Фото: liveinternet.ru

Днем рождения российской гидроавиации можно по праву считать 11 мая 1911 года. В этот день штабс-капитан Стаховский впервые в России совершил полет на французском гидросамолете “Вуазен-Канар”, стартовав из Севастопольской бухты. Позже приступили к полетам и на других закупленных гидросамолетах: “моранах”, “фарманах” и летающих лодках “Доннэ-Левек”, ФБА и “Кертисс”.

В России еще до появления самолетов разрабатывалось множество проектов использования летательных аппаратов в военных целях. И особенно отличились в этом военные моряки. В 1871 году вице-адмирал в отставке Н.М. Соковнин обратился в военное ведомство с просьбой рассмотреть проект “воздушного корабля” — дирижабля с металлической оболочкой и выделить средства на постройку модели. Поддержки это предложение не получило: чиновников отпугнула металлическая оболочка, что в те времена считалось технически невыполнимой задачей. В 1880 году при Русском техническом обществе образовался VII Воздухоплавательный отдел, сыгравший впоследствии важную роль в развитии воздухоплавания в России. Наиболее значительные работы в этом отделе выполняли офицеры флота. Так, А.Ф. Можайский построил первый российский самолет, П.Д Кузьминский — вертолет, а В.Д. Спицин — летательный аппарат с машущим крылом.

2 июля 1894 года впервые в русском флоте с судна “Самоед” поднялся привязной аэростат — для поиска затонувшего броненосца “Русалка”. Всего несколько запусков, и целесообразность ведения морской разведки аэростатами была доказана. Уже в 1897 году воздухоплавательную службу наладили на Черноморском флоте, а с 1902 года началось формирование морских воздухоплавательных парков в Севастополе, Порт-Артуре и Кронштадте. В 1904 году в Севастополе привязные аэростаты обнаружили минные заграждения, выставленные транспортом “Дунай”. В ноябре 1904 года в состав российского флота вошел крейсер “Русь”, специально предназначенный для ведения дальней разведки на море. На крейсере было четыре змейковых, четыре сигнальных аэростата и один воздушный шар.

Новым толчком для использования авиации на флоте послужило поражение России в войне с Японией. А знаменитый перелет Блерио через Ла-Манш 25 июня 1909 года на аппарате собственной конструкции переубедил большинство скептиков. Отныне стало ясно, что аэроплан может заменить неуклюжие аэростаты и воздушные змеи.

23 октября 1909 года на имя начальника Главного Морского штаба поступила докладная записка от корабельного инженера капитана Л.М. Мациевича, в которой он изложил возможность создания авианосцев. Мациевич полагал, что качество аэропланов возросло и позволяет применить их к морскому делу. Основным назначением аэропланов, размещенных на палубе корабля, должна стать разведка и установление связи между отдельными кораблями в открытом море. В предложениях Мациевича описывался специальный тип корабля-разведчика с большим количеством аэропланов (25 шт.) и с взлетно-посадочными площадками на палубе. В наши дни оспаривать взгляды Мациевича никто бы не взялся, но тогда судьбу его предложений решила неудачная попытка французского авиатора Леганье взлететь с палубы корабля. Неудача француза на несколько лет затормозила применение корабельной авиации.

В начале 1910 года для русской армии были закуплены во Франции первые 11 самолетов. Закупочную делегацию возглавил капитан Мациевич, а восемь офицеров, которые входили в состав делегации, впоследствии стали первыми российскими военными летчиками.

В начале сентября лейтенант Дорожинский выполнил первый в истории русского флота полет на аэроплане “Антуанет”. 22 сентября 1910 года состоялся первый в России полет самолета над морем — на “Блерио XI” в небо взмыл лейтенант флота Г.В. Пиотровский. А через два дня российская авиация понесла первую утрату — на самолете “фарман” погиб капитан Мациевич.

В 1911 году неудачно завершилась попытка взлететь с воды на французском аэроплане “Антуанет”, установленном на поплавки, — самолет не смог даже оторваться от поверхности.

До появления гидросамолетов морское ведомство проводило эксперименты с использованием сухопутных самолетов. Так, 16 апреля 1911 года в Севастополе впервые был проведен опыт по сопровождению кораблей. Три аэроплана вылетели за вышедшей в море Черноморской эскадрой. В полете приняли участие М.Н. Ефимов, Б. В. Макеев на “фарманах” и В.В. Дыбовский на “Блерио”. Состоялись эксперименты по ведению разведки, поиску мин, подводных лодок и наведению кораблей на цели, а также — по бомбометанию. Правда, в качестве бомб использовались хорошо заметные на поверхности моря апельсины. Тогда же моряки, в свою очередь, задумались и о зенитных средствах защиты своих кораблей. Освоив самолет, морские летчики позволяли себе такие эксперименты, на которые могли пойти только русские. Например, в 1912 году лейтенант Г.А. Фриде на морском самолете пролетел под всеми мостами на Неве, чем вдохновил на подобный поступок легендарного Чкалова.

Источник >>>

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.