Попытка перехватить инициативу

отadmin

Июл 9, 2022
Попытка перехватить инициативу

Автор: Михаил Тимин

Тема эффективности ударов немецкой авиации по советским аэродромам летом 1941 года неоднократно разбиралась автором в различных публикациях. ВВС КА с первого дня войны предпринимали ответные действия по аэродромам противника, причём далеко не все атаки были безуспешными. Однако действительно массированные советские удары по какому-то конкретному аэроузлу можно пересчитать по пальцам, и сегодня речь пойдёт об одном из них. Ровно 80 лет назад, 25 августа 1941 года, лётчики ВВС Северного фронта и ПВО Ленинграда штурмовали крупный немецкий аэродром Спасская Полисть.

Противники наращивают силы

Группировка ВВС КА на северном участке фронта какое-то время после начала войны казалась островком стабильности и благополучия. Боевая работа авиации началась с 25 июня, но реальная опасность в тот момент подстерегала только полки 1-й смешанной авиадивизии в районе Мурманска, которой противостояли немногочисленные части 5-го воздушного флота люфтваффе. На Карельском перешейке и в Приладожье ВВС Северного фронта (СФ) противостояли гораздо менее эффективные ВВС Финляндии.

​«Мессершмитт» Bf 109F-4 из штаба группы II./JG 53, осень 1941 года. Широкие жёлтые полосы — отличительный знак самолётов VIII авиакорпуса, жёлтые носы были накрашены на истребителях немцев и их союзников в 20-х числах августа - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Однако буквально через неделю после начала войны соединения 4-й танковой группы вермахта форсировали Западную Двину и ринулись в сторону Острова и Пскова. Помешать им теперь могли только войска СФ, и в первую очередь — ВВС. Первый удар приняли на себя лётчики 158-го иап, базировавшегося в районе Острова. Штаб ВВС фронта практически сразу создал оперативную группу в составе нескольких эскадрилий 154-го, 156-го и 159-го иап, переброшенных на передовые аэродромы в район Луги. Однако немцы, форсировав реку Великая, быстро захватили Остров и вышли на подступы к Пскову. Это позволило уже 7–9 июля перебазировать на аэродромы Остров, Рашкополье и Коровье Село все четыре истребительные группы I авиакорпуса и начать атаки аэродромов ВВС Северного и Северо-Западного (СЗФ) фронтов, о чём уже кратко говорилось в истории про таран лейтенанта Аристотеля Кавтарадзе.

В итоге танкистов XLI моторизированного корпуса 4-й танковой группы генерал-полковника Эриха Гёпнера (Erich Hoepner) удалось остановить на Лужском рубеже, а 8-ю танковую дивизию LVI моторизированного корпуса генерала пехоты Эриха фон Манштейна (Erich von Manstein) даже на несколько часов окружить восточнее Сольцов. Однако и потери Красной армии при этом были немалые. Серьёзно сократилась и численность авиации: за месяц войны ВВС СФ потеряли 413 боевых машин, в том числе 43 — на аэродромах, а ещё 170 самолётов требовали ремонта. ВВС СЗФ потеряли 1100 машин, и к концу июля их силы сократились до примерно 100 самолётов, в том числе небоевых и требующих ремонта.

Необходимо отметить, что бомбардировщики ВВС СФ регулярно наносили ответные удары по немецким аэродромам — в частности, 17 июля на аэродроме Псков были уничтожены два «Мессершмитта» Bf 110 из I./ZG 26 и один «Юнкерс» Ju 88 из III./KG 1. 20 июля штаб ВВС СФ вообще спланировал широкомасштабные действия по вражеским аэродромам, с охватом от северной Финляндии до района южнее Пскова и Новгорода. Эти решения некоторое время исполнялись — правда, ограниченными силами.

​Командующий 1-м воздушным флотом люфтваффе генерал-полковник Альфред Келлер (Alfred Keller) и командование группы II./JG 53 на полевом аэродроме. На заднем плане Bf 109F-4 из отряда 5./JG 53. Август-сентябрь 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Следующий этап противостояния начался в конце первой декады августа, после оперативной паузы, и был связан с наступлением на Ленинград и переброской в полосу группы армий «Север» VIII авиакорпуса люфтваффе. К этому моменту VIII авиакорпус был далеко не такой грозной силой, как на 22 июня — из его состава убыла половина частей и соединений: эскадра пикировщиков StG 1, эскадра тяжёлых истребителей ZG 26, бомбардировочная группа III./KG 2, истребительная группа II./JG 27, а III./JG 53 пришлось оставить воевать с ВВС ЗФ в районе Духовщина — Великие Луки.

Тем не менее, это всё ещё была грозная сила. После прибытия в начале августа в район Дно – Порхов корпус на аэродромах Рельбицы, Сольцы, Веретени немного усилили «Мессершмиттами» Bf 110 группы II./SKG 210. Теперь действия танкистов Гёпнера обеспечивали бомбардировщики «Дорнье» Do 17Z из Stab/KG 2, I./KG 2, 9./KG 2 и III./KG 3, пикировщики «Юнкерс» Ju 87 из штаба, I. и III./StG 2, штурмовики «Хеншель» Hs 123 из 10.(Schl.)/LG 2, тяжёлые истребители Bf 110 из II./SKG 210, истребители-бомбардировщики Bf 109E из II.(Schl.)/LG 2. В том же амплуа в основном работали истребители Bf 109E группы III./JG 27. Истребительная компонента в целом была крайне ослаблена, и фактически обеспечивалась лишь тремя десятками Bf 109F-2 из II./JG 52 под руководством штаба JG 27. Только 18 августа корпус усилили группой II./JG 53, едва получившей 40 новейших Bf 109F-4. «Левую руку» 1-го воздушного флота составлял I авиакорпус, который в дополнение к трём бомбардировочным и одной истребительной эскадрам получил эскадру тяжёлых истребителей ZG 26.

​«Мессершмитты» Bf 109F-4 отрядов 4./JG 53 и 5./JG 53. Август 1941 года, ещё до вхождения группы II./JG 53 в состав VIII авиакорпуса - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

После этого нет ничего удивительного, что за первые 20 дней августа немцы решили большую часть задач в отношении разгрома войск СФ и СЗФ. Не стали исключением и ВВС КА, которые понесли большие потери — части ВВС СФ и ВВС СЗФ с 22 июля по 21 августа лишились 267 и 120 самолётов соответственно, без учёта повреждённых. Кроме того, большие потери понесли ВВС КБФ. Основная часть самолётов была сбита в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии, но и на земле противнику удалось уничтожить 55 самолётов ВВС СФ и 25 самолётов ВВС СЗФ.

К началу немецкого наступления ВВС СФ, мягко говоря, находились не в лучшей форме: из 1300 машин, имевшихся на 22 июня, к 13 августа в наличии оставалось только 660. Если не брать в расчёт 7-й иак ПВО, ВВС 7-й, 14-й и 23-й армий, то ВВС фронта располагали мизерными силами в 67 истребителей и 68 бомбардировщиков: 41 И-16, 17 МиГ-3, шесть Як-1 и три И-153 в 39-й иад, 18 СБ, четыре Ар-2 и 19 Пе-2 во 2-й сад, 27 СБ в 41-й бад.

​Истребитель ЛаГГ-3, предположительно, из состава 19-го иап 7-го иак ПВО, июль-август 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

​Реконструкция по предыдущему фото художника Александра Казакова - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

При этом следует отметить, что действия противника только набирали темп, и наиболее тяжёлые потери ВВС СФ понесли в ходе налёта на аэродром Пушкин в 13:17 21 августа. Тогда под удар 12 Bf 110 и восьми Bf 109 попали самолёты 39-й иад — немцы сожгли 17 самолётов, а ещё два получили повреждения. 19 августа в 15:15 10 Bf 110, восемь Ju 88 и 12 Bf 109 отработали по аэродрому ВВС КБФ Низино, уничтожив на нём 22 самолёта и повредив ещё 13. Под влиянием этих досадных событий командующий ВВС СФ генерал-майор А.А. Новиков представил в адрес военсовета фронта доклад недвусмысленного содержания:

«Противник с 10 августа в значительной степени активизировал действия своей авиации, усилив её бомбардировщиками и истребителями. От действий мелкими группами он перешёл к действиям массированными, создавая для налётов группы от 20 до 40 самолётов, двумя-тремя волнами. По аэродромам, как правило, противник производит штурмовки с бреющего полёта, расстреливая самолёты и личный состав из пулемётов и пушек, не прибегая к бомбометанию даже с пикирования.

Линия фронта в настоящее время проходит очень близко от наших истребительных аэродромов, и ВНОС не обеспечивает своевременного оповещения. Наибольшая часть аэродромов до сих пор продолжает быть неприкрытой ни зенитной артиллерией, ни зенитными пулемётами из-за отсутствия таковых. Отсутствие прикрытия аэродромов пулемётами усугубляет последствия налётов противника с бреющих высот, а огонь зенитной артиллерии должного эффекта в этом случае не даёт…»

Изложив проблему, командующий просил усилить оборону аэродромов 15 зенитными батареями, которые следовало изъять из 2-го корпуса ПВО, а также помочь с организацией производства импровизированных зенитных установок с устаревшими авиационными пулемётами ДА-2 и установок РС для стрельбы по самолётам. Кроме того, из переписки явно следует понимание того, что наличными силами справиться не получается, и следует усилить ВВС фронта истребителями. Выбор был невелик: снимать истребители с Карельского перешейка или Приладожья было нельзя, взять их можно было только из состава 7-го иак ПВО. В составе 11 полков корпуса к 13 августа числилось 124 И-16, 51 МиГ-3, 15 ЛаГГ-3 и 39 И-153. Лётчики-истребители ПВО уже участвовали в боях на ближних подступах, понеся серьёзные потери: с 22 июня по 9 августа было сбито в воздушных боях, а также потеряно в авариях и катастрофах 74 истребителя корпуса.

​ЛаГГ-3, предположительно, из состава 44-го иап 7-го иак ПВО, 1941 год - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru
​Реконструкция по предыдущему фото художника Александра Казакова - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Учитывая, что частью сил I авиакорпус люфтваффе действовал в Эстонии, возможно, с ним и удалось бы справиться. Но после того, как 15 августа вектор действий VIII авиакорпуса вслед за наступлением I армейского корпуса переместился из района Новгорода на север, в район Чудово — Любань, обстановка под Ленинградом резко обострилась. За 10–19 августа 7-й иак ПВО потерял 59 истребителей и 29 лётчиков, и тенденций к стабилизации обстановки не наблюдалось. К счастью, дополнительные силы впервые с начала войны начали прибывать из центра страны — уже 15–16 августа в состав ВВС СФ передали 8-ю иад в составе 15-го и 46-го иап (33 МиГ-3 и 32 ЛаГГ-3), а 25–26 августа прибыли 20 МиГ-3 35-го иап, 20 Як-1 121-го иап и 20 Ил-2 175-го шап. Одновременно усиливались и ВВС СЗФ.

Тем временем, обстановка продолжала ухудшаться. 20 августа 1941 года соединения I армейского корпуса вермахта перерезали Октябрьскую железную дорогу. Немцы развивали наступление на Любань, в район Чудово спешно перебрасывался XXXIX моторизованный корпус. Для прикрытия наступающих соединений в тот же день на площадку у Спасской Полисти (15 км южнее Чудово) перелетели «Мессершмитты» группы II./JG 52. Учитывая назревающую опасность усиления вражеских авиаударов по советским аэродромам в окрестностях Ленинграда, в штабах началось планирование и осуществление серии ответных ударов по передовым площадкам противника Зарудинье, Сиверская, Клопицы, Сабск, Торосово, Лисино.

​Группа истребителей МиГ-3 7-го иак ПВО в полёте над центром Ленинграда - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru
​Реконструкция по предыдущему фото художника Александра Казакова - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

В результате проведённых 21–24 августа атак на указанные аэродромы выяснилось, что скоплений самолётов противника там нет, однако действия решили продолжить. Тут фортуна улыбнулась советским лётчикам: в разведывательном полёте на поиск немецкой авиации на площадках в районе Любань — Липки — Спасская Полисть командир эскадрильи 46-го иап капитан Н.М. Зверев сумел установить наличие большого количества самолётов на аэродроме Спасская Полисть (по другим данным, удачную разведку провёл старший лейтенант П.П. Осипов).

Разведка боем

Дело в том, что буквально 24 августа на аэродром Спасская Полисть были переброшены группы III./JG 27, II./JG 53 и II.(Schl.)/LG 2 — теперь все одномоторные истребители и штурмовики VIII авиакорпуса собрались на одной небольшой площадке, где оказались крайне уязвимы для атаки с воздуха!

​Bf 109Е из III./JG 27, предположительно, на полевом аэродроме Спасская Полисть, август-сентябрь 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Появилась реальная возможность если не уничтожить, то сильно ослабить противника, и с аэродромов немедленно стартовали 16 советских истребителей: семь И-16 157-го иап и четыре И-16 191-го иап под прикрытием пятёрки ЛаГГ-3 44-го и 46-го иап. Из оперативной сводки №0127 7-го иак ПВО известно следующее:

«В 09:25 11 И-16 191-го и 157-го иап под прикрытием 5 ЛаГГ-3 штурмовали аэродром Спасская Полисть. На аэродроме находилось 30–40 транспортных самолётов, Ме-109, Ме-110 и Ю-88; атаковали с Н=100 метров. С первой атаки зажжено 2 Ме-109 на земле и 2 Ме-109 на взлёте, при втором заходе сожжено 2 Ме-109 на земле. Лётчики Белов и Шаповалов уничтожили прислугу зенитной артиллерии, огонь замолчал. Израсходовав весь боекомплект, вернулись на свой аэродром. Вынужденно сел в Невскую Дубровку командир звена 191-го иап лейтенант Тельных, при посадке скапотировал. Самолёт разбит. Лётчик ранен в ногу и отправлен в госпиталь. У самолёта лётчика Белова отбит правый руль глубины, прилетел с одним, при посадке хвост отвалился, самолёт скапотировал, лётчик невредим. Самолёт разбит».

Судя по тексту сводки, а также ведомости учёта уничтоженных самолётов противника, налёт спланировали грамотно. Звено пушечных И-16 тип 17 191-го иап, ведомых командиром эскадрильи старшим лейтенантом Е.Е. Банщиковым, который был формально ведущим всей группы И-16, должно было подавить зенитный огонь. Пулемётные И-16 тип 29 157-го иап, которых вёл комэск старший лейтенант В.И. Шолупов, должны были отработать реактивными снарядами и пулемётным огнём по самолётам. ЛаГГ-3, которых вёл комэск 44-го иап старший лейтенант И.С. Яшин, прикрывали обе группы «ишаков».

​Пожар в районе стоянок Bf 109Е из II./LG 2, предположительно, на полевом аэродроме Спасская Полисть, август-сентябрь 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Все четыре заявленных уничтоженными на земле Bf 109 засчитали как групповой успех пилотам 157-го иап, а два сбитых на взлёте пошли на счёт старшего лейтенанта В.И. Шолупова и лейтенанта И.К. Шаловского. Потери составили два И-16 тип 17 191-го иап, разбитых на посадках, один пилот получил тяжёлое ранение. На обратном пути в районе Чудово группу попытались атаковать четыре «Мессершмитта», но их связала боем пара «ЛаГГов» 44-го иап. В результате в воздушном бою был сбит ЛаГГ-3 лейтенанта Д.И. Уточкина, лётчик покинул самолёт на парашюте и 30 августа вернулся в полк. Известно, что в 09:50 по московскому времени победу над «И-17» заявил лётчик 4./JG 52 фельдфебель Хайнц Шмидт (Heinz Schmidt).

В целом результаты налёта можно оценить как вполне удачные: удалось достичь тактической внезапности, нанести противнику урон. При этом не удалось избежать досадных потерь, но, в первую очередь, это заслуга немецких зенитчиков, а немецкие истребители налёт явно проспали. Подтвердилась высокая концентрация немецкой авиации на аэродроме. Расположение самолётов и зенитных орудий доразведали, и в целом всё складывалось для нанесения решительного удара.

Шанс выпадает только раз

Учитывая указанные разведкой 40–50 самолётов противника, находящиеся на аэродроме, было решено задействовать довольно серьёзные силы — четыре десятка истребителей 7-го иак ПВО и 8-й иад. Для нанесения удара привлекли две группы по шесть «Чаек» 192-го и 194-го иап с бомбами, далее успех должны были развить лётчики восьмёрки МиГ-3 15-го иап с бомбами, которых поддерживали смешанные группы в составе 13 ЛаГГ-3 и МиГ-3 44-го, 46-го и 19-го иап, а завершающей шла ещё одна восьмёрка МиГ-3 15-го иап. Отсутствие в плане ярко выраженной большой группы прикрытия явно настораживает — в штабах 7-го иак и 8-й иад, которые базировались в одном месте, уже должны были иметь информацию об утренних воздушных боях в районе Чудово — Любань, которые сложились крайне неблагоприятно для советских лётчиков.

​Схема сбора и следования по маршруту ударных групп 7-го иак и 8-й иад из отчёта штаба 8-й иад - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Даже наличие в группе 6–8 истребителей прикрытия вовсе не страховало её от разгрома — так, около 13:00 патрулировавшая в районе Чудово семёрка И-16 тип 5 26-го иап пыталась перехватить четвёрку Bf 110, но внезапно сама была атакована большой группой Bf 109. В коротком бою «сто девятые» сбили четыре старых «ишака», а ещё один стал жертвой Bf 110. Погибли лейтенанты М.И. Крикунов, С.В. Аверин, Н.А. Добрецов и В.В. Емельченко, а лейтенант К.В. Лактионов получил тяжёлое ранение.

С немецкой стороны результативный бой провели лётчики штабных звеньев групп II./JG 53 и II./JG 52, а также отряда 4./JG 52. Победы в 13:04–13:12 по московскому времени заявили лейтенант Ганс-Юрген Фродин (Hans-Jürgen Frodien) из штаба II./JG 53, командир 4./JG 52 обер-лейтенант Йоханнес Штайнхоф (Johannes Steinhoff), лётчик этого отряда лейтенант Вальдемар Земелька (Waldemar Semelka) и обер-лейтенант Карл Хартман (Carl Hartmann) из штаба II./JG 52.

Согласно замыслу советского командования, самолёты противника на аэродроме должны были атаковать все группы. Хотя на схеме боевого вылета из отчёта 8-й иад последняя группа МиГ-3 обозначена как группа прикрытия, это, очевидно, не так — в том же отчёте указано, что «МиГи» несли бомбы. Из планируемого к вылету 41 самолёта в налёте участвовали 37, так как три ЛаГГ-3/МиГ-3 и один И-153 не смогли взлететь или вернулись из-за неисправностей.

​ЛаГГ-3 из состава 46-го иап 8-й иад. Перед самолётом позирует комэск старший лейтенант П.П. Осипов - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Попробуем исследовать все источники и реконструировать цепочку событий. Наиболее подробно налёт описан в боевом донесении штаба 8-й иад к 20:00 25 августа 1941 года:

«В период с 17:15 до 18:00 сводная группа истребителей 7-го иак и 8-й иад в составе 41 самолёта произвела налёт на аэродром Спасская Полисть, занятый противником. По данным утренних налётов, на аэродроме было сосредоточено до 70–80 самолётов типа Ме-109, Ю-87, Ме-110 и транспортные самолёты Ю-52.

Боевой порядок истребителей был построен из четырёх групп, выпускаемых с интервалом в 2–5 минут, с обязательным прохождением заранее установленного КПП (аэродром Лезье).

Атаку аэродрома начала группа самолётов МиГ-3 15-го иап под командой старшего лейтенанта Кузнецова [к августу 1941 года М.В. Кузнецов уже давно был капитаном — прим. ред.]. С первого захода группа сбросила бомбы по самолётам, находящимся на восточной окраине аэродрома и, затем встав в круг, начала обстрел пулемётным огнём. Прибывшая через 2–3 минуты группа И-153 194-го и 192-го иап включилась в начатую атаку, через 2–3 минуты после И-153 пришла группа самолётов МиГ-3 и ЛаГГ-3 46-го, 19-го и 44-го иап и приступила к продолжению штурмовой атаки.

4-я группа самолётов МиГ-3 15-го иап при подходе к аэродрому увидела, что прикрывающие аэродром Ме-109 в количестве 12–15 самолётов производят атаку наших самолётов, сбросила свои бомбы на войска противника, двигающиеся от Спасской Полисти на Чудово, и вступила с ними в воздушный бой. По предварительным данным, в результате налёта и воздушных боёв из донесений экипажей уничтожено:

а) самолётов на земле Ме-109, Ю-88, Ю-87 и транспортных Ю-52 — всего 35–40 единиц;

б) самолётов на взлёте Ме-109 — 6, Ю-88 — 2, Ю-87 — 6;

в) самолётов в воздушном бою Ме-109 — 4, Ме-110 — 1, Ю-87 — 1, всего до 60 самолётов;

г) четыре цистерны с бензином.

На аэродроме создано до 13 очагов пожаров, и лётный состав, производя по 3–4 атаки, израсходовал боекомплекты полностью.

Наши потери: восемь экипажей — четыре из полков 7-го иак и четыре 15-го иап 8-й иад. Не вернулись помощник командира 15-го иап старший лейтенант Шемяков, командир эскадрильи 15-го иап капитан Чуринов, командир звена 15-го иап капитан Евтюхов, лётчик 15-го иап лейтенант Костюрин, 19-го иап капитан Наумов и лейтенант Поддубный, из полка капитана Кузьмина лётчики Плотников и Прокопов.

Наиболее отличившиеся при штурмовом налёте:

1. врид ком. эскадрильи 15-го иап старший лейтенант Дмитриев, сбивший два самолёта;

2. лейтенант 15-го иап Никаноров;

3. лейтенант 46-го иап Яковенко;

4. лейтенант 46-го иап Цибулько;

5. лётчики полка капитана Кузьмина: Горбунов, Скрипченко, Оскаленко;

6. лётчики 44-го иап старшие лейтенанты Котелевский и Яшин;

7. лётчики 19-го иап младший лейтенант Курасов, капитан Наумов и лейтенант Поддубный.

Выводы:

1. Организация внезапного и массового налёта на аэродром противника дала эффективный результат.

2. Необходимо выделять группу прикрытия в составе не менее 1/3 участвующих в налёте самолётов.

3. Интервалы между группами давать в пределах 5–10 минут.

4. В качестве оружия в ударную группу включать истребители с РС, пушечные и самолёты с бомбовой зарядкой и фосфором. Группа прикрытия — только с пушечно-пулемётным огнём».

​Пожар в районе стоянок Bf 109Е из 9./JG 27, предположительно, на полевом аэродроме Спасская Полисть, август-сентябрь 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Из оперативной сводки №0128 7-го иак ПВО:

«В 17:35 два ЛаГГ-3 и два МиГ-3 19-го иап с группой самолётов 8-й иад с Н=300 метров штурмовали аэродром Спасская Полисть. С первой атаки зажгли на земле один самолёт, в это время над аэродромом появилось 20 самолётов Ме-109 и Ме-110, с которыми вступили в бой. Младший лейтенант Курасов сбил одного Ме-110, и наша группа истребителей, выйдя из боя, ушли на свой аэродром. С задания не вернулись капитан Наумов на самолёте МиГ-3 и лейтенант Поддубный на самолёте ЛаГГ-3.

В 17:32 пять И-153 192-го иап с Н=300–400 метров атаковали аэродром Спасская Полисть. Одного Ю-88 зажгли; во время атаки в парке наблюдали скопление пехоты и автотранспорта. В этот момент сами были атакованы семью Ме-109 и девятью Ю-88 [так в документе — прим. ред.]. Наши самолёты, оставив бой с самолётами противника, перешли на штурмовку войск; имелись прямые попадания по пехоте и автомашинам. При возвращении в районе Любань атаковали два Ме-110 и два четырёхмоторных бомбардировщика; у одного из бомбардировщиков загорелись оба правые мотора. В момент выхода из штурмовки наблюдали много очагов пожара от стоявших на аэродроме самолётов.

В 17:30 два МиГ-3 и два ЛаГГ-3 44-го иап при штурмовке аэродрома Спасская Полисть видели на стоянке до 100 самолётов различных типов. На взлёте сбито два Ю-88 лейтенантом Котелевским и старшим лейтенантом Яшиным, в воздушном бою над аэродромом лейтенант Котелевский и лейтенант Смирнов сбили два Ю-88, после атаки на аэродроме наблюдали до 13 очагов пожара. Потерь нет.

В 17:35 шесть И-153 194-го иап бомбардировали аэродром Спасская Полисть, одновременно наблюдали до 30 горящих самолётов и четыре цистерны, которые заправляли самолёты. На взлёте зажжено два Ю-87 и один Ме-109. С данного полёта не вернулись младший лейтенант Плотников и младший лейтенант Прокофьев. При возвращении наблюдали от Новгорода на Чудово движение большой колонны грузовых автомашин, голова Спасская Полисть, хвост Мясной Бор.

Сбито и уничтожено на земле самолётов противника: Ме-109 — четыре самолёта, Ю-87 — два самолёта, Ю-88 — шесть самолётов. Неизвестных типов до 30 самолётов, уничтоженных совместно с 8-й иад. Количество уничтоженных самолётов на аэродроме Спасская Полисть необходимо уточнить фотографированием 26.06.1941».

​Схема удара по аэродрому Спасская Полисть из отчёта штаба 8-й иад - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Ещё одним интересным документом является описание вылета сборной восьмёрки МиГ-3 1-й и 2-й эскадрилий 15-го иап из отчёта о боевой работе 8-й иад, оставленное командиром 1-й эскадрильи капитаном М.В. Кузнецовым:

«На выполнение боевого задания полетели 8 самолётов МиГ-3. Прилетев в Манушкино, встретились с «ЛаГГами» и «Чайками» в 17:07. В Лезье к нам пристроилась группа «МиГов» Чуринова и Шемякова в количестве 7 шт. Прилетев к заданной цели, увидел на аэродроме противника около 60–70 самолётов разных типов. Аэродром прикрывали до 10 самолётов Ме-109 и Ме-110. Начали сбрасывать бомбы АО-25; видел, как бомбы точно ложились в цель, после чего наблюдал шесть больших пожаров. Затем стали атаковывать самолёты противника с Н=800 метров. Пикировали на северо-западную окраину аэродрома, затем атаковали юго-западную окраину; наблюдалась паника в результате неожиданного налёта, люди разбегались в разные стороны. Выйдя из атаки с правым разворотом, на низкой высоте был атакован Ме-109. В это время сверху подошёл МиГ-3 и отогнал его. Тогда я развернулся и на высоте 400 метров атаковал Ме-109 в лоб, в результате чего Ме-109 загорелся и рухнул вниз. Подтверждают лётчики Тарасов, Подгорный, Воронов. На обратном пути встретили двух Ме-110, атаковал и их, но они, не приняв боя, скрылись в облаках. Из-за отсутствия бензина приземлились на аэродроме Лезье в 18:05».

Используя эти документы, а также журналы боевых действий 7-го иак ПВО и полков, попробуем восстановить картину налёта и воздушного боя.

Как уже говорилось выше, из готовившегося 41 истребителя реально вылетели 37, причём замысел удара, согласно которому первыми должны были бомбить И-153, сразу сломался. Первыми около 17:30 Спасскую Полисть атаковали восемь МиГ-3 15-го иап под командованием капитана М.В. Кузнецова и сводная семёрка (два ЛаГГ-3 и два МиГ-3 44-го иап, три ЛаГГ-3 46-го иап), которую вёл старший лейтенант И.С. Яшин — они должны были атаковать аэродром во второй и третьей волне.

​ЛаГГ-3 из состава 46-го иап 8-й иад, разбитый на вынужденной посадке и впоследствии захваченный немцами, август 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru
​Реконструкция по предыдущему фото художника Александра Казакова - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

МиГ-3 сбросили бомбы по восточной окраине аэродрома, а далее, встав в круг, сделали как минимум по две атаки, обстреливая цели пулемётным огнём. Согласно докладу, на земле удалось расстрелять шесть самолётов, идентифицированных как Ме-109 и Ме-110. Лётчики 44-го иап сбили на взлёте два немецких самолёта: в оперсводке это два Ю-88, а согласно журналу учёта сбитых самолётов полка, старший лейтенант И.С. Яшин и лейтенант Ф.П. Котелевский сбили два Ю-87. Ещё один Ю-88 пошёл на счёт лётчиков 46-го иап. Подошедшие через две минуты (17:32) пилоты пятёрки И-153 из 192-го иап штурмовали аэродром и зажгли один Ю-88, однако их сразу атаковала большая группа самолётов противника, опознанных как семь Ме-109 и девять Ю-88, и пилоты «Чаек» предпочли атаковать скопление немецких войск, обнаруженное неподалёку.

Из доклада капитана Кузнецова следует, что ещё на подходе он видел, что до 10 самолётов Ме-109 и Ме-110 прикрывали аэродром. Это не вяжется с другими источниками, из которых видно, что первым группам атакующих никто не мешал. Поэтому, с большой долей вероятности, надо полагать, что либо немецкие самолёты готовились к посадке, либо капитан слукавил, и истребители противника появились в небе только через 3–4 минуты — уже после того, как советские экипажи сбросили бомбы и выполнили несколько заходов на штурмовку.

​Отличившиеся в воздушном бою 25 августа 1941 года над аэродромом Спасская Полисть лейтенанты Ф.П. Котелевский и А.Ф. Смирнов, младший лейтенант Г.П. Курасов - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Тем не менее, около 17:34–17.35 воздушный бой начался, и подошедшие в этот момент два МиГ-3 и два ЛаГГ-3 19-го иап смогли расстрелять на земле только один самолёт противника, после чего были связаны боем. Проснулась и зенитная артиллерия: шестёрку «Чаек» 194-го иап встретил сильный огонь с земли. Тем не менее, по возвращении лётчики этой группы отчиталась о сбитых на взлёте двух Ю-87 и одном Ме-109, ещё 30 самолётов якобы были уничтожены на земле, бонусом к которым пошли четыре зажжённые цистерны с бензином. Суда по наградным документам, «Мессершмитт» стал трофеем младшего лейтенанта А.С. Прокофьева, а «Юнкерс» пополнил счёт будущего Героя Советского Союза Д.Е. Оскаленко. Группа потеряла два И-153, скорее всего, от зенитного огня, погибли младшие лейтенанты П.П. Плотников и А.С. Прокофьев.

«Чайки», судя по всему, практически не подверглись атакам немецких истребителей, что, в целом, понятно, учитывая, что над аэродромом находились 12 МиГ-3 и семь ЛаГГ-3, а немецкие истребители, принимавшие участие в бою, не имели численного превосходства — по данным советской стороны, их количество колебалось от 7 до 20. К сожалению, оперативные документы эскадры JG 27 и её состав групп не сохранились, однако, используя имеющиеся заявки на победы немецких лётчиков, можно предположить, что в бою участвовали разные части, вступавшие в схватку последовательно — либо по мере взлёта, либо по возвращении с задания.

​Один из лучших асов 15-го иап 8-й иад будущий Герой Советского Союза П.Т. Тарасов показывает боевые повреждения своего МиГ-3, август 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Вероятно, первыми противниками советских лётчиков стали Bf 109F-2 из 6./JG 52 — в 17:35 по одной победе над «И-18» заявили пилоты этого отряда лейтенант Густав Денк (Gustav Denk) и унтер-офицер Гельмут Рампфель (Helmut Rampfel). Далее подключились истребители 4./JG 53 — в 17:36 две победы над «И-18» заявил обер-фельдфебель Штефан Литьенс (Stefan Litjens), а последним в бой вступило штабное звено группы II./JG 52 — в 17:37 «И-18» сбил командир группы гауптман Эрих Войтке (Erich Woitke).

Лётчики 15-го, 44-го и 19-го иап, в свою очередь, доложили о следующих успехах в воздушном бою. По одному Ме-109 засчитали будущему дважды Герою Советского Союза капитану М.В. Кузнецову и будущему Герою Советского Союза П.Т. Тарасову из 15-го иап, а старший политрук И.В. Подгорный заявил один «полутораплан», намекая на наличие в воздухе штурмовиков Hs 123 из 10./LG 2. Лейтенанты Ф.П. Котелевский и А.Ф. Смирнов из 44-го иап претендовали на Ме-109 и Ю-87 соответственно. Младший лейтенант Г.П. Курасов из 19-го иап доложил, что сбил Ме-110 (по другим данным, это был Ме-109).

​Bf 109E из штаба II.(Schl.)/LG 2 на полевом аэродроме, август 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Необходимо отметить, что, согласно немецким документам, сбитых «Мессершмиттов» или «Юнкерсов» не зафиксировано. К сожалению, то же самое нельзя сказать про советские группы. 19-й иап потерял по одному ЛаГГ-3 и МиГ-3 — пилотам лейтенанту Н.П. Поддубному и капитану П.И. Наумову удалось вернуться к своим. 46-й иап лишился пары ЛаГГ-3 (№3121629 и 3121598), пилоты младшие лейтенанты Смирнов и Чуричев вернулись в часть. Ещё несколько машин были подбиты зенитным огнём и вражескими истребителями — в частности, получили повреждения все четыре самолёта 44-го иап, а у МиГ-3 №4133 из 1-й эскадрильи 15-го иап был прострелен маслобак, но лейтенанту Г.А. Никанорову удалось довести самолёт до аэродрома Лезье.

Но это был только пролог — следующие несколько минут стали самыми драматичными. Семёрка МиГ-3 из 3-й эскадрильи 15-го иап, которую вели заместитель командира полка старший лейтенант А.А. Шемяков и комэск капитан В.А. Чуринов, увидев воздушный бой, сбросила бомбы, не доходя аэродрома, и вступила в воздушный бой, прикрывая отход остальных самолётов. Какие-либо подробности этой фазы боя отсутствуют, успехи не зафиксированы, и можно лишь констатировать, что эскадрилью немцы разгромили. На аэродром не вернулись четыре МиГ-3 (№3959, 3969, 3995, 3997), погибли Шемяков, Чуринов и адъютант эскадрильи лейтенант Н.Ф. Костюрин, а командир звена капитан В.Я. Евтюхин попал в плен.

​Погибшие в воздушном бою 25 августа 1941 года над аэродромом Спасская Полисть старший лейтенант А.А. Шемяков, капитан В.А. Чуринов, лейтенант Н.Ф. Костюрин - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Со стороны противника в 17:39 один И-16 и один «И-18» заявили пилот штабного звена группы II./JG 52 унтер-офицер Бернхард Вильски (Bernhard Wilsky) и обер-фельдфебель Штефан Литьенс, а в 17:40 и 17:41 ещё по одному «И-18» — пилоты 4./JG 52 унтер-офицер Герберт Ролльваге (Herbert Rollwage) и лейтенант Герхард Штенгель (Gerhard Stengel). На такой невесёлой для советских лётчиков ноте этот налёт закончился.

По гамбургскому счёту

Чего же в действительности удалось добиться советским лётчикам? Согласно данным противника, размен вышел, мягко говоря, не равный. За оба налёта на 100% удалось уничтожить два «Мессершмитта» Bf 109E W.Nr.3455 и 0926 из 5. и 6.(Schl.)/LG 2, ещё один такой истребитель из 5.(Schl.)/LG 2 получил в воздушном бою повреждения 35%. Кроме того, повреждения неизвестной тяжести получили по одному самолёту из 10./LG 2 и 5./JG 53.

В этот день командир группы II.(Schl.)/LG 2 майор Отто Вайс (Otto Weiß) выполнил свой 300-й боевой вылет. Наверняка, из-за потерь настроение у него было подпорчено, однако, вряд ли они серьёзно повлияли на боеспособность группы: согласно донесениям 1-го воздушного флота, если 25 августа лётчики II.(Schl.)/LG 2 выполнили 69 боевых вылетов, то на следующий день они поднимались в воздух уже 102 раза. К сожалению, по причине отсутствия оперативных документов немецкой группы выяснить, кому из советских пилотов удалось уничтожить немецкие штурмовики, не удалось.

​Обер-фельдфебель Штефан Литьенс, заявивший 6 побед за 25–26 августа, у своего «Мессершмитта» - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

С большей долей вероятности, оба «Мессершмитта» расстреляли утром реактивными снарядами И-16 157-го иап — именно пилоты этой группы указали на уничтожение на земле Ме-109, а в докладах о вечернем вылете в основном фигурируют Ме-110, Ю-88 и Ю-87. Говорить всерьёз о том, что шестёрка «Чаек» 194-го иап оставила после себя «до 30 горящих самолётов неизвестных типов», наверное, не стоит. К сожалению, такой сомнительный почин вскоре подхватили лётчики и других частей ВВС, и с августа 1941 года разгромленные немецкие аэродромы с 40–50 «уничтоженными» самолётами противника стали в советских оперативных документах обыденностью.

Как говорилось выше, безвозвратных потерь в воздушных боях немцы не понесли, поэтому обсуждать заявки на победы советских лётчиков, особенно в плане якобы сбитых Ю-87 и Ю-88, вообще бессмысленно. Остаётся только сожалеть о таком невероятном оверклейме. Интересно, что в доклад 8-й иад занесли победу в воздушном бою над Ме-110 старшего лейтенанта А.А. Дмитриева из 1-й эскадрильи 15-го иап, хотя она была заявлена в ходе вечернего вылета по тревоге пятёрки МиГ-3 в район Любани. Группа Дмитриева стартовала в 18:10 — то есть, в тот момент, когда самолёты, атаковавшие Спасскую Полисть, приземлились в Лезье.

Противник, напротив, практически не завысил свои успехи: во время второго налёта на девять заявок имеется восемь реально сбитых советских самолётов, а утром на одну заявку — один сбитый. Героем дня, несомненно, стал Штефан Литьенс, заявивший три победы, как минимум две из которых подтверждаются, а всего за день на его счёт пошли пять советских истребителей. С 19 победами Литьенс был готов возглавить рейтинг лучших асов группы.

​Хвост Bf 109F-4 W.Nr.7371 «Белая» 5 Штефана Литьенса с нанесёнными 22 отметками побед, сентябрь 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

С советской стороны в таком амплуа выступил командир 1-й эскадрильи 15-го иап капитан М.В. Кузнецов, заявивший в тот день три победы над Ме-109, причём, кроме известной нам, ещё две были заявлены Михаилом Васильевичем в ходе штурмовки аэродрома группы I./JG 54 Лисино, где, кроме того, на эскадрилью были записаны уничтоженные на земле два Ме-109, а на аэродроме Клопицы — ещё один. К сожалению, ни одна из заявок Кузнецова на победы не подтверждается противником, однако в несомненный плюс капитану следует занести то, что он трижды за день водил группу на штурмовку аэродромов, а его эскадрилья не имела потерь.

Разница в результатах, очевидно, лежит в плоскости уже не раз обсуждаемых проблем в уровне учебно-боевой подготовки и технической отсталости матчасти ВВС КА против Bf 109F-2, а тем более Bf 109F-4, которыми управляли отлично подготовленные пилоты, многие из которых уже были асами с опытом боёв. Конечно, даже опытные советские лётчики на ЛаГГ-3 и МиГ-3, особенно в боях на малой высоте, с ними поспорить не могли.

​Комэски 157-го и 19-го иап старшие лейтенанты В.И. Шолупов и И.С. Яшин - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Кроме М.В. Кузнецова, отличились комэск 44-го иап старший лейтенант И.С. Яшин, дважды водивший группы на аэродром Спасская Полисть, и комэск 157-го иап старший лейтенант В.И. Шолупов, который, кроме удачного утреннего удара по Спасской Полисти, вечером смешанной десяткой И-16 157-го и 191-го иап штурмовал аэродром Сиверская — немецких самолётов там, правда, не обнаружили, а ответным огнём зениток был сбит И-16 191-го иап, пилот лейтенант Г.Т. Глиняный погиб.

Ответ на вопрос, почему не удался вечерний удар по Спасской Полисти, очевидно, лежит в тактической и организационной плоскостях.

Во-первых, немцы удара ждали, и внезапности достигнуть не удалось. Вероятно, советские командиры даже не попытались воспользоваться какой-то военной хитростью, хотя в докладе штаба 8-й иад считали по-другому: «Организация внезапного и массового налёта на аэродром противника дала эффективный результат».

​Взлетает МиГ-3 7-го иак ПВО, лето 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru
​Реконструкция по предыдущему фото художника Александра Казакова - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Во-вторых, по непонятным причинам самолёты не разделили на группы подавления зенитного огня, ударную группу и сильную группу прикрытия. Почему это сделали утром, но не сделали вечером, остаётся загадкой — возможно, просто не хватило времени. Хотя другие выводы в докладе 8-й иад очень логичные и правильные:

«В качестве оружия в ударную группу включать истребители с РС, пушечные и самолёты с бомбовой зарядкой и фосфором. Группа прикрытия — только с пушечно-пулемётным огнём…Необходимо выделять группу прикрытия в составе не менее 1/3 участвующих в налёте самолётов».

Фактически вылетело шесть групп — по две группы «Чаек», «МиГов» и смешанные группы «ЛаГГов» и «МиГов», но никакой тактической задачи каждая из них, очевидно, не имела. Формально группы комплектовались по аэродрому базирования, подходили к цели порознь, имея одинаковую задачу, что давало возможность немцам бить их по частям, и, очевидно, этого в штабе 8-й иад так и не поняли, так как в выводах прямо указано: «Интервалы между группами давать в пределах 5–10 минут».

​Налёты немецкой авиации на аэродромы 7-го иак ПВО в июле-сентябре 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

В-третьих, очень важным видится вопрос с командованием — по странной логике, не был назначен командир всей формации в воздухе, а вопрос единоначалия однозначно всегда являлся одним из основных. Чехарда с нанесением ударов не в той последовательности стала следствием именно отсутствия общего командира. Группу должен был возглавить командир в ранге заместителя командира дивизии, сам командир дивизии или даже заместитель командира корпуса. Странно, что это не было сделано, ведь и заместитель командира 8-й иад подполковник И.В. Якубович, и комдив Герой Советского Союза полковник Н.С. Торопчин, и командир 7-го иак ПВО Герой Советского Союза полковник С.П. Данилов были опытными и отважными лётчиками-истребителями, вполне подготовленными к выполнению подобных задач.

Отметим и положительные моменты — командование корпуса вполне осознавало, что требуется продолжить атаки на аэродром Спасская Полисть, и уже ранним утром 13 самолётов 15-го, 44-го и 46-го иап пошли на старт. Увы, всё сразу пошло не так: на взлёте из-за сорвавшейся с замка бомбы взорвался МиГ-3 №3968 лейтенанта В.Ф. Кузнецова из 1-й эскадрильи 15-го иап, пилот погиб. У ЛаГГ-3 старшего лейтенанта И.С. Яшина не убралось шасси, при посадке одна из стоек подломилась, самолёт был повреждён и требовал ремонта. Ещё один герой предыдущего дня лейтенант Ф.П. Котелевский вернулся, но при попытке посадить самолёт упал в лес. ЛаГГ-3 сгорел, пилот погиб.

​Отличившиеся при ударе по аэродрому Спасская Полисть 26 августа 1941 года капитан Н.М. Зверев и младший лейтенант В.И. Щенников - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

В итоге на выполнение задания вылетели две группы: четыре МиГ-3 15-го иап и один ЛаГГ-3 44-го иап, и пятёрка ЛаГГ-3 46-го иап. В ходе атаки ведущий группы ЛаГГ-3 комэск 46-го иап капитан Н.М. Зверев и младший лейтенант В.И. Щенников на взлёте заявили победу над Ме-109. Согласно докладу 8-й иад, на земле удалось уничтожить ещё четыре Ме-109. Реально противник потерь не имел, в отличие от советской группы: из вылета не вернулись МиГ-3 №3987 и ЛаГГ-3 №3121633, пилоты старший лейтенант Е.Ф. Ермаков из 15-го иап и лейтенант П.Ф. Богданов из 46-го иап погибли. С немецкой стороны по одной победе над И-16 и «И-18» в 06:16–06:17 заявили пилоты 5./JG 53 унтер-офицеры Курт Николаус (Kurt Nickolaus) и Курт Браш (Kurt Braasch), а в 06:30 «И-18» заявил Штефан Литьенс, для которого это была 20-я победа, и он возглавил список асов группы.

В 06:30 старший лейтенант В.И. Шолупов привёл два звена И-16 — своё и старшего лейтенанта Е.Е. Банщикова из 191-го иап — на штурмовку аэродрома Лисино. Удачливому ведущему вновь сопутствовал успех: сбросив на аэродром четыре бомбы и 16 реактивных снарядов, лётчики заявили пять Ме-109, уничтоженные на земле, и один сбитый на взлёте. Далее звено 157-го иап смогло проскочить зенитный заслон и уйти от преследования звена Bf 109 — лишь один самолёт получил повреждения, а вот коллеги из 191-го иап вновь пострадали. На обратном пути их «ишаки» были атакованы «Мессершмиттами», и оба ведомых, лейтенанты И.П. Белов и П.Д. Коновалов, погибли. Два И-16 в 06:45 и 06:48 сбил опытный ас из 5./JG 54 обер-лейтенант Вольфганг Шпете (Wolfgang Späte), для которого это были 26-я и 27-я победы. В этот же день аэродром Лисино штурмовали пять И-16 26-го иап под прикрытием трёх Як-1 121-го иап. Экипажи отметили пять пожаров, однако никаких потерь базировавшаяся в Лисино I./JG 54 не имела.

​Погибшие при ударе по аэродрому Спасская Полисть 26 августа 1941 года лейтенант В.Ф. Кузнецов, старший лейтенант Е.Ф. Ермаков и лейтенант П.Ф. Богданов - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Последней аэродром Спасская Полисть навестила 28 августа семёрка И-16 157-го иап, вёл которую вновь неутомимый старший лейтенант В.И. Шолупов. В 18:20 пилоты группы сбросили бомбы и реактивные снаряды, а затем обстреляли стоящие на аэродроме самолёты пулемётным огнём. Экипажам засчитали семь уничтоженных Ме-110, но в немецких документах, традиционно, о потерях и повреждениях информации нет. К счастью, все И-16 вернулись на аэродром.

Отметим, что в целом, несмотря на перечисленные недостатки, организация боевой работы ВВС СФ в августе 1941 года вполне соответствовала уровню других фронтов. Неплохо была организована воздушная разведка, которая своевременно вскрывала и перебазирование немецкой авиации на передовые аэродромы, и выдвижение моточастей. В основном, разрабатывались адекватные планы действий частей ударной и истребительной авиации, в большинстве операций между ними было налажено взаимодействие. Как видно из схем действий противников по аэродромам, советское командование старалось гибко реагировать на изменение ситуации и отвечать на угрозы.

​Налёты 7-го иак ПВО на немецкие аэродромы в июле-сентябре 1941 года - Неудачная попытка перехватить инициативу | Warspot.ru

Советские лётчики героически атаковали аэродромы противника, напичканные автоматическими зенитными пушками, но при этом уровень потерь ВВС СФ как от ударов люфтваффе по советским аэродромам, так и при атаках немецких авиабаз был на порядок выше, чем у противника. Обладая более совершенным вооружением и опытом, немцы раз за разом наносили противостоящим им частям ВВС КА огромный урон, неся весьма умеренные потери. К середине августа силы ВВС СФ и СЗФ практически иссякли, и с фронта из-за потери большинства самолётов вывели 41-ю бад, а в сентябре пришёл черед 2-й сад и 39-й иад.

В этой ситуации выходом было только накачивание фронтов новыми частями, что и было сделано, в том числе за счёт 6-го иак ПВО Москвы. Однако в ходе последующих боёв ситуация повторилась, и к концу сентября вновь прибывшие части были обескровлены, а немцы без паузы перебросили VIII авиакорпус на московское направление и создали перевес в силах на направлении главного удара. Советскому командованию надо было искать адекватный противовес таким машинам войны, как авиакорпуса люфтваффе, однако решение этой проблемы нашлось не скоро.

Попытка перехватить инициативу

Попытка перехватить инициативу

Попытка перехватить инициативу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *