Материал взят из сайта Варспот

Автор: Андрей Уланов

Как в Туле, так и в более высоких штабах — 50-й армии и Западного фронта — прекрасно понимали, что бои 30 октября станут лишь первой попыткой захватить город с ходу. Взятие Тулы являлось одной из основных задач немецкой 2-й танковой группы генерал-полковника Гейнца Гудериана в рамках окружения Москвы. Однако и у немецкого командования «планов громадьё» уже довольно сильно расходилось с реальностью.

Если взглянуть на карту, приводимую в книге мемуаров «Быстроходного Гейнца», то по ней отчётливо видно — бросок в конце октября в сторону Тулы через Мценск, Чернь и Плавск был произведён подвижными частями, а вот пехотные дивизии остались далеко позади. В советских и даже постсоветских источниках это зачастую описывалось так:

«Утром 30 октября немцы перешли в наступление силами трёх танковых и одной моторизованной дивизий, а также элитного пехотного полка «Великая Германия» вдоль Орловского и Воронежского шоссе».

​Схема немецкого наступления на Тулу из мемуаров Гудериана - «С появлением наших танков настроение и сопротивляемость пехоты повысились…» | Warspot.ru
Схема немецкого наступления на Тулу из мемуаров Гудериана

Учитывая плачевное состояние частей 50-й армии, о котором говорилось ранее, можно достаточно уверенно утверждать, что имевшиеся в тот момент в Туле советские части и подразделения вряд ли сумели бы выдержать атаку даже одной немецкой танковой дивизии штатной численности. Однако фактически у немцев в прорыв ушла боевая группа полковника Генриха Эбербаха (Heinrich Eberbach) — сборная солянка из боеспособных танков нескольких дивизий, объединённых под общим руководством штаба 5-й танковой бригады (тбр).

К сожалению, полных данных по численности боевой группы Эбербаха автору найти не удалось. Согласно имеющимся источником, на момент начала наступления она имела порядка 150 боеготовых танков, а Тулу Эбербах атаковал, имея порядка 60 машин. Впрочем, даже данные по численности танков 6-го танкового полка (тп) наглядно иллюстрируют динамику «проседания». На 21 октября в полку числились:

  • штаб: 2 Pz.Kpfw.II;
  • 1-й батальон: 3 Pz.Kpfw.II, 16 Pz.Kpfw.III, 5 Pz.Kpfw.IV;
  • 2-й батальон: 5 Pz.Kpfw.II, 18 Pz.Kpfw.III, 5 Pz.Kpfw.IV;
  • 3-й батальон: 1 Pz.Kpfw.II, 18 Pz.Kpfw.III, 7 Pz.Kpfw.IV.

Ещё два Pz.Kpfw.II и два Pz.Kpfw.III находились в краткосрочном (24 часа) ремонте.

​Советские пехотинцы в атаке на улице Венёва - «С появлением наших танков настроение и сопротивляемость пехоты повысились…» | Warspot.ru
Советские пехотинцы в атаке на улице Венёва

На 27 октября картина выглядела следующим образом:

  • штаб: 3 Pz.Kpfw.II, 1 Pz.Kpfw.III;
  • 1-й батальон: нет данных;
  • 2-й батальон: 2 Pz.Kpfw.II, 12 Pz.Kpfw.III, 2 Pz.Kpfw.IV;
  • 3-й батальон: 0 Pz.Kpfw.II, 12 Pz.Kpfw.III, 7 Pz.Kpfw.IV.

Наконец, на 4 ноября:

  • штаб: 1 Pz.Kpfw.II, 1 Pz.Kpfw.III;
  • 1-й батальон: 1 Pz.Kpfw.II, 12 Pz.Kpfw.III, 3 Pz.Kpfw.IV;
  • 2-й батальон: 3 Pz.Kpfw.II, 11 Pz.Kpfw.III, 1 Pz.Kpfw.IV;
  • 3-й батальон: 10 Pz.Kpfw.III, 4 Pz.Kpfw.IV.

Если добавить сюда 35-й тп, отчитавшийся 4 ноября о 2 Pz.Kpfw.II, 30 Pz.Kpfw.III, 3 Pz.Kpfw.IV в своём составе, то суммарная оценка вполне совпадает с рапортом командира южного боевого участка обороны Тулы майора П.С. Кравченко — 34 танка с одного направления, 20 с другого и мотопехота (2-й батальон ещё не развёрнутого в дивизию полка «Великая Германия»).

​Подбитый 27 ноября у тюрьмы города Венёв КВ-1 из состава 32-й тбр - «С появлением наших танков настроение и сопротивляемость пехоты повысились…» | Warspot.ru
Подбитый 27 ноября у тюрьмы города Венёв КВ-1 из состава 32-й тбр

Более интересен вопрос о советских танках в бою 30 октября. Согласно журналу боевых действий 50-й армии, 1-й эшелон 32-й тбр полковника И.И. Ющука разгрузился в 14:30 31 октября на станции Хомяково, а 2-й эшелон был на подходе. Однако в более ранней оперсводке от 30 октября сообщается, что уже 30 октября 32-я тбр, «выгрузившись не полностью», принимала участие в бою и потеряла при этом один КВ и три Т-34; в бою также был ранен командир танкового полка. В любом случае, главным было, что «с появлением наших танков настроение и сопротивляемость нашей пехоты повысились».

Хотя про участие 32-й тбр в бою 30 октября упоминают далеко не все советские источники, это хорошо объясняет, почему Эбербах, в памяти которого на тот момент наверняка были ещё очень свежи воспоминания о боях с танкистами полковника М.Е. Катукова между Орлом и Мценском, не стал особенно «зарываться», столкнувшись с КВ и «тридцатьчетвёрками» свежей танковой бригады.

​Тот же КВ с другого борта. Танк явно произвёл большое впечатление на немецких солдат - «С появлением наших танков настроение и сопротивляемость пехоты повысились…» | Warspot.ru
Тот же КВ с другого борта. Танк явно произвёл большое впечатление на немецких солдат

При этом силы тульского боевого участка, согласно сводке штаба 50-й армии, на 31 октября составляли:

  • 217-я стрелковая дивизия (сд) — 400 человек, одна 45-мм и две 76-мм пушки;
  • 58-й стрелковый полк (сп) — 300 человек, один 50-мм миномёт;
  • 156-й сводный полк — 820 человек, 10 пулемётов;
  • 154-я сд — 500 штыков, четыре 122-мм орудия;
  • 260-я сд — 200 человек;
  • мотострелковый батальон 11-й тбр — 130 человек, один станковый и 10 ручных пулемётов;
  • местный батальон — 120 человек;
  • рота 151-го пушечного артиллерийского полка (пап) — численность не указана;
  • 290-я сд — 600 человек;
  • 31-я кавалерийская дивизия (кд) — 395 человек, четыре орудия (калибр не указан).

В этом списке особенно интересны два пункта. «156-й сводный полк» на самом деле являлся 156-м полком 69-й бригады войск НКВД, накануне боёв за город имевшим в своём составе 1397 бойцов, 28 станковых и 29 ручных пулемётов, а также семь пушек. Более того, в составленном начальником штаба гарнизона Тулы подполковником Лашкевичем боевом расписании частей тульского боевого участка численность 156-го сп НКВД тоже указана как 1376 человек. Под «местным батальоном», видимо, подразумевается Тульский рабочий полк — в расписании его численность указана как 160 человек. Согласно этому документу, также датированному 31 октября, общее число бойцов тульского гарнизона составляло достаточно внушительные для осени 1941 года 12 726 человек.

​Участок обороны 156-го полка НКВД - «С появлением наших танков настроение и сопротивляемость пехоты повысились…» | Warspot.ru
Участок обороны 156-го полка НКВД

При этом в обоих списках, например, отсутствует 732-й зенитно-артиллерийский полк (зенап) майора М.Т. Бондаренко, батареи которого уже принимали участие в отражении атак немецких танков. Возможно, в «расписании» он попал в графу «зенитная артиллерия бригады ПВО», где указана не численность, а лишь количество приданных различным подразделениям гарнизона зениток — так, на участке «полка НКВД» имелись четыре 85-мм и две 76-мм зенитки, а также один мелкокалиберный автомат.

В целом, данные оперсводок скорее говорят о том, что командование 50-й армии уделяло больше внимания именно армейским частям, а не подразделениям НКВД или тульскому ополчению. Если вспомнить приведённый ранее фрагмент рапорта командира южного боевого участка Тулы майора П.С. Кравченко о боях 30 октября, то удивляться этому не приходится. Ход боя 31 октября — 1 ноября также не внушал оптимизма. 31 октября немецкие атаки на позиции 156-го полка удалось отбить при поддержке «2-го дивизиона 447-го артиллерийского полка и 8 танков 32-й тбр». Однако 1 ноября в 19:50 майор Кравченко отправил начальнику штаба боевое донесение, заканчивающееся словами: «Наши танки активных действий не предпринимают. Прошу принять меры и предложить танкам нашей бригады выйти к переднему краю и занять огневые позиции». Как видно по этому донесению, майор Кравченко тоже прекрасно понимал, что именно танки «цементируют» оборону его немногочисленных стрелковых соединений. Увы, немцы успели раньше:

«В 21:30 противник предпринял психическую танковую атаку участка обороны в направлении Верхняя Китаевка силой до 20 танков и до батальона пехоты, в результате которой 1-й и 3-й сб 156-го сп начали отступление, оставляя занимаемый рубеж обороны».

Кравченко вновь пришлось спешно организовывать контратаку, причём для её артподготовки был задействован и только что прибывший в город 34-й гвардейский дивизион реактивной артиллерии под командованием капитана П.И. Франченко на шасси трактора СТЗ-5. Два залпа реактивных миномётов позволили батальонам 58-го и 1005-го сп отбить немцев.

​Пленные солдаты вермахта на тульской улице - «С появлением наших танков настроение и сопротивляемость пехоты повысились…» | Warspot.ru
Пленные солдаты вермахта на тульской улице

Немцы про попытки взять город 31 октября и 1 ноября пишут не очень охотно и подробно, зато упоминают контратаку на рассвете 31 октября, проведённую 32-й тбр. Её отбила немецкая артиллерия, которая претендовала на семь сожжённых танков — два КВ и пять Т-34.

Для лучшего понимания хода боёв стоит упомянуть и ещё об одном документе — точнее, упоминании в журнале боевых действий Брянского фронта прямого разговора со Ставкой ВГК, состоявшегося 29 октября 1941 года. Судя по построению фраз, — например: «Известно ли Вам, что командование 50-й армии и её штаб со своими задачами не справляются совершенно и, мало того, бросили войска и город и ушли километров на 20 северо-восточнее Тулы… Боюсь, что этого не сделаете. Как бы не произошло с вновь прибывающими войсками того же, что и с войсками под Мценском», — с командующим фронтом генерал-майором Г.Ф. Захаровым говорил сам Сталин.

Среди прочего, в разговоре были упомянуты и свежие подкрепления, направляемые на защиту Тулы — 32-я тбр и некая «новая стрелковая дивизия», прибывающая в район Сталиногорска. Это была сформированная в Амурской области 413-я сд под командованием генерал-майора А.Д. Терешкова.

При этом даже сейчас в ряде источников пишется: «31 октября 1941 года 1320-й, 1322-й, 1324-й стрелковые, 982-й артиллерийский полки дивизии прямо из эшелонов вступили в бой». Однако это не подтверждается документами дивизии, в которых, напротив, сказано, что «сосредоточение и разгрузка прошли без воздействия авиации противника, который, по-видимому, не предполагал возможности подхода резервов в этот район». В документах подробно описан процесс выгрузки и занятия оборонительных позиций. По данным дивизии, первый бой с немцами состоялся не ранее 23:00 2 ноября, когда занявший северную окраину деревни Дедилово 1324-й сп сорвал попытку немцев форсировать речку Шиворона.

​Тульские рабочие за ремонтом 76-мм дивизионной пушки Ф-22 - «С появлением наших танков настроение и сопротивляемость пехоты повысились…» | Warspot.ru
Тульские рабочие за ремонтом 76-мм дивизионной пушки Ф-22

В любом случае, прибытие свежей стрелковой дивизии значимо меняло соотношение сил в районе Тулы. Город удалось удержать в самые напряжённые и опасные первые дни обороны. Теперь командование 50-й армии могло думать не только о затыкании многочисленных дыр в растянутом фронте, но и о более активных действиях — впрочем, планировать их пытались и раньше.

Уже 2 ноября 194-й сд было приказано «выделить не менее стрелкового полка с половиной артиллерии дивизии» для удара во фланг тульской группировки противника. Атака должна была начаться в 10:00 3 ноября. Судя по всему, этот план так и остался на бумаге, а дивизии приказали остаться на месте в обороне — никаких следов даже попытки его выполнения в сводках нет, потери 194-й сд за 2–3 ноября составили шесть убитых и 21 раненый.

Зато план использования 413-й сд оказался более масштабным — ей вместе с мотоотрядом майора Толока (мсб 11-й тбр) уже вечером 2 ноября предписывалось с тех же 10:00 3 ноября начать наступление в направлении Сергеевка — Крупное — Толстовский, занять район Ясной Поляны и в последующем наступать в тыл тульской группировке немцев. С учётом того, что и 3 ноября 413-я сд ещё не успела полностью разгрузиться, срок был явно нереальный. Первую попытку наступления удалось провести только утром 4 ноября, когда в наступление перешёл 1324-й сп. К вечеру следующего дня полк выбил немцев из деревни Панино. Основные силы 413-й сд перешли в наступление 7 ноября, одновременно с действиями 258-й и 194-й сд со стороны Тулы.

Обычно упоминается, что наступление 413-й сд было поддержано танками 32-й тбр, однако в самой дивизии посчитали, что «приданная дивизии 32-я тбр в этих боях значения не имела, так как танки фактически отсиживались в засадах и не провели ни одного танкового боя». С другой стороны, в документах Брянского фронта указано, что, поддерживая наступление 413-й сд, 8–9 ноября 32-я тбр потеряла семь танков, в том числе один КВ. Скорее всего, танковые бои всё же происходили, потому что в противном случае данные о подбитых и уничтоженных немецких танках на участке дивизии вызывают большие вопросы — противотанковый дивизион 413-й сд не имел бронебойных снарядов к своим «сорокапяткам», а имевшиеся 45-мм и 76-мм снаряды, по сообщениям артиллеристов, не пробивали броню средних немецких танков. Также неэффективными, по заявлению комиссара 1324-го сп, показали себя противотанковые гранаты, причём «даже усиленные толовыми шашками».

​Баррикады на тульских улицах - «С появлением наших танков настроение и сопротивляемость пехоты повысились…» | Warspot.ru
Баррикады на тульских улицах

В свою очередь, действия частей 50-й армии были частью ещё более масштабного замысла штаба Брянского фронта по уничтожению прорвавшейся к Туле группировки противника. Основной удар при этом должна была наносить 3-я армия. В своих воспоминаниях Гудериан писал:

«9 ноября стали явными намерения противника начать контратаки восточнее и западнее Тулы. Поэтому 24-й танковый корпус, передав танковую бригаду Эбербаха 53-му армейскому корпусу, перешёл к обороне, 17-я танковая дивизия без своих танков была подчинена 24-му танковому корпусу и подтянута к населённому пункту Плавск…

12 ноября температура упала до 13 градусов мороза, 13 ноября — до 22 градусов. В этот день в Орше под руководством начальника генерального штаба сухопутных сил было проведено совещание командующих армиями группы армий «Центр» и объявлен «приказ на осеннее наступление 1941 года». Этот приказ ставил перед 2-й танковой армией задачу овладеть городом Горьким (бывшим Нижним Новгородом), находившимся в 600 км от Орла. Либенштейн немедленно заявил, что 2-я танковая армия при настоящей обстановке способна лишь дойти до Венёва. Теперь же не май месяц и мы не во Франции! Я полностью разделял мнение своего начальника штаба и немедленно доложил в письменной форме командующему группой армий о том, что танковая армия не в состоянии выполнить этот приказ».

Действительно, начальник штаба 2-й танковой армии Курт фон Либенштейн (Kurt von Liebenstein) оказался настоящим провидцем, заявив, что армия может дойти лишь до Венёва. Но это случилось уже в конце ноября, в ходе последней попытки Гудериана выполнить изначальный план обхода Москвы с юга.

Подводя итог боям на подступах к Туле и первому этапу сражения за город, хочется ещё раз сделать акцент на том, что роль танковых частей на этом этапе сложно преуменьшить. Не будучи связанными боями с 11-й тбр, передовые части немецкой 2-й танковой армии могли бы выйти к Туле раньше стрелковых частей 50-й армии, ставших основой обороны города. Также важную роль в обороне Тулы сыграли в первые дни танки 32-й тбр.

Источник >>>

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.