Иван Христофорович (Ованес Хачатурович) Баграмян родился 20 ноября (2 декабря по новому стилю) 1897 г. в селе Чардахлы Елизаветпольской губернии (ныне Азербайджан). Семья Баграмянов была довольно бедной. Отец – Хачатур Карапетович, был железнодорожником-путейцем, самоучкой, дослужившимся до должности старосты артели. Мать – Мариам Артемовна, родилась в семье сельского кузнеца.

Юные годы

Иван закончил армянскую церковно-приходскую школу в Елизаветполе (ныне город Гянджа). В 1907 г. поступил в железнодорожное училище в городе Тифлисе (Тбилиси). В 1912–1915 гг. продолжил обучение в Тифлисском техническом железнодорожном училище. Везде, где учился молодой Баграмян, он неизменно получал отличные оценки.

Окончив училище, он, как и его отец, устроился работать на железную дорогу. Но проработать там ему довелось всего несколько месяцев. 24 апреля 1915 г. турки начинают в массовом масштабе истреблять армян на контролируемых ими территориях. Когда весть об этом доходит до тех армян, которые были подданными Российской империи, Иван Христофорович добровольцем идет в российскую армию. Следующие 67 лет его жизни будут неразрывно связаны с армией. В Первую Мировую войну ему довелось послужить в запасном пехотном батальоне, втором приграничном пехотном полку и также запасном Кавказском кавалерийском подразделении. Побывал вместе с российскими войсками под Багдадом. В январе 1917 г. за проявленное мужество и продемонстрированный им высокий уровень знаний он был направлен в школу прапорщиков. 

После Февральской революции поддержал армянскую партию «Дашнакцутюн».  Российская империя начала стремительно разваливаться. Армянская националистическая партия «Дашнакцутюн» провозгласила независимую Армению. Однако на «новорожденное» государство практически сразу же напали турки. Принимал участие в боевых действиях против турецких войск в составе 3-го стрелкового и 1-го кавалерийского полков армянской дивизии Первой Армянской Республики под командованием генерала М. Силикова. Командовал ротой, сабельным эскадроном. Принимал участие в Сардарапатском сражении, во время которого турки были окончательно остановлены. Но вскоре после этого Баграмян, выразивший недовольство условиями заключенного дашнакским правительством с Турцией мира, оказался в тюрьме. 

В декабре 1920 года присоединился к восставшим против дашнакского правительства, добровольно вступил в Армянскую Красную армию в качестве командира эскадрона 1-го Армянского полка. На командных должностях в составе 11-й Красной армии, принимал участие в ликвидации вооружённых отрядов дашнаков и установлении Советской власти на севере Армении, а затем в Грузии.

На картинке фото И.Баграмяна в годы Первой мировой войны.

Конечно, Баграмян на тот момент не был убежденным большевиком и пламенным революционером , в партию он вступил очень поздно, только в 1941 году стал членом ВКП (б). Переход на сторону Советской власти будущим Маршалом Баграмяном в первую очередь было обусловлено желанием спасти свою Родину. 

После того, как в Армении устанавливается власть партии «Дашнакцутюн» , Баграмян понимает, что их амбиции страну ведут к катастрофе. Армия Первой Республики унаследовала от царской армии — старые сословные предрассудки. Не охотно принимают кадровые офицеры-дворяне в свою среду выходца из рабочих. Баграмян и сам не искал близости с ними. Он открыто становится на сторону простых солдат. Когда политика дашнаков привела Армению в тупик и катастрофе, нужно было решать, с кем идти дальше — с рабочими и крестьянами, поднявшими первого мая 1920 года восстание в Александрополе (ныне Гюмри), или с реакционерами и националистами, Баграмян был убежден, что необходимо поддержать большевиков. Он хочет, чтобы Армения присоединилась к Советской России, только так армянский народ может сохранить себя. 

На сторону большевиков перешли и солдаты 1-го армянского конного полка, где командиром сабельного эскадрона служил Баграмян. Полк примкнул к восставшим рабочим. Спустя много лет Иван Христофорович с горечью вспоминал, как дашнаки с помощью интервентов Антанты подавили восстание, утопили его в крови. Баграмяна бросают в тюрьму, а потом определяют на принудительные работы. Но неволя длится недолго. Вскоре новое восстание сбрасывает правительство и устанавливает советскую власть. В эти дни он навсегда связал свою судьбу с армией Страны Советов.

Баграмян верит: эта власть создаст огромное и непобедимое государство, великую семью народов. Именно поэтому он отправляется в Грузию – помогать грузинским большевикам. 

Был секретарем в Военном представительстве Армянской республики в Грузии (март – сентябрь 1921 г.), потом вернулся на прежнюю должность. До 1923 г. Баграмян был начальником разведки полка, затем прошел курсы усовершенствования комсостава и занял должность командира в Ленинаканском кавалерийском полку из состава армянской стрелковой дивизии. 

С осени 1924 г. Баграмян учится в Высшей кавалерийской школе. Позднее она получила статус Кавалерийских курсов усовершенствования командного состава РККА, в связи с чем время обучения там сократилось с двух лет до одного года. На этих курсах он учился в одно время с такими известными в будущем военачальниками как К. К. Рокоссовский и Г. К. Жуков, А. И. Еременко, П. Л. Романенко и В. И. Чистяков.

Баграмяну было 20, когда он без памяти влюбился в девушку по имени Тамара. Но к тому времени Тамара уже была помолвлена с другим, и изменить это было нельзя.

Все решила сама судьба — муж Тамары вскоре погиб. Молодая женщина была беременна, но это не остановило Ивана, который, не обращая внимания на пересуды, женился на ней. Родившегося мальчика, которого назвали Мовсесом, Баграмян воспитал как родного сына. А вскоре у них с Тамарой родилась и дочь, которую назвали Маргаритой.

До 1931 г. Баграмян продолжал служить на прежней должности в своей дивизии. В 1931 он оканчивает курсы усовершенствования высшего начсостава и поступает в Военную академию им. М. В. Фрунзе. По уже сложившейся традиции учится Иван Христофорович исключительно на отлично. В 1934 г. после окончания академии Баграмян получил назначение начальника штаба в 5-й кавалерийской дивизии, расквартированной в Киевском военном округе. 29 ноября 1935 г. Баграмян удостоился звания полковника.

В октябре 1936 г. Баграмян вступил на должность начальника оперативного отдела в штабе армии. Тогда же, немного позднее, на него начинают собирать компрометирующий материал. Служба в вооруженных силах Первой Армянской республики могла дорого ему обойтись, однако за него вступился нарком А. И. Микоян. Это был первый, но далеко не последний случай, когда Ивану Христофоровичу помогло заступничество лиц из высшего руководства Советского Союза.

В 1938 г. Баграмян вновь поступает в академию. На этот раз это был первый набор в академии Генерального Штаба. Закончив с отличием, он остается в академии на должности преподавателя на Кафедре тактики высших соединений. Однако в это время был репрессирован его брат. Попытка защитить своего брата заканчивается его увольнением из армии. Вместе с еще одним командиром, оказавшимся в подобной же ситуации, он сумел добиться встречи с наркомом обороны Ворошиловым. Благодаря этой встрече Иван Христофорович был восстановлен в прежней должности.

Вскоре он занимается подготовкой военной задачи, связанной с действиями конно-механизированных групп в наступательных операциях войск фронта, для курса оперативного искусства. В сентябре 1940 г. Баграмян становится начальником штаба в 12- й армии, базировавшийся в Киевском Особом военном округе. А уже в ноябре он стал начальником оперативного отдела в штабе округа и, одновременно с этим, заместителем начальника штаба округа.

Политическую ветвь своей карьеры Иван Христофорович начал относительно поздно, сказались давние связи с «Дашнакцутюн» и проблемы 30-х годов. Только в 1941 г. он становится членом партии. 

Великая Отечественная война

После начала военных действий Киевский Особый военный округ произвел переформирование в Юго-Западный фронт. Баграмян сохранил за собой прежние должности в штабе этого фронта. Он участвовал в Львовско-Черновицкой стратегической оборонительной операции, координируя контрудары мехкорпусов под Дубно, Ровно и Луцком. Старался спасти, что было возможно во время отступления к Киеву. Вместе с остальными членами командования фронтом оказался в крупнейшем за всю войну Киевском котле. Однако в отличие от большинства из них ему удалось вырваться из котла и вывести с собой по вражеским тылам до 20 тысяч бойцов и командиров Красной Армии. Именно за этот поход по тылам 6 ноября 1941 г. Баграмян получил свой первый орден Красного знамени.

В этом же месяце он участвовал в составлении и осуществлении плана, с помощью которого немецкие войска были выбиты из Ростова-на-Дону и понесли серьезные потери. Это было первое поражение немецкой армии стратегического значения за всю войну. После этого Баграмян разработал успешно осуществившийся план ликвидации Елецкого выступа в период зимнего контрнаступления под Москвой. За это 27 декабря Баграмян получил звание генерал-лейтенанта. Уже 28 декабря его назначили на должность начальника штаба Юго-Западного направления.

Цитата из мемуаров И.Баграмяна

После получения новой должности Баграмян помогал спланировать Барвенково-Лозовскую операцию, в результате которой за вторую половину января 1942 г. соединения Юго-Западного и Южного фронтов прорвались сквозь оборону противника на фронте шириной 100 км и осуществили прорыв на 90–100 км в направлениях к западу и юго-западу. Возникла угроза коммуникациям донбасской группировки немецких войск благодаря мощному прорыву в направлении на город Изюм, перерезавшему этим железную дорогу от Днепропетровска до Сталино. Эта дорога использовалась в качестве главного пути снабжения для немецкой 1-й танковой армии. Советским войскам удалось захватить основную базу снабжения 17-й армии, располагавшуюся в районе Лозовой. И, наконец, они создали большой выступ на реке Северский Донец возле города Изюма. Из этого выступа они потенциально могли захватить Харьков и самые основные переправы через реку Днепр.

С 1 апреля Баграмян получает назначение на пост начштаба Юго-Западного фронта, однако, он при этом оставался начальником штаба Юго-Западного фронта. Иван Христофорович разрабатывал и осуществлял Харьковскую наступательную операцию, закончившуюся катастрофически. Его назначили «главным виновником» произошедшего поражения, хотя во время проведения операции все решения принимали Тимошенко и Хрущев. Возможно, от суда военного трибунала его спасло заступничество Г. К. Жукова, обратившегося непосредственно к Сталину. Баграмян был смещен, и оказался на должности начштаба 28-й армии. Эта должность сама по себе была крайне серьезной проблемой, поскольку 28-я армия на момент его назначения туда находилась в крайне плачевном состоянии и отступала под ударами противника, овладевшего 7-ого июля городом Россошь. Баграмян вновь едва не попал под военный трибунал и вновь был выручен Жуковым. Затем он был переведен на Западный фронт, где после недолгого пребывания в роли заместителя командира 61-й армии он уже 13 июля принял у назначенного на должность командующего фронтом К. К. Рокоссовского пост командира 16-й армии.

В боях 1942–1943 гг. 16-я армия проявила себя очень успешно, как в обороне, так и в наступлении. Особенно эффективной была Жиздринская наступательная операция, во время которой в течение февраля – марта 1943 г. советская армия прорвала глубоко эшелонированную оборону немцев севернее Жиздры. За все достигнутые под его руководством успехи 16 апреля 1943 г. 16 армия была переименована в 14-ую гвардейскую, а сам ее командир Баграмян 9 апреля был награжден орденом Кутузова 1-й степени. 

В апреле же 1943 г. Баграмян оказался вовлечен в разработку плана «Орловской наступательной операции», более известной под кодовым названием операция «Кутузов». Именно Баграмян предложил начать операцию, произведя окружение и уничтожение Болховской группировки противника, что должно было поставить под угрозу его пути отхода, и был поддержан Сталиным. Операция началась 12 июля, после того как вражеские войска вымотались в операции «Цитадель», и развивалась крайне успешно. Уже 29 июля был взят Болхов, 29 августа очищен от сил противника Орел. 27 августа 1943 г. Баграмяну торжественно вручили орден Суворова I степени и присвоили звание генерал-полковника. 

Командующие фронтами Великой Отечественной войны — маршалы Иван Конев, Александр Василевский, Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Кирилл Мерецков (первый ряд слева направо); Федор Толбухин, Родион Малиновский, Леонид Говоров, Андрей Еременко, Иван Баграмян (второй ряд слева направо).

Эти награды были ярким свидетельством успешности проведения Орловской операции. Звание генерал армии и должность командира1-ого Прибалтийского фронта были получены Баграмяном к ноябрю 1943 г. На новом посту за оставшуюся часть года он провел крайне успешную Городокскую наступательную операцию (ликвидированный Городокский выступ и 4 разгромленных дивизии противника) и не совсем удачное наступление на Витебск. Проведенная при содействии войск Западного фронта в феврале-марте 1944 г. Витебская наступательная операция вновь обернулась только частичным успехом. Витебск вновь не был взят.

Летом 1944 г. советское командование подготовило грандиозную Белорусскую стратегическую наступательную операцию, известную как операция «Багратион». В рамках этой стратегической операции фронт Баграмяна участвовал в ряде операций меньшего масштаба. Среди них заслуживает наибольшего интереса (и уважения) первая – Витебско-Оршанская наступательная операция, проведенная совместно с 3-им белорусским фронтом. Во время этой операции наступление проводилось по открытой болотистой местности, считавшейся противником совершенно непригодной для наступления, но советские войска смогли преодолеть все связанные с этим трудности. Взятые Витебск, Жлобин, Орша и Лепель, форсированная Западная Двина, пять ликвидированных вражеских дивизий – вот неполный список успехов этой операции. Во время последующей Полоцкой операции (29 июня) войска, которыми командовал Баграмян, овладели важнейшим Полоцким узлом обороны противника и смогли развивать наступление вдоль Западной Двины на Двинск. Затем последовала Шауляйская наступательная операция, во время которой советские войска в первый раз вышли к Балтике, отрезав группу немецких армий «Север» от основных сил противника. 

В сентябре – октябре Баграмян, развивая успехи наступления операции «Багратион», посредством нового наступления, известного как Прибалтийская стратегическая операция, совместно с командирами соседних фронтов успешно провел наступления, получившие названия Рижской и Мемельской наступательных операций. Во время этих операций Баграмян всего за 6 дней скрытно перебросил 4 армии и ряд отдельных частей на Шауляйское направление и нанес новый удар, захватив Мемель и окончательно закупорив в Курляндии группу немецких армий «Север».

24 февраля 1945 г., после того как оперативно-стратегическая обстановка изменилась, произошло расформирование 1-ого Прибалтийского фронта. Его войска в основном вошли в новую Земландскую оперативную группу войск, которую по-прежнему возглавлял Баграмян. При этом Баграмян одновременно получает пост заместителя командующего 3-м Белорусским фронтом (как можно видеть, занимать две должности сразу стало для него во время войны такой же традицией как перед этим – отлично учиться).

Как командир Земландской группировки, Баграмян подготовил штурм Кенигсберга, превращенного гитлеровцами в невероятно укрепленный город-крепость. В результате штурма, сопровождавшегося обстрелом сверхтяжелой артиллерией и массированными бомбардировками, всего за 3 дня (6–9 апреля 1945 г.) положение защитников Кенигсберга стало безнадежным. Комендант гарнизона генерал Ляш был вынужден безоговорочно капитулировать.

26 апреля 1945 г. Баграмян стал командующим 3-его Белорусского фронта вместо отбывающего на Дальний Восток Василевского. Однако во время парада на Красной Площади 24 июня Баграмян выступил во главе сводного полка все же своего 1-ого Прибалтийского фронта, которым он командовал больше года.

В Великой Отечественной войне довелось участвовать и жене Баграмяна – Тамаре Амаяковне, и его приемному сыну – Мовсесу Ивановичу.

На торжествах в честь Сардарапатской битвы.

Великий ветеран

С 1945 по1954 годы Баграмян был командующим войсками Прибалтийского военного округа. Затем, в 1954–1955 гг. он был главным инспектором Министерства обороны СССР. 11марта 1955 г. Баграмян получает звание Маршала Советского Союза, становится заместителем Министра обороны СССР. 8 июня 1956 г. его назначают на пост начальника Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова, получившей в 1958 г. другое название – Военная академия Генерального штаба.

2 июня 1958 г. Баграмян вновь заместитель Министра обороны СССР и начальник по тылу Вооруженных Сил СССР.

В 1962 г. во время Карибского кризиса Баграмян, как признанный мастер маскировки, был назначен ответственным за переброску на Кубу советских войск. Он лично осуществил разработку планов доставки и размещения советской техники и войсковых соединений на Кубу и осуществлял руководство операцией со стороны СССР. Для маскировки истинных целей операции она получила кодовое название «Анадырь», что должно было навести противника на мысль, что целью операции являются некие действия на севере СССР. Операция прошла успешно. До середины октября американцы не подозревали, что на Кубу завозятся ядерные ракеты, и даже потом их разведка значительно занижала силы советской группировки на Кубе.

Последняя должность Баграмяна – Генеральный инспектор в Министерстве обороны СССР (назначен 25 апреля 1968 г.).

Встреча молодежи с ветеранами войны и труда в Центральном музее Вооруженных Сил. Иван Баграмян ставит подпись под текстом «Письма ветеранов Великой Отечественной войны и труда комсомольцам, юношам и девушкам страны».

С 1952 г. Иван Баграмян прошел в число кандидатов в члены ЦК КПСС. Начиная с 1961 г. член ЦК КПСС. Был среди депутатов Верховного Совета СССР 2–10-го созывов (период1946–1982 гг.).

Иван Христофорович Баграмян ушел из жизни последним из маршалов, командовавших во время Великой отечественной войны фронтами. Когда он скончался в 1982 г., за его гробом шли первые лица страны: Брежнев, Громыко, Черненко, Горбачев и другие. Урна с его прахом захоронена на Красной Площади в Москве. 

Похороны маршала Баграмяна на Красной площади.

За время своей военной карьеры он получил среди прочих наград два ордена Героя Советского Союза: первый – 29 июля 1944 г. и второй в 1977 г., семь орденов Ленина, три ордена Красного Знамени, также два ордена Суворова и орден Кутузова 1-й степени и многие другие высокие награды. Кроме того он получил ордена и медали Болгарии, Чехословакии, Польши, ГДР, Китая, Монголии. Все его награды сейчас хранятся в Музее вооруженных сил. Баграмян изображался на советских и армянских почтовых марках, белорусских памятных монетах. В его честь получили свое название улицы Степанкерта (Нагорный Карабах), Москвы, Орла, Пятигорска, Ростова-на-Дону, Калининграда, Витебска, Городка (Беларусь), проспекты в Эмчедзине и Ереване, станция метро в Ереване, полигон в Армении. 

Как-бы сейчас власти Армении и буржуазные идеологи не пытались «приватизировать» Баграмяна, он все равно останется красным маршалом, человеком, который внес свою лепту в дело советизации Армении, Победы над фашизмом, то есть он был на стороне простых людей — рабочих и крестьян.  

Источник: https://soc-armen.livejournal.com/11402.html

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *