10 февраля 1945 года — Подводной лодкой С-13 Александра Маринеско был потоплен транспорт «Генерал фон Штойбен»

отadmin

Фев 10, 2022
10 февраля 1945 года - Подводной лодкой С-13  Александра Маринеско был потоплен транспорт «Генерал фон Штойбен»

Фотомонтаж от «»Русского исполина»

Имя советского подводника, Героя Советского Союза Александра Маринеско в сознании знатоков морской истории прочно связано с потоплением германского суперлайнера «Вильгельм Густлов».

Но была у прославленного аса морей и еще одна победа, которую любители пересматривать историю склонны относить, скорее, к категории военных трагедий, если не преступлений…

10 февраля 1945 года подводная лодка С-13 торпедировала германский военно-транспортный корабль «Генерал Штойбен»…

Пароход водоизмещением 13.325 тонн, построенный на верфи Северогерманского Ллойда, был одним из первых грузопассажирских лайнеров, созданных в Германии Первой мировой войны. При спуске весной 1923 году он получил типичное для своего класса «географическое» имя «Мюнхен», и после короткой программы испытаний 26 июня 1923 года отправился в свой первый рейс — из Гамбурга в Нью-Йорк с грузом торфяных удобрений.

Этот-то груз чуть не погубил пароход. В Нью-Йоркском порту стояла жара, в грузовом трюме торф самовоспламенился. Обширный пожар настолько изуродовал корабль, что немцы поначалу сомневались, удастся ли его восстановить. Но американский инженер предложил проект ремонтно-восстановительных работ по столь низкой цене, что компания-владелец «Мюнхена» чуть не согласилась. На самом деле американцу, работающему на военное ведомство, нужен был подопытный экземпляр со значительной температурной деструкцией корпусных элементов — инженеры США учились спасать пострадавших от пожаров на случай столь же интенсивных боевых действий, как в Первую Мировую…

Но послужить для развития американского инженерного искусства «Мюнхену» было не суждено. Благодаря военной разведке заподозрив неладное, немцы буксирами утащили пароход в немецкий порт Бремерхафен и отремонтировали его сами. Благо у них опыт работы с массированными выгораниями на кораблях был — еще в 1915 году им удалось восстановить до полной боеспособности линейный крейсер «Зейдлиц», у которого от попадания британского снаряда в бою при Доггер-банке выгорел собственный боезапас в двух подбашенных бункерах главного калибра.

В ремонте «Мюнхен» простоял до 1931 года. Но все-таки был восстановлен, и к тому же, получил новое имя — «Генерал фон Штойбен». Имя героя гражданской войны между Севером и Югом США было выбрано не случайно — пароходу предстояло вернуться на трансатлантические фарватеры и обеспечить торговые связи между Германией и Америкой…

В 1938 году, уже при фашистской власти, «Генерал фон Штойбен» подвергся тотальной модернизации — вплоть до того, что изменились его технические параметры. Теперь водоизмещение корабля составляло 14 600 тонн, а длина в корпусе увеличилась до 168 метров за счет удлинения полубака. Грузопассажирский пароход превратили в круизный лайнер: обустроили каюты-люкс, концертно-танцевальный зал со сценой и экраном для кинематографа, два роскошных салона-ресторана. Система вентиляции позволяла полностью обновлять воздух в каютах за шесть минут, а в обеденных залах за четыре минуты. На верхней палубе расположили бассейн с подогревом морской воды.

С началом Второй мировой войны рейсы в Америку, само собой, прекратились. «Штойбен» некоторое время служил плавучим отелем для высшего командного состава ВМС Германии. Квартировал иногда на его борту и сам адмирал Редер.

Однако, в августе 1944 года на фронте возникла потребность в транспорте для вывоза многочисленных раненых. И «Штойбена» тоже привлекли к этой работе. При этом в госпитальное судно он не переоборудовался, знаков различия Красного креста не носил. Бегал, как все, в защитной серой («шаровой») окраске. А значит, не имел в глазах противника никаких отличий от транспорта войскового, который, в принципе, не грех и пугнуть бомбой или торпедой. Женевская Конвенция не может защитить того, кто сам ею пренебрегает…

К тому же «Штойбен» был вооружен, хотя и довольно слабенько: четыре зенитных орудия калибра 37 миллиметров и четыре счетверенных зенитных пулемета. Орудийная прислуга с резервом насчитывала 65 солдат. От пары-тройки бомбардировщиков отбиться — может и хватит.

До декабря 1944 года «Штойбен» сделал 18 рейсов по Балтийскому морю, перевезя в общей сложности 26.445 раненых и 6.694 беженцев. Неплохой результат, если учесть обстановку в Балтийском и Северном морях…

9 февраля 1945 года «Штойбен» снова сбегал за ранеными на фронт. Согласно немецким архивам, в тот день на его борту было:

• 1600 раненых неходячих — после операций, с гипсовыми повязками или в бессознательном виде;

• 1200 раненых ходячих;

• 800 беженцев из гражданских лиц с семьями;

• 100 вооруженных солдат и матросов;

• 270 медицинских работников — врачей, фельдшеров и сестер милосердия из полевого госпиталя;

• 12 сестер милосердия Немецкого Красного Креста;

• 64 бойца-зенитчика;

• 61 специалистов ВМС — связисты, сигнальщики, курсанты;

• 160 — членов гражданской команды парохода.

Вот с таким-то количеством народу путь «Штойбена» и пересекся ночью 10 февраля с маршрутом подводной лодки С-13 Александра Маринеско…

О том, что было дальше, вполне можно судить по наградному листу славного советского подводника:

«Продолжая действовать на коммуникациях противника, командир ПЛ «С-13» 9 февраля 1945 года ночью обнаружил немецкий крейсер типа «Эмден», шедший в охранении трех эсминцев.

Несмотря на сильное охранение, капитан 3-го ранга Маринеско, умело, маневрируя, в течение 4,5 часов настойчиво преследовал противника и добился победы. Обе выпущенные торпеды попали в крейсер.

После взрыва торпед на крейсере раздались еще три сильных взрыва, после чего он быстро затонул. Утопленный крейсер имел следующие тактико-технические данные: длина 150 метров, ширина 14,3 метра, осадка 5,2 метра, скорость хода 29 узлов, водоизмещение 5.400 тонн. Крейсер имел броню толщиной от 3х до 4-х дюймов. Вооружение крейсера состояло из 8 — 150 мм орудий, три 90 мм зен., 4-х торпедных аппаратов, 2 самолетов, катапульты. Экипаж крейсера насчитывал 634 человека. Потопление крейсера типа «Эмден» ПЛ С-13 лишило германский флот крупного бронированного корабля с сильным артиллерийским вооружением».

Итак, советские подводники на полном серьезе считали, что топят военный корабль противника. Причем, корабль крайне опасный… А такие действия, согласитесь, стоят ордена!

Правда, остается вопрос, почему подлодка приняла довольно неуклюжую транспортюгу за боевой корабль. Все-таки крейсера и пассажирские лайнеры имеют весьма различающуюся внешность…

Ну, допустим, данные «Эмдена» подводники считали из Бредтовского справочника-определителя по германским военным кораблям. Справочник вышел еще до войны и быстро стал настольной книгой всех моряков, воюющих с германским флотом. Немного не ясно, почему зенитные калибры «Эмдена» обозначены в наградном листе как 90-миллиметровые — у «Эмдена» были стандартные немецкие 88-миллиметровые пушки. А остальные данные с Бредтом вполне совпадают.

Вахтенный журнал «Тринадцатого» живописует атаку во всех подробностях. «10.2.1945 г. Балтика.

02.10 — …Виден неясный силуэт большого корабля и трех меньших силуэтов.

02.32 — Определен состав каравана. Легкий крейсер, предположительно «Эмден» в охранении трех миноносцев. Один миноносец впереди с гакобортными огнями. В кильватере лежит крейсер с затемненными ходовыми огнями и два миноносца по корме крейсера уступом вправо и влево без огней.

02.38 — Легли на параллельный курс 250 градусов, определили скорость движения крейсера — 16 узлов.

02.49 — Миноносец, идущий по корме крейсера уступом вправо, не дал возможности выйти в атаку носовыми торпедными аппаратами. Легли на курс 0 градусов для атаки кормовыми ТА на отходе. Уменьшили ход до 12 уз.

02.50 — Произведен двухторпедный кормовой залп по крейсеру. Дистанция 12 кабельтовых. Интервал 14 секунд. Увеличили ход до 18 узлов.

02.52 — Взорвались две торпеды, попавшие в крейсер. Взрыв первой очень сильный и сопровождался огнем.

03.02 — Последовало три сильных взрыва на крейсере, после которых появилось зарево огня, которое спустя полминуты быстро скрылось. В районе потопления наблюдалось скопление дозорных кораблей, которые освещали горизонт прожекторами и осветительными ракетами».

10 февраля 1945 года - Подводной лодкой С-13  Александра Маринеско был потоплен транспорт «Генерал фон Штойбен»
Александр Маринеско

Итак, лодка с роковым номером 13 сначала глядит на противника в перископ, а потом разворачивается и атакует кормовыми торпедными аппаратами на отходе. Условия — глубокая зимняя ночь. То есть, горизонт — мутный, небо — низкое и свинцово-серое, чуть светлее размытой линии горизонта. Еще и снег иногда идет, начисто уничтожая само понятие «видимость». В зимнем море при ночной атаке почти любая цель определяется подлодкой как «вон там какие-то мутные пятна, возможно — неприятель…».

К тому же лодка определяла врага с перископной глубины, и только определив — всплыла в развороте. Это значит, что точка наблюдения для нее возвышается над водой всего на несколько метров, а линзы периодически забрызгиваются водой и залепляются мокрым снегом. Якобы «крейсер», окрашенный в маскировочный цвет боевого корабля, тащился по холодной зыби на 16 узлах хода — без огней… Да в этих условиях о точности определения типа вражеского судна может говорить только безумный. Удивительно, что «Тринадцатый» вообще хоть куда-нибудь смог попасть своими торпедами. Повезло, как никому — не иначе!

Когда из газет выяснилось, что в ночь атаки погиб не крейсер «Эмден», а транспортный пароход, Маринеско в собственном штабе были предъявлены обвинения в очковтирательстве и лжи. Имело место и партсобрание, на котором «пропесочили» злосчастного капитана третьего ранга… Учитывая, что Маринеско был честолюбивым и ранимым человеком, эти обвинения не могли не выбить подводника-аса из колеи. Легко ли чуть не каждый день слышать от старших по званию и коллег, что ты — «Тоже мне — герой, принял за крейсер пассажирскую калошу двадцатилетнего возраста с перепуганными беженцами на борту!»

Не эта ли нервотрепка в конечном итоге привела к тому, что Маринеско начал заливать свой мнимый «позор» спиртным — и вскоре после победы покинул флот. Естественно, о представлении к званию Героя Советского Союза никто уже больше не вспоминал… Справедливую награду герой получит только посмертно.

А западная пресса, даже союзная, меж тем безапелляционно причислила командира С-13 к военным преступникам — раздувая до размеров доброго аэростата заграждения имевший место факт: при потоплении «Штойбена» погибли 3608 человек, из которых только полторы сотни были действующими военными, остальные — сплошь небоеспособные раненые да мирные граждане…

Миноносцы, сопровождавшие лайнер, спасли с воды 659 человек. И многие из спасенных охотно живописали журналистам подробности «жестокой и вероломной атаки». Эти публикации тоже подливали масла в огонь.

Уже на следующий день после потопления «Штойбена» главнокомандующий ВМС Германии гросс-адмирал Карл Дениц, сам офицер-подводник, доложил фюреру о катастрофе, после чего в «Журнале донесений по обстановке ГК ВМС Гитлеру» появилась следующая запись:

«По вопросу о гибели Госпитального судна «Штойбен» ГК ВМС докладывает, что, несмотря на вызывающие сожаление потери, нельзя отказываться от использования больших кораблей для транспортировки раненых по Балтийскому морю, поскольку из-за этого снизились бы возможности перевозки раненых на 40.000 человек в месяц, в то время, как имеющимися в распоряжении малыми судами можно было бы перевезти в общей сложности лишь 17.000 раненых. Было бы правильным, задействовать все наличные средства для эвакуации раненых, принимая при этом во внимание возможные дальнейшие потери, а не отказываться сразу же от эвакуации большого числа раненых. До сего дня все-таки удалось переправить по Балтийскому морю в общей сложности 76.000 раненых, так что потеря составляет лишь небольшой процент от общего числа. Фюрер согласился с этим мнением».

Крейсер «Эмден», целых три дня числившийся в России потопленным, в это время вообще в море не ходил. Он находился при военной верфи в Киле у причальной стенки, надолго прикованный к городу сложным ремонтом. Выйти в море ему было вообще больше не суждено: в ночь с 13 на 14 апреля 1945 года на Киль налетели британские бомбардировщики и нанесли крейсеру тяжелые повреждения. Не добили лишь потому, что при заводе всегда есть спасатели и опытные инженеры… 3 мая 1945 года, когда над Рейхстагом уже развевался красный флаг, «Эмден» открыл кингстоны, не дожидаясь капитуляции своей державы.

По сообщению газеты «Гамбургер абендблат», недавно у польского побережья Балтики на траверзе города Штольп обнаружены останки немецкого военного транспорта «Генерал фон Штойбен». Нашел корабль после трехлетних поисков на глубине всего 23 метров немецкий подводный археолог, 44-летний Ульрих Рестемейер. По его словам, корпус «Штойбена» опутан рыболовными сетями, в нем застряло несколько якорей. Повреждения и коррозия не позволяют поднять пароход на поверхность, но вероятно, экспертиза сможет пролить свет на то, что же взорвалось в грузовых отсеках военного транспорта после попадания второй торпеды — ведь сама торпеда взрывается лишь один раз. Не исключено, что гибель «Штойбена» ускорила детонация находившегося у него боезапаса. А это — уже свидетельство того, что немцы сами нарушили Женевскую конвенцию, допустив одновременную погрузку на транспорт раненых, беженцев и боеприпасов. И Маринеско, конечно, топил не крейсер. Но — посудину, имевшую все признаки вспомогательного военного корабля.

Источник: https://www.polkrf.ru/news/1256/kak_podlodka_s_13_raspravilas_s_generalom_shtoybenom/

10 февраля 1945 года - Подводной лодкой С-13  Александра Маринеско был потоплен транспорт «Генерал фон Штойбен»

10 февраля 1945 года - Подводной лодкой С-13  Александра Маринеско был потоплен транспорт «Генерал фон Штойбен»

10 февраля 1945 года - Подводной лодкой С-13  Александра Маринеско был потоплен транспорт «Генерал фон Штойбен»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *