Это портрет младшей дочери Дантеса Леони-Шарлотты Дантес де Геккерн. В этом возрасте ее поместили в клинику для душевнобольных..

Женился не по любви, а по настоянию друзей, спешно желая замять назревающий скандал, связанный с именем Поэта. Но это не помогло: 29 января прозвучал тот роковой выстрел на Черной речке. Дантеса арестовали, разжаловали в солдаты и выслали с беременной женой за границу.

На родине его жизнь сложилась счастливо: должность сенатора Второй империи, налаженный быт, хорошие дети. И все бы ничего, если бы не младшая дочь Леони. Ей не было и трех лет, когда умерла мать. Екатерина Гончарова скончалась от послеродовой горячки, родив, наконец, после трех дочерей, долгожданного сына. Маленьких сестер и новорожденного Луи взяла на воспитание сестра Дантеса Адель, старая дева.

И далее началось необъяснимое. Екатерина при жизни с детьми на русском говорить не смела, в семье все изъяснялись по-французски. После смерти матери Леони — единственная из всех детей заговорила на русском языке, причем, выучив его самостоятельно, владела им в совершенстве.

Светская жизнь ее не интересовала. Она прошла на дому курс Политехнической школы, и, по словам своих профессоров, была первой. Брат Луи вспоминал, что у сестры было две привязанности: математика и… Пушкин.

Свою комнату Леони превратила в молельню: на стене висел огромный портрет Александра Сергеевича, перед которым всегда горела лампада. Дальше шли другие его портреты и книги. Русские. Она прочла Пушкина всего, знала наизусть Онегина, целые главы из «Кавказского пленника» и «Капитанской дочки».

С отцом Леони не общалась – в одной из ссор назвала его убийцей Пушкина и больше никогда с ним не разговаривала.

В год столетия поэта в интервью для газеты «Новое время» брат Леони Луи сказал следующее:

  • Пушкин! Как это имя связано с нашим! Знаете ли, что у меня была сестра, — она давно покойница, умерла душевнобольной. Эта девушка была до мозга костей русской. Здесь, в Париже, живя во французской семье, во французской обстановке, почти не зная русских, она изучила русский язык, говорила и писала по-русски получше многих русских. Она обожала Россию и больше всего на свете Пушкина.

Леони умерла в парижской психиатрической лечебнице, где провела 28 лет. В периоды просветления просила родных только об одном: «принести ей книги «дядюшки Пушкина»…

© Станислав Садальский (https://whiswh.com/ru/)

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.