Ленинградское самолётное дело — это события, связанные с попыткой захвата пассажирского самолёта группой советских граждан 15 июня 1970 года с целью эмигрировать из СССР.

Эти события считаются важной вехой в движении советских отказников в борьбе за право на эмиграцию.

В период 1960-х — 1980-х годов эмиграция из СССР была чрезвычайно затруднена. До ратификации в 1973 году Международного пакта о гражданских и политических правах СССР вообще формально не признавал права на свободную эмиграцию и выдача разрешений на выезд зависела только от позиции властей. Массовые отказы в выездной визе стали причиной для конфликта между советским государством и желающими эмигрировать — так называемыми отказниками.

Отказники считали, что государство нарушает их право на свободную эмиграцию, закреплённую во Всеобщей декларации прав человека. Такого же мнения придерживался ряд международных организаций, правительств, общественных и политических деятелей на Западе, которые критиковали за это правительство СССР. Ряд граждан СССР, желающих выехать из страны, были готовы к радикальным мерам для реализации этого желания вопреки препятствиям и запретам.

Как вспоминал руководитель ленинградской подпольной сионистской группы Гилель Бутман, в ноябре 1969 года изучавший иврит бывший пилот Марк Дымшиц предложил ему не дожидаться больше официального разрешения на выезд в Израиль, а захватить самолёт и вырваться за рубеж. Бутман увидел в этом вариант не только решения личных проблем с выездом, но и возможность привлечь международное внимание к проблеме свободной эмиграции евреев из СССР.

Началось обсуждение вариантов. Сначала предполагалось заранее выкупить билеты на определённый рейс, захватить авиалайнер «Ту-124» (48-52 пассажира) на маршруте «Ленинград-Мурманск» и приземлиться в Швеции или Финляндии. Объяснить еврейскую внешность большинства пассажиров предлагалось просто: люди летят на свадьбу. Отсюда появилось кодовое название — «Операция „Свадьба“» (ивр. מבצע חתונה). На исследование технической возможности захвата самолёта руководство организации выделило деньги, и было выполнено несколько полётов. Дымшиц у знакомого пилота осторожно выяснил вопрос о наличии оружия у экипажа. Выяснилось, что лётчики получают пистолеты, но при себе, как правило, не носят их.

В течение января-марта 1970 года Бутман подбирал «пассажиров». Самым надёжным он в общих чертах сообщал о плане захвата самолёта. Остальным говорил, что может возникнуть рискованная возможность нелегально бежать в Израиль, но шанс на благополучный исход высок. После тщательной проработки плана была назначена дата акции — 2 мая 1970 года. Но возникли сомнения: нейтрализовать требовалось экипаж из пяти человек, и не исключено — кого-то из «сторонних» пассажиров; сложно было найти требуемое количество в полсотни репатриантов. Кроме того, летавший на небольших самолётах Дымшиц опасался, что может не справиться с управлением Ту-124 и отказался от этого варианта из-за технической сложности.

Начиная с 1966 года, в Ленинграде существовала сионистская организация. В апреле 1970 года, когда в Комитете ленинградской сионистской организации узнали об акции, планируемой Бутманом, комитетчиками был сделан запрос о мнении официальных властей Израиля. После получения отрицательного ответа план Бутмана решили отменить. Но Дымшиц и Кузнецов не входили в эту организацию, и, по словам Бутмана, не являясь членами организации, они «меньше всего думали о её интересах».

Появился новый план: под видом пассажиров прибыть в небольшой город Приозерск Ленинградской области, где захватить прибывший из ленинградского аэродрома «Смольное» самолёт Ан-2 рейса № 179 «Ленинград—Приозерск». Экипаж в составе двух человек решили отстранить от управления, связать и, сунув в рот кляпы, выгрузить из самолёта. Затем управление самолётом должен был взять М. Дымшиц. Предполагалось на малой высоте перелететь советско-финскую границу и приземлиться в городе Боден (Швеция), где сдаться властям. По прилёте предполагалось устроить пресс-конференцию о положении евреев в СССР. Мировое общественное мнение должно было побудить свои правительства оказать давление на СССР с целью добиться разрешения на выезд евреев в Израиль. Кузнецов в показаниях на суде утверждал, что в новом варианте пресс-конференция не планировалась.

Всего в акции принимало участие 16 человек: Марк Дымшиц, Эдуард Кузнецов, Сильва Залмансон, Алексей Мурженко, Юрий Федоров, Анатолий Альтман, Мендель Бодня, Вульф Залмансон, Израиль Залмансон (два брата Сильвы Залмансон), Иосиф Менделевич, Борис Пэнсон, Лейб (Арье) Хнох, Мэри Менделевич (Хнох) (жена Л. Хноха, сестра И. Менделевича), Алевтина Ивановна (мать дочерей Марка Дымшица), Елизавета Дымшиц и Юлия Дымшиц (две дочери Марка Дымшица).

Четверо: Сильва Залмансон, Борис Пэнсон, Арье и Мэри Хнох должны были четырнадцатого вечером выехать из Ленинграда и прибыть на промежуточный аэродром в Приозерск. Остальные двенадцать должны были в качестве пассажиров сесть на рейс № 179 на аэродроме «Смольное».

Перед выездом на аэродром организаторам акции стало известно, что КГБ знает об их планах и арестует всех до посадки в самолёт. Тогда Кузнецов сказал Мурженко и Федорову: «Ясно, что улететь не удастся. Вы не евреи, зачем вам подставлять себя ради еврейской проблемы эмиграции в Израиль? Мы не будем обижаться на вас, если вы сейчас не выступите с нами». Но те ответили: «Раз мы пошли с вами, — пойдём до конца». Второй организатор Марк Дымшиц не вышел вместе со всеми участниками акции на лётное поле. Анатолий Альтман вспоминает: «Вдруг замечаем — нет Марка с семьей. Ну, хороши мы будем, отправят самолет без него. С парашютом я раз прыгал, самолетом управлять пока не приходилось.» Пришлось Иосифу Менделевичу возвращаться за пилотом на площадку перед лётным полем.

15 июня 1970 года на аэродроме «Смольное» у трапа самолёта и в лесу около Приозерска участники акции были арестованы. Сразу после арестов были проведены первые допросы. Анатолий Альтман писал: «Везут недалеко, в какие-то бараки, где располагают по одному в комнате. Возле каждого его „попечители“. Вижу в комнате напротив Эдика, улыбается своей невозмутимой и лукавой улыбкой, как будто как он все задумал, так и получилось, вопреки всем враждебным проискам. Потом, из протоколов, узнаю, что уже на территории аэродрома были проведены первые допросы.» В тот же день 15 июня были арестованы Бутман и другие ленинградские сионисты (Бутман, «Ленинград — Иерусалим с долгой пересадкой», стр. 24 — 28).

В декабре 1970 года состоялся суд. Подсудимым были предъявлены обвинения в измене Родине (попытке побега с незаконным пересечением государственной границы), попытке хищения в особо крупных размерах (угон самолёта) и антисоветской агитации (составленный И. Менделевичем текст «обращения» с протестом против «политического антисемитизма» в СССР). В результате, организаторы М. Дымшиц и Э. Кузнецов были приговорены к смертной казни (расстрелу), И. Менделевич и Ю. Федоров получили по 15 лет заключения, А. Мурженко — 14, Хнох — 13, А. Альтман — 12, В. Залмансон — 12 (как лейтенанта Советской Армии его судил военный трибунал), С. Залмансон — 10, И. Залмансон — 8, Б. Пэнсон — 10, М. Бодня — 4. В то же время, «лиц, которые хотя бы в той или иной степени содействовали преступлению, знали о его подготовке — дочерей Дымшица, их мать, а также жену Хноха, исходя из соображений гуманности, решено было не привлекать к уголовной ответственности».

Алевтина Ивановна, и её дочери были отпущены домой в первые же часы после ареста фигурантов «самолётного» дела («Антиеврейские процессы» в Советском Союзе, стр. 259). 18-летнюю беременную жену Хноха Мэри держали в тюрьме полгода и выпустили только перед самым процессом, когда она была на восьмом месяце беременности (Бутман, «Время молчать и время говорить», 1984, стр.101)

Кузнецов полагал, что суд специально перенесли на декабрь, поскольку 25 ноября Сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла специальную резолюцию о борьбе с угоном самолётов, что, по мнению Кузнецова, было политическим козырем для ужесточения приговора. Кроме того, 15 октября 1970 года (то есть за два месяца до начала «самолётного» процесса) отец и сын Бразинскас угнали в Турцию советский самолёт, и во время угона была убита бортпроводница Надежда Курченко. В своём письме в Президиум Верховного Совета СССР один из арестованных ленинградских сионистов Гилель Шур приводит следующий факт: «Через день после появления в газетах сообщения о захвате советского самолёта и убийства бортпроводницы следователь заявил мне, что это дело рук литовских евреев, и теперь всех обвиняемых … ждёт жестокое наказание».

После множества протестов во всём мире и вмешательства крупных государственных деятелей разных стран (Ричарда Никсона, Голды Меир и др.), 31 декабря 1970 г. смертный приговор Дымшицу и Кузнецову заменили 15-ю годами заключения. Незначительно снизили сроки остальным.

Источник >>>

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.