» В Доме печати был вечер современной поэзии. Меня просили пригласить на вечер Есенина. Я пригласил и потом жалел, что сделал это: я убедился, что читать ему было чрезвычайно трудно. Поэтов на вечере было много – в программе и сверх программы. Есенину долго пришлось ждать очереди в соседней комнатке. Его выступление отложили к концу. Опасались, что публика, выслушав Есенина в начале вечера, не захочет слушать других поэтов и разойдется. Есенин читал новые, тогда еще не опубликованные стихи из цикла «Персидские мотивы» и ряд других стихотворений. Голос у него был хриплый. Читал он с большим напряжением. Градом с него лил пот. Начал читать – «Синий туман. Снеговое раздолье».
Вдруг остановился – никак не мог прочесть заключительные восемь строк этого вещего стихотворения:

Bсе успокоились, все там будем,

Как в этой жизни радей, ни радей.

Вот почему так тянусь я к людям,

Вот почему так люблю людей,

Вот отчего я чуть-чуть не заплакал,

И, улыбаясь, душой погас.

Эту избу на крыльце с собакой

Словно я вижу в последний раз.

Его охватило волнение. Он не мог произнести ни слова. Его душили слезы. Прервал чтение. Через несколько мгновений овладел собой. С трудом дочитал до конца последние строки.

Это публичное выступление Есенина было последним в его жизни. Есенин прощался с эстрадой.»

Из книги «Живой Есенин. Антология» .

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *