«Капитал»

Маркс не очень верил в успешную революцию в России, он вообще эту страну недолюбливал, но первый перевод «Капитала» был сделан именно на русский язык. При всей неприязни к российскому самодержавию автор знаменитой книги тесно общался и дружил со множеством российских эмигрантов.

А один из основателей анархизма, русский дворянин Михаил Бакунин вместе с Марксом создавал Международное товарищество рабочих — Первый интернационал.

  • globallookpress.com 
  • © Scherl

Меньше чем через год после издания первого тома конгресс Первого интернационала, в котором заседали Маркс и Бакунин, рекомендовал издание «Капитала» на других языках.

Бакунин и стал первым переводчиком «Капитала» — точнее, попытался им стать: горячему и импульсивному анархисту не хватило усидчивости, чтобы перевести книгу на русский язык. Позже Бакунин с Марксом поссорился — навсегда разошлись не только их личные судьбы, но и дороги анархизма и коммунизма. Но флаг Бакунина подхватили другие переводчики, тоже из русской революционной интеллигенции.

Социалистический кружок, участники которого Герман Лопатин и Николай Даниельсон взялись за дальнейший перевод «Капитала», состоял из группы служащих Общества взаимного кредита. Экономическому труду повезло, что переводили его люди, напрямую связанные с товарно-денежными отношениями и оборотом капитала.

Суровая цензура без проблем пропустила работу, которой суждено было впоследствии стать одним из факторов, уничтоживших Российскую империю. «Капитал» произвёл на цензоров тяжёлое впечатление, и они решили, что вряд ли такая сложная книга может представлять государственную угрозу.

Однако портрет автора печатать запретили, чтобы читатель не проникся уважением к немецкому социалисту. Первый тираж «Капитала» в России вышел в 1872 году. Экземпляров было больше, чем у гамбургского издания: три тысячи против одной.

В историю же вошёл следующий перевод «Капитала», который группа социалистов сделала в начале ХХ века. Этот перевод высоко оценил Владимир Ленин, и именно в нём «Капитал» выходил в советские годы, когда начал печататься миллионными тиражами в государственных типографиях.

Если в СССР «Капитал» стал главной книгой страны, то в других государствах дела обстояли далеко не так радужно. На родине автора, в Германии, книгу буквально сжигали. «Капитал», как и другие сочинения Маркса, вошли в составленный нацистами список запрещённой и подлежащей уничтожению литературы.

Потомки героев революции 1848 года, на которую Маркс когда-то потратил все свои сбережения, распевая песни, швыряли в огонь работы своего великого соотечественника. Запрещали «Капитал» и в других странах. Обычно книге доставалось как «коммунистической пропаганде». Апологетике коммунизма у Маркса посвящены другие труды, однако запрещали их обычно скопом.

Целая волна неприятностей обрушилась на «Капитал» с началом холодной войны. Даже в дни гонений на коммунистов в 1950-е годы в США не дошло до полного запрета Маркса, но многие библиотеки отказывались от его работ по собственной инициативе или помещали их в аналоги спецхранов, чтобы оградить читателей от «коммунистической заразы».

Несмотря на активное давление со стороны самого известного антикоммуниста Соединённых Штатов — сенатора Маккарти, от запрета Маркса спас президент Эйзенхауэр. Он резонно заявил, что коммунизм не получится критиковать, если ничего о нём не знать.

Источник >>>

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.