Водовзводная башня — одно из самых известных сооружений Московского Кремля. А между тем в начале XIX века её пришлось восстанавливать из руин, и весь Кремль чуть не погиб целиком.

Покидая Москву в 1812 году, Наполеон распорядился взорвать старую цитадель. Внятного объяснения эта выходка не получила, и позднейшие мемуаристы, кажется, испытывали чувство неловкости в связи с таким делом. Как бы то ни было, 19 октября французы начали отступать из Москвы, а в городе остался небольшой отряд маршала Эдуара Мортье. Среди прочих его задач был как раз взрыв Кремля. В качестве бомб использовались обычные зарядные ящики. Среди прочего разрушить планировали «мечеть с многочисленными колокольнями» (очевидно, собор Василия Блаженного), но времени и пороха у Мортье было не бесконечное количество. Ему предстояло эвакуировать что возможно и как можно быстрее уходить самому. Поэтому подрывы были проведены во многом «на отстань». Подожгли Винный двор, Грановитую палату и Кремлёвский дворец, разнесли Водовзводную и примыкающую часть стены, ещё две башни, часть куртины у Спасской, а также звонницы колокольни Ивана Великого. Иногда бывает, что просто везёт: как раз тогда зарядили сильные дожди и многие фитили прозаически погасли, а порох был сырым. Тем не менее несколько взрывов грянуло, и Наполеон, не знавший, каковы конкретно разрушения, пафосно объявил:

«Эта древняя цитадель, которая столь же древняя, как сама монархия, этот первый дворец царей, не существует».

Впрочем, неизвестно, кому ещё повезло с дождями. В 1814 году как раз Мортье будет одним из тех, кому придётся вести переговоры о сдаче Парижа союзникам — в первую голову как раз русским.

Источник >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *