Путь

отadmin

Авг 4, 2022
Путь
Михаил Владимирович Ашик

В 17 лет я был зачислен рядовым в 50-й запасной полк, предназначенный для пополнения частей 44-й армии. Я вместе с другими новобранцами, без всякой подготовки, в домашней одежде, в которой из Ленинграда ещё эвакуировался, но с винтовкой, пошёл по степям на передовую. Винтовки нам выдали ещё в военкомате.
Первый бой мы приняли под Батайском, недалеко от Ростова, но сам Ростов был ещё в руках противника. Мы шли к фронту. Вся наша группа была 1925 года рождения, и у нас был очень высокий моральный дух!

17 июля 1943 года я был ранен во время наступления. После лечения в госпиталях Ростова, Зернограда и станицы Орловской был направлен в батальон выздоравливающих на станцию Зверево. Оттуда меня направили в Донбасс. После освобождения нами города Макеевка я, ставший к тому времени младшим сержантом, был направлен на курсы младших лейтенантов Южного фронта, вскоре переименованного в 4-й Украинский. Происходило это так.
Наш запасной полк построили в 2 ряда, и какой-то капитан прошёл вдоль строя и говорил: «Выходи, выходи и ты выходи!». Меня он тоже выбрал. Так я оказался на этих 4-х месячных курсах.
Обучение на курсах шло фактически в движении, потому что мы наступали, а курсы являлись резервом командующего фронтом генерала Ф.И. Толбухина.
19 апреля 1944 года состоялся выпуск курсов младших лейтенантов. Эти курсы я успешно закончил, ни одной четвёрки, одни пятёрки. От первой и до последней. В архиве есть мой аттестат. Я, получив звание младшего лейтенанта, оставался по-прежнему в солдатском обмундировании.
Позже, в числе большой группы выпускников в 300 человек, был направлен в Отдельную Приморскую армию в Крым.
Пешком пришли в Симферополь, только как неделю освобождённый нашими. Наш 4-й Украинский фронт наступал по Крыму.
Там получил назначение — зачислили меня на должность командира стрелкового взвода 144-го отдельного батальона 83-й отдельной Новороссийской бригады морской пехоты. Произошло это так.
До этого с нами разговаривали только в строю, а тут мы входили в кабинет по одному, там сидел улыбчивый подполковник, который посмотрел на меня и спросил: «В морскую пехоту пойдёшь?». «Конечно-конечно» — говорю. Так я получил назначение в морскую пехоту. Мы, это человек 20 моих однополчан, пошли пешком в нашу часть, и нагнали её в Карасубазаре
офицерский штурмовой батальон, а не штрафной. Туда попадали не те, кто был осуждён на фронте военным трибуналом, а только офицеры, побывавшие в плену; такие батальоны формировались в специальных проверочных лагерях. Они были на всех фронтах. И служили в них от младшего лейтенанта до полковника. Эти офицерские штурмовые батальоны бросали очень часто в атаки на передовой. После таких успешных атак их и освобождали.
В Будапеште, когда мы штурмовали в центре гору Геллерт, с нами шёл офицерский штурмовой батальон. В их документах было записано, что они находятся в батальоне за пребывание в плену. Там, где я их видел, потери были минимальные. Воевали они очень хорошо!
В Болгарии нас называли «братушки», хорошо встречали. Но мы понимали, что они так и немцев встречали до нас.
В Югославии встречались с партизанами. Люди там жили очень бедно. Даже такой местный продукт, как табак, было не достать. Когда мы в колонне проходили какое-нибудь селение, то их старики просили табак у нас.
А вот Венгрия была богатая, как и Болгария.

Вспоминал Михаил Ашик

Путь

Путь

Путь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *