Когда турецкие ВВС сбили наш бомбардировщик «Су – 24» в районе сирийско —  турецкой границы, стало черной датой в календаре российско -турецких отношений. Даже начатый ранее этой даты процесс нормализации не может изменить данного факта. Короткая память в вопросах межгосударственных отношений может дорого нам обходится. Нам бы хотелось верить, что филигранная игра которую ведет наше правительство на мировой арене, была продуктивной, а не была ситуационной.

Утром 24 ноября 2015 года два бомбардировщика Су-24М вылетели с аэродрома Хмеймим для выполнения боевой задачи в районе населенных пунктов Кепир – Мортлу – Захия на севере страны, где были сосредоточены боевики. Одну из машин с бортовым номером «83» вел экипаж в составе подполковника Олега Пешкова и штурмана капитана Константина Мурахтина, военнослужащих Липецкого авиацентра.

Примерно в 10 часов 15 минут по московскому времени самолеты начали работать по целям на земле – скоплению боевиков. Экипажи последовательно выполнили бомбометание по двум назначенным целям и осуществили повторный заход для поражения еще двух оставшихся.

После того, как экипаж подполковника Пешкова выполнил бомбометание по цели, расположенной на удалении 5,5 километра к югу от госграницы Турции, Су-24М был сбит ракетой «воздух-воздух» самолетом F-16 турецких Военно-воздушных сил, взлетевшим с аэродрома 8-й авиабазы «Диярбакыр», расположенного на территории Турции.

Кадры Х/Ф «Небо»

Руководитель полетов российских самолетов в 10 часов 25 минут зафиксировал пропадание радиолокационной отметки от бомбардировщика на индикаторе кругового обзора. На его дальнейшие запросы и запросы экипажа самолета ведущего подполковник Олег Пешков не отвечал.

Оба летчика успели катапультироваться из сбитого бомбардировщика, который упал на сирийской территории, контролируемой радикальными террористическими группировками выходцев из Северного Кавказа и бывших республик СССР, в четырех километрах от границы с Турцией. Командир экипажа Олег Пешков погиб в результате обстрела боевиков с земли во время приземления.

Штурман Константин Мурахтин приземлился на обратном склоне горы, прикрывшей его от огня. Отстегнув парашют и забрав носимый аварийный запас (НАЗ), офицер, не теряя времени, добежал до леса и замаскировался. Он находился на линии фронта, где шли бои между сирийской армией и террористами.

Поисково-спасательная операция с целью эвакуации российских летчиков с места приземления началась через 15 минут после того, как стало известно, что самолет сбит. Ее проводили российские и сирийские спецподразделения с привлечением вертолетов. В ходе операции один из Ми-8 получил повреждения в результате огня из стрелкового оружия и совершил вынужденную посадку на нейтральной территории. В вертолете находилась спасательная группа из 12 человек – подразделение российской морской пехоты. В результате обстрела погиб один из морских пехотинцев, Александр Позынич.

Сирийские военные вовремя среагировали и под огневым прикрытием вывели поисково-спасательную группу и экипаж вертолета из-под удара. Вертолет был уничтожен минометным огнем с территории, подконтрольной бандформированиям.

Спасательную операцию с согласия российского командования начал также иранский генерал Касем Сулеймани, собравший в кратчайшие сроки отряд из 18 сирийских спецназовцев и восьми бойцов «Хезболлы» (ливанское движение, которое воюет в Сирии на стороне Башара Асада и контролируется Ираном). Уже в сумерках группа незамеченной проникла на территорию противника и углубилась почти на пять километров. Операция продолжалась 12 часов и завершилась успешно – штурмана Мурахтина обнаружили в лесу и доставили на авиабазу Хмеймим около четырех часов утра 25 ноября. Все подробности спасения российского пилота не раскрываются.

Как только летчик оказался в безопасности, по району, где его искали боевики и еще несколько других оснащенных современным специальным оборудованием для пеленга и хорошо экипированных групп, были нанесены более чем массированные, сокрушительные удары российскими бомбардировщиками и реактивной артиллерией сирийских правительственных войск. Действовавшие в этом районе террористы и другие таинственные группы были уничтожены.

Тело погибшего командира Су-24 Олега Пешкова, оказавшееся у боевиков, 29 ноября было передано из Сирии турецким властям, а на следующий день отправлено в Россию. 2 декабря погибшего летчика похоронили в Липецке.

Морского пехотинца Александра Позынича предали земле на родине в Новочеркасске Ростовской области.

Указом президента РФ Олегу Пешкову посмертно было присвоено звание Героя России. Константин Мурахтин и Александр Позынич (посмертно) удостоены орденов Мужества.

Летчики Олег Пешков (посмертно) и Константин Мурахтин также были награждены орденами и медалями Сирийской Арабской Республики.

Память Олега Пешкова увековечена: его имя носит один из новейших истребителей-бомбардировщиков Су-34 липецкого авиацентра; имя Пешкова появилось на стеле памятника погибшим летчикам на площади Авиаторов в Липецке, а также было присвоено липецкой средней школе № 30. Там же установлен бюст героя. Еще один бюст находится в военной части Белогорского района Амурской области, где Пешков прослужил семь лет.

Мемориальные доски в честь героя установлены в селе Косиха Алтайского края – на родине Пешкова, в Барнауле – на здании краеведческого музея, у села Возжаевка Амурской области, где он когда-то проходил службу, на здании Екатеринбургского (Свердловского) суворовского военного училища, оконченного им в 1987 году. Летчика навечно зачислили в состав пятой роты суворовцев. Администрация Алтайского края учредила три именные стипендии в память Пешкова для учащихся школы-интерната с первоначальной летной подготовкой.

Сразу после инцидента со сбитым российским военным самолетом президент Турции заявил, что Су-24 вторгся в турецкое воздушное пространство, и в течение пяти минут ему было сделано десять предупреждений, а также что ВВС Турции действовали в рамках правил реагирования на угрозы. Генштаб РФ заявил, что российский самолет границу не пересекал, это подтверждают данные сирийской противовоздушной обороны (ПВО). Кроме того, спасенный штурман Константин Мурахтин также сообщил журналистам, что границу машина не пересекала, предупреждения от турецких истребителей экипаж Су-24 не получал.

Российский военный атташе в Турции посетил генеральный штаб турецких вооруженных сил, чтобы получить записи якобы имевших место 24 ноября аудиопереговоров экипажа турецкого истребителя F-16 с пилотами российского бомбардировщика Су-24. Однако ему было сообщено о невозможности передачи каких-либо материалов, касающихся атаки 24 ноября турецким истребителем F-16 российского самолета. Более того, представители турецкого генерального штаба сообщили, что какие-либо подобные материалы в СМИ они не распространяли.

В соответствии с материалами объективного контроля сирийских средств ПВО, именно турецкий самолет вторгся в воздушное пространство Сирии на два километра в глубину и находился на ее территории в течение 40 секунд. По данным главнокомандования Воздушно-космических сил (ВКС) РФ два турецких F-16 устроили в небе засаду для российских бомбардировщиков, так как им бы не хватило времени на подлет с близлежащего аэродрома. Это подтверждают результаты объективного контроля радиолокационных станций Сирии – самолеты F-16 перед атакой дежурили в воздухе более часа, а Су-24М находился в зоне обнаружения радиолокационной станции Военно-воздушных сил Турции в течение 34 минут. При этом, согласно договоренностям с США, американским военным была заблаговременно передана информация с указанием районов применения пары бомбардировщиков Су-24. Кроме того, способ выхода турецкого самолета в зону разрешенных пусков, не по кривой погони, свидетельствует о наведении истребителя с наземного пункта управления.

По данным главнокомандования ВКС РФ, свидетельством о заблаговременной подготовке к уничтожению российского самолета является также оперативное появление в месте приземления пилота банд боевиков и публикация в интернете через полтора часа видеоролика с данным происшествием. При этом оператор, снявший его, знал время и место, с которого было бы возможно сделать эксклюзивные кадры. Оно находилось на территории, контролируемой боевиками.

После трагедии от турецкой стороны не последовало ни извинений, ни предложений помощи в поиске и эвакуации экипажа. Президент РФ Владимир Путин назвал удар по российскому самолету «ударом в спину» со стороны пособников террористов и подписал указ о мерах по обеспечению нацбезопасности и специальных экономических мерах в отношении Турции. По распоряжению президента РФ российская военная база в Сирии была оснащена комплексом ПВО С-400. Кроме того, все действия ударной авиации РФ в Сирии теперь осуществляются только под прикрытием самолетов-истребителей.

В конце 2017 года было объявлено о победе над террористической группировкой «Исламское государство»* в Сирии и Ираке. Сейчас в отдельных районах стран продолжаются зачистки от боевиков.

Отношения и России и Турции после кризиса, возникшего в связи с историей со сбитым российским Су-24М, начали налаживаться только в конце июня 2016 года, когда президент Турции Тайип Эрдоган направил российскому руководству письмо, в котором извинился за сбитый самолет Су-24, выразил слова сочувствия и соболезнования в связи с гибелью его пилота. Этим жестом Анкара выполнила условия, поставленные Россией: принесла извинения и начала следственные действия по отношению к предполагаемому убийце российского пилота – лидеру боевиков из турецкого националистического движения «Серые волки» Алпарслану Челику, который заявлял о своей причастности к убийству летчика сразу после инцидента. Однако после ареста Челик дал показания о том, что не убивал российского пилота и приказывал подчиненным ему боевикам не стрелять по Пешкову во время катапультирования. Он получил пять лет тюремного заключения, но не за расстрел летчика, а за незаконное хранение оружия. При этом суд даже не рассматривал дело о причастности Челика к гибели Пешкова.

В России было возбуждено уголовное дело об убийстве на территории Сирии членами незаконных вооруженных формирований пилота российского бомбардировщика Су-24М Олега Пешкова и морского пехотинца Александра Позынича, а также покушении на жизнь штурмана Су-24М Константина Мурахтина. Его расследует Следственный комитет РФ. Основной объем следственных действий проводился на территории Сирии. На основании полученных доказательств осуществляется уголовное преследование 10 фигурантов – граждан Сирии, причастных к убийству Олега Пешкова. Всем им заочно предъявлены обвинения, они объявлены в международный розыск.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

*Террористическая организация, запрещенная в России

Источник: https://ria.ru/20201124/katastrofa-1585925621.html?in=t

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *