Правительство Великобритании обвинило СССР в проведении враждебной политики и предъявило десятидневный ультиматум. Нота была составлена министром иностранных дел Джорджем Натаниэлом Керзоном и врученная Советскому правительству 8 мая 1923 года главой английского торгового представительства в Москве Робертом Ходжсоном.

Поводом для создания меморандума стали задержания британских рыболовных тральщиков в Белом море. Дело в том, что во времена Российской империи прибрежная пограничная зона, в которую без особого разрешения запрещалось входить иностранным судам, составляла 3 мили. Правительство большевиков расширило ее до 12 миль. Теперь, по мнению правительства СССР британские рыбаки занимались браконьерством, за что их и задержали. Великобритания, которой это не понравилось, пригрозила прислать для защиты своих моряков военные корабли.

Но «рыбный вопрос» был не единственным и далеко не главным. Помимо того, что Англия требовала освободить задержанные суда, она настаивала на освобождении британских граждан, задержанных в России за шпионаж, и выплате им компенсации. Были и глобальные. В частности Лондон требовал прекращения антибританской деятельности в Иране и Афганистане, которую осуществляют советские дипломаты, а также прекращения поддержки сил, выступавших против английского правления, в Индии. Кроме того Керзон прямо вмешивался во внутренние дела СССР, потребовав прекращения преследования религиозных деятелей в стране. На выполнение лорд Керзон отвел 10 дней. В противном случае он грозил разрывом соглашения 1921 года.

Наркомат иностранных дел СССР 11 мая опубликовал ответ, в котором было сказано, что путь ультиматумов и угроз не есть путь улаживания частных и второстепенных недоразумений между государствами. Установление правильных отношений с советскими республиками на этом пути недостижимо. По Советскому Союзу прокатилась волна массовых акций протеста против действий Великобритании. Обострение отношений настало после убийства 10 мая в Лозанне советского дипломата Вацлава Воровского, которое было совершено белогвардейцем и многие подозревали, что этот террористический акт и английский меморандум являются звеньями одной цепи.

В действительности правительство СССР обострения отношений не хотело. Страна только начинала оправляться от последствий Гражданской войны, и новая эскалация была нужна меньше всего. Поэтому советский представитель Леонид Красин получил директиву искать точки соприкосновения. В частности полпред СССР в Афганистане Федор Раскольников был отозван на родину. При этом сама дипломатическая миссия была сохранена.

Основные ответы Советского Союза содержались в ноте от 23 мая 1923 года. Помимо отзыва Раскольникова, правительство СССР согласилось отпустить ранее задержанную за шпионаж журналистку Стэн Гардинг, выплатив ей крупную компенсацию. Второго шпиона к тому времени уже расстреляли, поэтому вопрос был решен выплатой компенсации родственникам. Британские рыболовные суда отпустили, причем англичанам предоставили временное право на лов рыбы в двенадцатимильной зоне до заключения межгосударственного соглашения, регламентирующие порядок такой деятельности.

Сложнее всего оказалось с религиозными свободами. Контроля над деятельностью таких организаций правительство СССР не ослабило, немного сбавив давление. Антибольшевистские организации русских эмигрантов ждали от Керзона продолжения, но его не последовало. В июне 1923 года СССР и Великобритания обменялись обязательствами невмешательства во внутренние дела и воздержания от враждебных актов, после чего вопрос был закрыт.

Лорд Керзон вовсе не воспылал любовью к большевикам, но продолжать начатую игру он не мог. В самой Великобритании оппозиция считала, что новая эскалация никому не нужна. В других европейских странах энтузиазм британского министра относительно новой антибольшевистской кампании тоже не разделили. Старый Свет продолжал приходить в себя после Первой мировой войны и нового кровопускания не хотел.

При этом Керзон оказался в непростом положении. В начале 1924 года его Консервативная партия потерпела поражение на выборах, и отставной министр вынужден был наблюдать, как пришедшие к власти лейбористы устанавливают с СССР дипломатические отношения. Вернуться в большую политику лорд не успел. Он умер в Лондоне 20 марта 1925 года. Однако отношения СССР и Великобритании оставались крайне нестабильными. Продолжателем дела Керзона стал министр иностранных дел Джозеф Остин Чемберлен, который добился разрыва и дипломатических отношений, и торгового соглашения 1921 года.

Как и лорд Керзон, в памяти советского народа Джозеф Остин Чемберлен остался благодаря устойчивому словосочетанию «наш ответ Чемберлену». Смысл его заключался в том, что лучшим ответом на претензии Великобритании будет укрепление обороноспособности Советского Союза. Советские граждане сдавали деньги на строительство новых авиасоединений и танковых колонн, молодежь поступала в авиашколы и военные училища. Как показала история, такая практика и в самом деле лучше всего работает против разнообразных ультиматумов.

Источник >>>

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.