11 января 1960 года, приказом Главкома ВВС К.А. Вершинина была организована специальная воинская часть 26266. Для чего, знали только самые посвященные: подготовка космонавтов.

По предложению Главного конструктора Сергея Королева в первый отряд космонавтов набрали летчиков-истребителей. Королев говорил: «Летчик-истребитель — это и есть требуемый универсал. Он летает в стратосфере на одноместном скоростном самолете. Он и пилот, и штурман, и связист, и бортинженер…»

Отбор кандидатов в «звездолеты» был жесточайший. Были рассмотрены документы на 3461 летчика истребительной авиации в возрасте до 35 лет. Для первичной беседы пригласили только 347 человек, а к медицинскому обследованию допустили еще меньше — 206. По здоровью отчислили 105 человек, еще 72 сами отказались от обследования. Через «сито» прошли 29 летчиков, и лишь 20 из них были зачислены первыми слушателями-космонавтами.

В штате Центра подготовки космонавтов, который возглавил видный специалист в области авиационной медицины полковник медицинской службы Евгений Карпов (самый первый начальник Центра), были предусмотрены управление, отдел подготовки космонавтов, учебно-тренировочный отдел, отдел материально-технического обеспечения, взвод охраны и даже клуб. Но поначалу, когда в Москву прибыла первая группа кандидатов на космический полет, весь он помещался в крошечном здании спортивной базы ЦСКА.

— Мы пришли в отряд в один день с Юрием Гагариным, 7 марта 1960 года, — рассказал «РГ» дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Борис Волынов. — Сначала нас было 12 слушателей, к июню стало 20. Мы прибыли в Москву. Там часть небольшого 2-этажного здания в районе метро «Динамо» была отдана под классы. Холостяков поместили здесь же. У меня уже была семья, сыну 2 годика. Но жену на всякий случай отправил домой. Потому что не знал, какие будут условия, где будем работать. Все же секретно. Мы знали одно: предстоит испытательная работа на летательных аппаратах, которые «ходят» на больших скоростях. Но не знали, что в космонавтике.

Режим был строгий. В 7 утра — зарядка, занятия заканчивались в 18 часов 12 минут. Но многие задерживались: надо было еще почитать материалы. А они все закрытые, секретные. Поэтому только на служебной территории. Вот тебе папочка, сидишь в классе и читаешь. Если конспектируешь, то тоже только в секретной тетрадочке…

Кстати, рост кандидатов в космонавты должен был быть не более 170 сантиметров, вес — до 70 килограммов. Когда готовили самых первых, было совершенно неизвестно, как поведет себя человеческий организм в космосе. Поэтому на испытаниях гоняли и в хвост и в гриву. Предельные уровни воздействия на организм по перегрузкам, вибрации, по температуре были очень высокими.

«В термокамере сидели и час, и больше. Это было уже на грани», — признался Борис Волынов. Страшные вещи приходилось читать и про сурдокамеру, где будущие космонавты сутками находились в полной изоляции. Тот же Волынов вошел туда вторым.

— Это было в 1960 году после парашютной подготовки, — вспоминает Борис Валентинович. — Позади 35 прыжков. Всем дали отдышаться, 2-3 дня отпуска. А меня раз — и в сурдокамеру, вслед за Быковским. Представьте: небольшая металлическая барокамера. Все заставлено банками, склянками, едой… Стоит кресло авиационное. Спинку отбрасываешь для сна — и встать уже невозможно, нет места для ног. Когда спинка вертикально, можно «развлекаться» — зарядку делать, бегать, прыгать. Но на одном месте. Я сидел десять суток. Валерий тоже».

Всего в первый отряд космонавтов вошли девять летчиков ВВС, шесть — ПВО и пять — авиации ВМФ. Из них в космос слетали двенадцать. 12 апреля 1961 года потрясли и уже навсегда изменили мир 108 минут Юрия Гагарина, ставшего первым космонавтом планеты. В августе того же года Герман Титов первым совершил суточный космический полет… Так все начиналось.

В июле 1960 года отряд космонавтов в полном составе был передислоцирован в Подмосковье. Центр подготовки космонавтов начал функционировать в 25 км от Москвы — в бывшем Зеленом, ныне Звездном городке. С годами становилась все более мощной его тренажерная база, увеличивалась не только подготовка космонавтов, но и проведение серьезных научных исследований.

С 2009 года центр получил новый статус — было создано федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-исследовательский испытательный центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина». Тренажерная база ЦПК поистине уникальная: вся подготовка ведется на реальных аппаратах, которые или уже были в космосе, или готовились к полету.

Корреспонденту «РГ» довелось «примерить на себя» некоторые тренажеры, в том числе российского служебного модуля МКС — «Звезда». Кстати, тут действует жесткое правило: на тренажеры можно заходить только в тапочках. Стерильность — почти как на орбите.

Пожалуй, одна из самых серьезных «инстанций» подготовки космонавтов — это центрифуга. Прошел? Считай, одной ногой уже на орбите. В Центре их две — с «плечом» в семь метров и восемнадцать. Последняя, массой в триста тонн, — самая большая в Европе. В течение нескольких секунд они развивают перегрузку до 8 единиц. Предельная — тридцать. Но это уже, правда, для испытаний техники.

Центрифуга движется не только по кругу, но и вращается в трех плоскостях. Скорость под 250 километров в час, 36 с половиной оборотов в минуту! Рассказывают, что во время ее испытаний деревянный потолок сдуло напрочь.

В НИИ ЦПК создана система подготовки космонавтов к полету, ко всем штатным и нештатным ситуациям. Центр оснащен гидролабораторией, барокамерой, сурдокамерой, термокамерой и т.д. Кроме того, функционируют летающие лаборатории — специально доработанные самолеты, на которых во время полета создаются режимы кратковременной невесомости и пониженной гравитации. В разное время учебные тренировки проводились на Ту-104А, Ту-134ЛК, Ту-154МЛК, в настоящее время — на Ил-76МДК. За полуторачасовой полет в самолете-лаборатории могут создаваться в среднем 10 режимов кратковременной невесомости (25-28 секунд) с перегрузкой до 2 g.

Кстати, в свое время корреспондента «РГ» знакомил с гидролабораторией летчик-космонавт Герой Советского Союза Виктор Афанасьев. В его «звездном багаже» 4 полета, 555 суток, проведенных в невесомости, и 7 выходов в открытый космос.

— Почему именно в воде имитируется выход в открытый космос? Основной принцип имитации работ в невесомости — нейтрализация силы земного притяжения, — объяснял Виктор Афанасьев. — Идеальная невесомость достигается во время полетов по параболической траектории в специально оборудованном самолете Ил-76 — так называемой «летающей лаборатории». Но — лишь на 20-25 секунд. Космонавт вращается на 360 градусов, «плавает» по салону… За полтора часа полета выполняется примерно десять-пятнадцать «горок» — так набегает до восьми минут невесомости. Вполне достаточно, чтобы, скажем, научиться надевать скафандр. Однако, чтобы отработать многие механические операции, времени нужно куда как больше.

Гидролаботорию часто использовали в реальном режиме, когда на самой станции что-то случалось. Вниз спускался исследователь, который точно повторял движения космонавта на орбите. Так отыскивалось повреждение и способ его устранения.

За минувшие годы квалификацию космонавта в ЦПК имени Ю.А.Гагарина получили около 280 кандидатов из СССР и России. Здесь готовились свыше 500 иностранных граждан из Европы, США, Японии и других стран, в том числе космические туристы. А всего на орбите побывали 290 космонавтов и астронавтов, которые прошли «космическую школу» в Звездном городке.

Сейчас в российском отряде космонавтов, который возглавляет Олег Кононенко, 24 человека. Из них 12 имеют опыт космических полетов. Среди действующих российских космонавтов всего одна женщина — Анна Кикина, у которой полет еще впереди.

В 2012 году впервые был проведен открытый конкурс по отбору кандидатов в отряд космонавтов: заявку мог подать любой желающий, а не только военные летчики и сотрудники ракетно- космической отрасли. Тогда из 304 добровольцев отобрали восемь. В ходе второго открытого конкурса, который проходил в 2017- 2018 годах, отобрали также восемь кандидатов (всего было 420 претендентов). В июне прошлого года стартовал новый набор в отряд. Роскосмос планирует отобрать четырех человек.

С 24 ноября 2017 года начальником НИИ ЦПК является летчик- испытатель Герой РФ Павел Власов.

Источник: https://rg.ru/2020/01/11/centru-podgotovki-kosmonavtov-ispolnilos-60-let.html

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.