Радиационное заражение в результате ядерных ударов по территории Венгрии на 4:40 5 ноября 1963 года, командно-штабное учение

Материал заимствован на сайте Варспот. Автор: Николай Сайчук

Так, на учении 1964 года в течение суток противник нанёс по Венгрии 62 ядерных удара общей мощностью более 11 Мт. Они пришлись в основном по местам сосредоточения войск, а также по городам Будапешт, Дьёр, Печ, Секешфехервар, Мишкольц, Сегед и Дунауйварош с общим населением 2,1 млн человек. Радиационный след захватил дополнительно 32 000 кв. км с населением ещё 200 000-300 000 человек. По предварительным подсчётам, общие потери венгерского населения составили бы 625 000 убитыми и умершими от лучевой болезни, 1,1 млн с радиационными поражениями; разрушение 85-90% производственных мощностей машиностроения, 70% металлургии и 30% электроэнергетики.

Обнаружившие эти документы начальник Военно-исторического музея в Будапеште полковник В. Ковач и историк М. Хорват отмечают, что при обсуждении результатов учений венгерское руководство размышляло о том, что можно сделать в ситуации, когда две трети территории страны станут непригодными для жизни, а половина населения погибла или умирает от последствий первого ядерного удара. Склонялись к выводу, что уцелевшей половине населения придётся покинуть Венгрию и перебраться на украинские территории СССР.

​Санитарная обработка поражённого (удаление радиоактивных веществ с поверхности кожи) во время венгерского учения ГО - Уцелевшее население Венгрии — эвакуировать на территорию СССР | Warspot.ru
Санитарная обработка поражённого (удаление радиоактивных веществ с поверхности кожи) во время венгерского учения ГО

Советские представители на учениях положительно реагировали на возможную венгерскую эвакуацию. Проблема состояла в том, что ситуация на советских территориях была ещё хуже, чем в Венгрии. Мощь вражеских ядерных ударов, ожидавшихся там, превосходила мощь ударов по Венгрии, и на протяжении Холодной войны только увеличивалась. «Исходя из опыта проведённых военных игр и учений, — говорил командующий войсками Одесского военного округа генерал-полковник А.Г. Шурупов в 1972 году, — мы считаем, что противник в первом массированном ударе может применить до двухсот ядерных боеприпасов общей мощностью около 50 Мт». Граничившему с Венгрией Прикарпатскому военному округу должно было достаться ещё больше, чем фланговому Одесскому. Венгерская эвакуация из огня да в полымя теряла всяческий смысл.

В итоге идею эвакуации в СССР «похоронил» руководитель Венгрии Я. Кадар: «Говорить, что мы хотим спасти только половину населения, несерьёзно». Следовало продумать, как спасти жителей столицы и больших городов и вывести их из-под первого же удара. Ничего особенного придумать не удалось кроме массовой эвакуации всего городского населения в угрожаемый период и рассредоточения его в сельской местности на удалении не ближе 25 км от городов. Поскольку для такого рассредоточения в прифронтовой Венгрии элементарно не хватало территории, достигли соглашения с Чехословакией по отработке на учениях ГО в 1979-1987 годах эвакуации и рассредоточения венгерского населения в восточных районах этой страны (за исключением окрестностей Братиславы).

​Ядерный удар по Венгрии в ходе фронтового командно-штабного учения на картах, 1964 год - Уцелевшее население Венгрии — эвакуировать на территорию СССР | Warspot.ru
Ядерный удар по Венгрии в ходе фронтового командно-штабного учения на картах, 1964 год

Польши тоже нет

К похожим выводам о непригодности территории страны для проживания после ядерных ударов НАТО пришли в Польше по итогам учения «Родина». Согласно легенде учений, в стране было введено военное положение 17 апреля 1973 года.

20 апреля, к моменту, когда польские войска и советская Северная группа войск уже перешли на западный берег Одера, а войска из западных военных округов СССР (второй стратегический эшелон) вступили на территорию Польши, по ней было нанесено 55 ядерных ударов мощностью 2,15 Мт. Они пришлись, главным образом, вокруг Щецина, Гданьска и Варшавы, а также по трём основным районам: польско-советской границе, где 8 ударов мощностью 500 Кт были нанесены по временным перегрузочным районам, а также вдоль рек Висла и Одер, где 47 воздушных взрывов мощностью 1650 Кт были направлены против переправ, узлов связи, промышленных и военных объектов.

В дальнейшем с развитием обстановки на фронте наносились серии новых ядерных ударов по территории Польши общей мощностью 1,63 Мт. В результате за первые пять суток войны страна потеряла 1,3 млн гражданского населения убитыми (без учёта умерших от лучевой болезни) и 3 млн ранеными. Для сравнения, США на этой учебной войне потеряли предположительно 33 млн населения. Наземные и низковысотные воздушные ядерные взрывы вызвали радиоактивное загрязнение около 80% территории Польши (преимущественно в северо-западной и восточной частях страны). К вечеру 21 апреля 32% территории Польши находились в пределах зоны умеренного радиоактивного заражения, а 48% имели уровень радиации в 100-1000 раз выше допустимого. Население заражённых регионов достигало 20 млн человек. Отметим, что эти цифры не учитывали обстановку на фронте и потери в войсках. Ко всему этому прилагались общий хаос и невозможность обеспечения населения водой и продовольствием, когда 22 апреля в 20:00 «война» была прекращена. Встал вопрос: как спасать уцелевших?

