100 000 должны быть возвращены из-за серьезных заболеваний и прочих видов нетрудоспособности. Нет необходимости указывать на то, что эти методы, которые, конечно, применялись только в Советском Союзе, но ни в коем случае не в такой форме даже в таких враждебных странах, как Голландия, Норвегия, должны были оказать свое воздействие на сопротивление Красной армии. Мы действительно облегчили советской пропаганде разжигание ненависти к Германии и национал-социалистической системе. Все храбрее сражается советский солдат, несмотря на усилия наших политиков найти для этой доблести другое имя. Все больше должно проливаться ценной немецкой крови, чтобы сломить сопротивление Красной армии. Конечно, Главное управление политики постоянно стремится поставить на разумную основу методику вербовки рабочих и обращения с рабочими в Германии. Первоначально всерьез думали о том, чтобы требовать от рабочих, отправленных в Германию, максимальных показателей при минимальных затратах. Однако здесь в очередной раз к улучшению привело не политическое прозрение, а лишь самое примитивное биологическое познание. Теперь в Германию должны приехать 400 000 помощниц по хозяйству из Украины, и немецкая пресса уже публично объявляет, что они не имеют права на досуг, не могут посещать театры, кинотеатры, рестораны и т.д., и в лучшем случае могут покидать дом не больше 3 часов в неделю, не считая служебной необходимости.

Ко всему этому стоит добавить обращение с украинцами в самом рейхскомиссариате. С неслыханным высокомерием мы отбрасываем политические убеждения и рассматриваем, к радостному изумлению всего цветного мира, народы оккупированных восточных областей, как белых второго класса, которым судьба якобы поставила задачу выполнять обязанности раба для Германии и Европы.

Им будет даваться только начальное школьное образование, социальное обеспечение почти не должно осуществляться. Их питание интересует нас только в той мере, чтобы они были работоспособны, и во всех отношениях им дается понять, что мы считаем их неполноценными.

При таком положении дел можно констатировать следующее:

1. Силы сопротивления Красной армии и силы партизанского движения в равной мере возросли, когда население узнало наше истинное к нему отношение. Таким образом, сила оружия нашей славной армии, как и в 1918 году, была нейтрализована недальновидной политикой. Наша политика заставила большевиков и этнических русских выступать против нас единым фронтом. Русский сегодня сражается с предельной храбростью и самопожертвованием не больше – не меньше, чем за признание своего человеческого достоинства.

2. Наша политика использования Украины как противовеса против могучей России, Польши и Балкан и как моста на Кавказ потерпела полный крах. 40 миллионов украинцев, которые ликующе приветствовали нас как освободителей, сегодня относятся к нам безразлично и уже начинают переходить во вражеский лагерь. Если нам не удастся изменить ситуацию в последний момент, мы рискуем не сегодня – завтра столкнуться на Украине с партизанским движением, которое не только в значительной степени исключает Украину в качестве поставщика продовольствия, но и препятствует пополнению германской армии, ставит под угрозу ее существование и, следовательно, может привести к опасности поражения для немцев.

Чтобы в последний момент избежать этой опасности, угрожающей немецкому народу, то необходимо следующее:

1. В отношении Украины должна проводиться абсолютно позитивная во всех отношениях политика. Украина не должна быть для нас просто объектом эксплуатации, но население должно точно чувствовать, что Германия – ее друг и освободитель. Немецкие экономические органы должны нести ответственность за обеспечение прожиточного минимума населения. Принудительный набор рабочей силы в оккупированных восточных районах должен быть немедленно пресечен. В Рейхе обращение с украинцами и остальными восточными народами должно быть надлежащим и достойным человека. В официальных источниках следует избегать всего того, что как-то позволяет понять, что мы рассматриваем эти территории как объект эксплуатации. Русскому народу нужно сказать что-то конкретное о его будущем, тем более что Германия не намерена и не обладает силой оккупировать всю российскую территорию.

2. Показателем выше обозначенной политики, так и не признавшей роль Украины в мировой политике и умудрившейся легкомысленно отказаться от дружбы с 40-милионным народом, что повлекло за собой укрепление сил сопротивления Красной армии и затягивание войны со всеми последствиями, служат в общем и целом органы власти рейхскомиссара Украины. Эти органы видят свою единственную задачу в экономической эксплуатации страны. Но чем дольше длится война, тем больше нужно использовать политические силы. Поэтому было бы целесообразно поставить во главе рейхскомиссариата личность, также обладающую достаточными политическими способностями.

Если мы не совершим в последнюю минуту этого изменения курса, то можно сказать, что стойкость Красной армии и всего русского народа еще больше возрастет, и Германии придется продолжать жертвовать своей лучшей кровью. Да, надо откровенно сказать, что возможность даже поражения Германии становится ощутимой, особенно в том случае, если партизанское движение распространится и на другие части Украины, к чему Сталин стремится всеми средствами. Нельзя сказать, что в южной Украине из-за отсутствия болот и лесов такой опасности не существует. Стоит только вспомнить о главаре банды Махно, который около 2 лет терроризировал Украину и ухитрялся избегать преследования. Было бы также неверно возлагать свои надежды на экономический крах Советского Союза. Конечно, потери плодородной земли, сырья и промышленных предприятий очень значительны. Но, с другой стороны, у них еще остается чрезвычайно богатый сырьем всех видов Урал, который вот уже 14 лет всеми силами индустриально развивается, а также богатая Сибирь. Наконец, мы знаем, что Советы систематически вели запасную экономику, и мы не можем полностью исключить англо-американские поставки.

Но если мы осуществим предложенную смену курса, то можно с уверенностью предположить, что и разложение Красной армии удастся. Так как на настоящий момент сопротивление красноармейцев оказывается сломлено, когда они убеждаются, что Германия сулит лучшую жизнь, чем при Советах, а также Германия не особенно обращает внимание на народность, другими словами, не хочет лишать красноармейца души.

Проблема слишком серьезна, чтобы остаться без решения. Здесь речь идет о будущем германского народа, возможно, даже о его бытии или небытии. Постоянный тезис Главного управления политики о том, что быстрая победа не может быть достигнута одним лишь оружием, а только в сочетании с масштабным политическим наступлением, оправдался. То, что почти только люди, не знакомые с Россией, нашли применение в управлении оккупированными восточными территориями, вероятно, является одной из причин того, что этот тезис еще не прижился. Господа только потихоньку приступают к проблемам, для чего им обычно еще нужны переводчики. Тем не менее, сегодня уже видно, что широкие круги низших управленцев в Украине прямо-таки в ужасе от курса, направленного сверху. Но они не в состоянии пробиться. Поэтому тем более следует доверять мнению Главного управления политики, отличающегося лучшим знанием дела и людей, который и сегодня убежден в скором победоносном конце войны, если будет соблюдена его политическая линия.

Берлин, 25 октября 1942 г.

Бройтигам

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *