«Кровавое воскресенье в Петербурге 9 января 1905 года»Художник Войцех Коссак

События 9 (22) января 1905 года в Санкт-Петербурге, известные также как «Кровавое воскресенье», или «Красное воскресенье» — разгон шествия петербургских рабочих к Зимнему дворцу, имевшего целью вручить царю Николаю II коллективную Петицию о рабочих нуждах.

В 1905 — 1907 годах в России произошли события, которые впоследствии назвали первой русской революцией. Началом этих событий считается январь 1905 года, когда в политическую борьбу вступили рабочие одного из петербургских заводов. Еще в 1904 году молодой священник Петербургской пересыльной тюрьмы Георгий Гапон при содействии полиции и городских властей создал в городе рабочую организацию «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга». В первые месяцы рабочие просто устраивали общие вечера, часто с чаем, танцами, открыли кассу взаимопомощи.

Георгий Гапон

Георгий Гапон выступал на собраниях, призывая идти с мирным шествием к царю, который один может заступиться за рабочих. Он даже помог подготовить обращение к Николаю II, в котором были такие строчки: «Мы обнищали, нас угнетают, … в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам… Нет больше сил, Государь… Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук. Взгляни без гнева …на наши просьбы, они направлены не ко злу, а к добру, как для нас, так и для Тебя, Государь!» В обращении перечислялись просьбы рабочих, в него впервые были включены требования политических свобод, организации Учредительного собрания, — это была практически революционная программа. На 9 января было назначено мирное шествие к Зимнему дворцу. Гапон уверял, что царь должен выйти к рабочим и принять от них обращение.

Накануне трагических событий 9 января 1905 года Николай II ввёл в Петербурге военное положение. Вся власть в столице автоматически перешла к его дяде — главнокомандующему войсками гвардии Санкт-Петербургского военного округа великому князю Владимиру Александровичу.

Владимир Александрович в день своего рождения, 10 апреля 1847 года, был назначен шефом лейб-гвардейского Драгунского полка, состоял в лейб-гвардейском Преображенском полку и лейб-гвардейском Сапёрном батальоне. 2 марта 1881 года был назначен командующим войск гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. Манифестом императора Александра III от 14 марта 1881 года был назначен регентом («Правителем Государства») на случай кончины императора — до совершеннолетия наследника престола Николая Александровича (или в случае кончины последнего).

С 1884 г. по 1905 г. великий князь занимал пост Главнокомандующего войсками гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. Во время массовых беспорядков 9 января 1905 года в Петербурге именно он отдал приказ стрелять по толпе.

Во время расстрела Гапон был вытащен из-под пуль эсером П. М. Рутенбергом, и некоторое время скрывался на квартире А. М. Горького. С измененной внешностью, коротко остриженный, он покинул квартиру и вечером того же дня под чужой фамилией произнес обличительную речь в Вольно-экономическом обществе. «Братья товарищи-рабочие!», отредактированную Рутенбергом в эсеровском духе, в которой среди прочего призывал к террору и, называя царя зверем, писал: «Так отомстим же, братья, проклятому народом царю и всему его змеиному отродью, министрам, всем грабителям несчастной русской земли. Смерть им всем!»

События «кровавого воскресенья» потрясли всю Россию. Портреты царя, прежде чтимые как святыни, рвали и топтали прямо на улицах. Потрясенный расстрелом рабочих Г. Гапон воскликнул: «Нет больше Бога, нету больше царя!» В ночь после «кровавого воскресенья» он написал листовку:

«Братья товарищи-рабочие! Невинная кровь все же пролилась… Пули царских солдат… прострелили царский портрет и убили нашу веру в царя. Так отомстим же, братья, проклятому народом царю,…министрам, всем грабителям несчастной русской земли. Смерть им всем!»

Вскоре после январских событий Георгий Гапон бежал за границу. В марте 1905 года он был лишен сана и исключен из духовного звания.

… ..

За границей Гапон пользовался огромной популярностью. Он представлял собой, по выражению Л. Д. Троцкого, фигуру почти библейского стиля. Гапон встречался с Ж. Жоресом, Ж. Клемансо и др. лидерами европейских социалистов и радикалов. В Лондоне виделся с П. А. Кропоткиным.

В эмиграции Георгий Гапон основал «Фонд Гапона», куда стекались пожертвования на русскую революцию. В мае-июне 1905 года он продиктовал свои воспоминания, которые первоначально вышли в переводе на английском языке. Гапон встречался также с Г. В. Плехановым и В. И. Лениным, вступил в РСДРП.

По поводу слухов о провокаторстве Гапона Ленин писал:

«Нельзя… безусловно исключить мысль, что поп Гапон мог быть искренним христианским социалистом, что именно кровавое воскресенье толкнуло его на вполне революционный путь. Мы склоняемся к этому предположению, тем более, что письма Гапона, написанные им после бойни 9 января о том, что „у нас нет царя“, призыв его к борьбе за свободу и т. д., — все это факты, говорящие в пользу его честности и искренности, ибо в задачи провокатора никак уже не могла входить такая могучая агитация за продолжение восстания»

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.9. С.211

Возвращение в Россию. Конец провокатора.

покаянное письмо Витте

После амнистии, объявленной манифестом 17 октября 1905, вернулся в Россию. Написал покаянное письмо Витте. В ответ премьер обещал дать разрешение на восстановление гапоновского «Собрания…». Но после ареста Петербургского Совета рабочих депутатов и подавления Московского восстания в декабре 1905 обещания были забыты, а в некоторых газетах появились статьи, уличающие Гапона в связях с полицией и получении денег от японского агента. Возможно, эти публикации были инспирированы правительством, чтобы дискредитировать Гапона главным образом в глазах рабочих.

В январе 1906 деятельность «Собрания…» была запрещена. И тогда Гапон идет на очень рискованный шаг — он предлагает заведующему политическим отделом Департамента полиции П. И. Рачковскому выдать Боевую организацию эсеров с помощью своего спасителя П. М. Рутенберга, конечно, небесплатно. Министр внутренних дел П. Н. Дурново дал согласие на эту операцию и разрешил заплатить за нее 25 тыс. руб. Возможно, Гапон, как это было ему свойственно и ранее, вел двойную игру.

Однако на этот раз он за нее дорого заплатил: Рутенберг сообщил о предложении Гапона ЦК партии социалистов-революционеров, после чего было принято решение убить Гапона. Учитывая еще сохранявшуюся популярность Гапона в рабочей среде, ЦК потребовал от Рутенберга организации двойного убийства Гапона и Рачковского, с тем, чтобы доказательства измены бывшего священника были налицо. Но Рачковский, что-то заподозрив, на встречу в ресторан с Гапоном и Рутенбергом не явился. И тогда Рутенберг заманил Гапона на дачу в Озерках под Петербургом, где предварительно спрятал «гапоновских» рабочих. Во время откровенного разговора о выдаче Боевой организации в комнату ворвались разъяренные рабочие, которые немедленно повесили своего недавнего кумира. Такова событийная канва убийства Гапона, если верить запискам Рутенберга.

Источник:http://ksovd.ru/articles/236-krovavoe-voskresene.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.