Почему на венчании последнего русского царя гости были в трауре, а в белоснежные платья нарядились все дамы, кроме невесты?

Бракосочетание молодого царя Николая II состоялось спустя всего семь дней после похорон его отца — императора Александра III. Траур не был окончен, овдовевшая императрица Мария Фёдоровна ещё не успела прийти в себя от горя — но ей вместе со всей августейшей семьёй пришлось спешно готовиться к свадебному торжеству. Всё это наложило мрачный отпечаток на церемонию.

Картина "Венчание Николая II и великой княжны Александры Федоровны" кисти Ильи Репина, 1894 год.
Картина «Венчание Николая II и великой княжны Александры Федоровны» кисти Ильи Репина, 1894 год.

Чуть позже Николай признавался в письме брату — великому князю Георгию:

«День свадьбы был ужасным мучением для неё и меня. Мысль о том, что дорогого, беззаветно любимого нашего Папа́ не было между нами […], не покидала меня во время венчания; нужно было напрячь все свои силы, чтобы не разреветься тут в церкви при всех».

До сих пор историкам не совсем ясно, зачем понадобилась такая спешка со свадьбой — ведь по традиции траур по умершему императору длился год, и в это время не полагалось устраивать никакие празднества. Есть версия, что на скорейшем бракосочетании настояла невеста. Также встречается мнение, что женатый государь воспринимался как символ стабильности и надёжного будущего, поэтому венчание сразу же после вступления на престол призвано было укрепить власть Николая II.

Как бы то ни было, в церемониальных правилах нашли лазейку. 7 ноября 1894 года состоялись похороны Александра III, а 14 ноября у его овдовевшей супруги Марии Фёдоровны был день рождения, что позволяло на день ослабить траур. Этим и воспользовались молодые, назначив на эту дату своё бракосочетание.

На венчание невеста нарядилась в традиционное для Романовых платье из серебряного глазета — ткани с шёлковой основой и узором, выполненным серебряной нитью.

Остальные дамы оделись в белое: это был один из цветов, допустимых во время «неглубокого» траура.

Платье овдовевшей императрицы Марии Фёдоровны специально было сшито из матовых тканей — фая и крепа: отсутствие блеска подчёркивало скорбь по умершему супругу. При этом длина шлейфа платья составляла целых шесть метров — больше, чем у невесты. Некоторые исследователи видят в этом попытку Марии Фёдоровны утвердить свой главенствующий статус — или даже месть невестке за торжество, устроенное во время траура.

Слева — белое платье матери Николая II. Справа — серебряное платье невесты, будущей императрицы Александры Фёдоровны. Фотография с выставки "Придворный костюм середины XIX — начала ХХ века" в Государственном историческом музее.

Слева — белое платье матери Николая II. Справа — серебряное платье невесты, будущей императрицы Александры Фёдоровны. Фотография с выставки «Придворный костюм середины XIX — начала ХХ века» в Государственном историческом музее.

Слева — свадебное платье супруги Николая II. Справа — платье матери Николая II со шлейфом длиной около шести метров. Фотография с выставки "Придворный костюм середины XIX — начала ХХ века" в Государственном историческом музее.

Слева — свадебное платье супруги Николая II. Справа — платье матери Николая II со шлейфом длиной около шести метров. Фотография с выставки «Придворный костюм середины XIX — начала ХХ века» в Государственном историческом музее.

Спустя несколько дней после свадьбы Мария Фёдоровна писала сыну Георгию:

«Для меня это был настоящий кошмар и такое страдание! Эта помпезная церемония при такой массе народа! Быть обязанной вот так явиться на публике с разбитым, кровоточащим сердцем — это было больше, чем грех, и я до сих пор не понимаю, как я могла на это решиться!«

Сама невеста тоже осознавала, что венчание проходит в крайне неудачный момент, но ни о чём не жалела. В письме сестре императрица Александра Фёдоровна рассказывала:

«Ты можешь вообразить себе наши чувства. Один день в глубоком трауре, оплакиваем горячо любимого человека, а на следующий день в пышных одеждах встаём под венец. Невозможно представить себе больший контраст, и все эти обстоятельства сблизили нас ещё больше».

Никакого свадебного путешествия у молодых не было: траур по Александру III возобновился на следующий день после бракосочетания.

Уже после революции 1917 года великий князь Александр Михайлович — двоюродный дядя Николая II — вспоминал:

«Их медовый месяц протекал в атмосфере панихид и траурных визитов. Самая нарочитая драматизация не могла бы изобрести более подходящего пролога для исторической трагедии последнего русского царя».

Источник: https://zen.yandex.ru/media/virmagnus/mrachnaia-svadba-imperatora-nikolaia-ii-60aa12d2ba5f7856866bd148

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.