​Радиационное заражение в результате ядерных ударов противника по территории Польши на 7:00 23 апреля 1973 года, командно-штабное учение «Родина» - Уцелевшее население Венгрии — эвакуировать на территорию СССР | Warspot.ru
Радиационное заражение в результате ядерных ударов противника по территории Польши на 7:00 23 апреля 1973 года, командно-штабное учение «Родина»

В Варшаве изначально понимали, что нет никаких надежд на эвакуацию уцелевшего населения на просторы СССР. Например, в плане гражданской обороны соседней Литовской ССР ожидалось 87 ядерных ударов противника общей мощностью до 11 Мт. Уничтожению подверглись бы более 30 городов Литвы, заражённая территория составила бы 55 000 кв. км. Из примерно 3,5 млн населения республики потери могли достичь 2 млн. В специальных убежищах имелось мест только на 163 500 человек. Далее на восток ситуация только ухудшалась — в 1985 году на Москву и ближайшее Подмосковье, где размещались командные пункты, предполагался прилёт не менее 16 ядерных зарядов разной мощности.

Заместитель министра обороны Польши генерал брони Т. Тучапский просил средства на строительство укрытий, но неизменно получал отказ из-за нехватки финансирования. Когда Тучапский узнал, что часть денег военного бюджета сэкономлена и будет возвращена правительству, он не выбирал слов в своём обращении к Ярузельскому:

«Генерал, нужно дать больше Гражданской обороне, чтобы можно было построить хороший, крепкий бункер, запереть в этом бункере сотню поляков, таких настоящих здоровых жеребцов (в оригинале — «jebaków» — прим. автора) и двести баб (в оригинале — «kobiet» — прим. автора), чтобы мы могли восстановить польскую нацию».

Конечно, Ярузельский обиделся и ответил: «О чём Вы?» Вспоминая этот эпизод спустя много лет, Тучапский так объяснял свою позицию:

«Мы реально смотрели на вещи. Мы знали, что происходит, что угрожает. Мы понимали, чем грозила ядерная война Польше. В конце концов, нас бы просто не стало. Ни американцы, ни русские не колебались бы. Мы могли бы как-то подготовиться. Действительно, следовало построить один хороший бункер, чтобы мы могли когда-нибудь возродить польскую нацию».

Похожие выводы сделали и в НАТО. На одном из командно-штабных учений условно разделили Францию ​​пополам, и две половины вели «войну», нанося «ядерные удары» друг по другу. Через три дня военные пришли к выводу, что дальше воевать незачем — всё будет разрушено за те же трое суток обмена ядерными ударами, что и на польских учениях «Родина-73». Поэтому на Западе сосредоточились на поиске выхода из этого тупика, который со временем увидели в массовом применении высокоточного оружия. Что же касается Советского Союза, то здесь в силу общего технического отставания продолжали подготовку к ядерной войне, так как любые обычные вооружения не могли противостоять «Решающему удару».

Похоронные команды

Команды по захоронению трупов — неизменный элемент ГО, который никогда не был имитацией, но по морально-психологическим причинам о нём старались не говорить. Неотложные работы на объектах в очагах ядерного поражения включали не только дезактивацию, спасательные, противопожарные и прочие мероприятия, но и срочное захоронение погибших. В советское время количество сил и средств, необходимых для специального формирования по срочному захоронению погибших, определялось исходя из задачи захоронить 3000 тел в течение трёх суток с момента нанесения ядерного удара. В городах для этого выделялись силы и средства:

  • жилищно-коммунального хозяйства (в том числе ритуальные службы практически в полном составе), входившие в состав невоенизированных формирований ГО;
  • здравоохранения (для контроля санитарно-эпидемиологической ситуации);
  • органов внутренних дел (для охраны общественного порядка в местах сбора и захоронения погибших, а также учёта потерь среди населения).
​Состав команды по уборке трупов - Уцелевшее население Венгрии — эвакуировать на территорию СССР | Warspot.ru
Состав команды по уборке трупов

Все эти требования перешли в постсоветские наставления, но потенциальные масштабы смертности всё же уменьшились. В соответствии с «Методическими рекомендациями по вопросам срочного захоронения трупов в военное время», принятых в России в 2008 году, в стандартную траншею под братскую могилу укладываются 100 человек в два яруса. Расчёты производительности команд по таким захоронениям — это то, что всегда идёт следом за планами ядерных ударов.

​Схема отрывки котлована под братскую могилу на 100 человек - Уцелевшее население Венгрии — эвакуировать на территорию СССР | Warspot.ru
Схема отрывки котлована под братскую могилу на 100 человек

Источник >>>

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.