Не моё

Заезжаем в село Биркхольп. Населения нет. Пусто. На улице валяются немецкие каски. шинели, останки. Все улицы усыпаны винтовочными патронами, повсюду разбросаны винтовки, гранаты, фаустпатроны. Через каждые сто метров дерево-земляные завалы с двухметровыми проходами, баррикады из наваленных телег, бричек, ящиков, молотилок, колёс, столов и стульев. Возле проходов баррикад лежат трупы немецких солдат, раздавленных гусеницами наших танков, прошедших здесь всего полчаса назад, – мы видим их свежие следы.Этот маленький населённый пункт немцы собирались превратить в узел сопротивления. Вокруг села нарыты траншеи, окопы, сооружено множество дотов и дзотов. Внезапный удар наших танкистов ошеломил немцев, они убежали, оставив здесь всё, что ими было приготовлено для обороны, даже не успели закрыть проходы в завалах и баррикадах.Воздух контролируют наши истребители. Они помахивают крылами, приветствуя нас.Проехали Биркхольц. За нами – бесконечные колонны автомашин с пехотинцами, боеприпасами, горючим и продовольствием. Одни поворачивают вправо, на Лихтенраде, другие – влево, наТельтов. Мы едем, не изменяя курса, – прямо на север. Дорога изрыта воронками от авиабомб.Погода резко изменилась. Облака обложили небо. Стало пасмурно. Будет дождь, это нам на-руку.– Нажми, товарищ, – говорит капитан Серый водителю, комсомольцу Кривенко.

Кривенко добавил газ, и машина рванулась вперёд. За Кривенко следовал Роман Скалозуб на трофейном бронетранспортёре. За Романом ехала батарея старшего лейтенанта Петрова, за Петровым – батарея старшего лейтенанта Фазлыева и остальные.Наше внезапное появление на огороде под сильным дождём ошеломило немцев. Подъезжая к забору, мы ожидали, что противник встретит нас здесь огнём, но никто не стрелял.
Несколько секунд было даже скучно. Немцы не успели повернуть стволы пулемётов против нас, как наши солдаты, на ходу спрыгнув с машин, начали крошить их гранатами и расстреливать из автоматов. Из правого крайнего дома выбежали трое, из левого дома – четверо немцев.– Никуда не убежите – догоню, – громко крикнул разведчик Баранов и побежал наперерез немцам.За ним побежали, стреляя по немцам из автоматов, наводчики красноармеец Забаров и младший сержант Голышев. Голышев догнал одного немца и сбил его с ног ударом приклада. Баранов, перерезав дорогу второму, заставил его поднять руки. Остальные немцы были перебиты.Так были заняты два крайних дома в Мариенфельде.Мы зашли в один из этих домов. Осмотрев комнаты, спустились в подвал. Здесь нас встретили две испуганные старые немки и немец с поднятыми вверх руками. Когда мы спросили, есть ли у них оружие, седой немец сухо ответил: «Нет», а немка с большим животом, хозяйка дома, стала клясться, что у них нет никакого оружия, что они не имеют ничего общего с военными. Служанка молчала. При проверке оказалось, что у этого арийца в кармане лежит пистолет, а под постелью – восемь гранат, два фаустпатрона, винтовка и патроны. Седой немец начал дрожать и сразу научился говорить по-русски:
– Не моё, Гитлер дал.Стрельба на улице не прекращалась. Немецкие зенитки начали
«обстреливать Мариенфельде шрапнелью,, к ним присоединились миномёты и пушки. Мы вышли на улицу. К этому времени прошёл дождь.

Воспоминания младшего лейтенанта Н. Фахрутдинова

Не моё

Не моё

Не моё

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *