А ещё как-то Екатерина сказала:

«Государство сие России не дружественно, на карте его быть не должно»

Екатерины II

Императрица Екатерина Великая была убеждена в том, что гетманство является вредным пережитком, а потому подлежит полному искоренению. Вот потому с самого начала ее правления решено было окончательно и бесповоротно — упразднить гетманское управление. Вступая в 1762 году на царство, она в инструкции своей Сенату поставила своей задачей введение однообразного устройства и законодательства во всех областях, сохранивших еще свои законы и свой строй.

В письме Екатерины II князю Вяземскому по случаю его вступления в должность генерал-губернатора сената говорилось: “Малая Россия, Лифляндия и Финляндия являются провинциями, коими управляют на основе дарованных им привилегий, нарушать же их, вдруг отказавшись от них, было бы очень непристойно, однако и называть их чужеземными, и обращаться с ними на таком же основании, было бы более чем ошибкой, можно сказать уверенно – бессмыслицей. Эти провинции, а также Смоленскую, следует самым легким способом привести к тому, чтобы они обрусели и перестали бы смотреть, будто волки на лес. Добиться этого будет очень легко, если разумные люди будут избраны начальниками этих провинций. Когда же в Малороссии не будет гетмана, то нужно стараться, чтобы навек и имя гетманов исчезло”.

Гетманская Малороссия очень напоминала нынешнюю “незалежную” Украину. Везде процветало взяточничество и кумовство. Очередной обладатель булавы растыкивал по хлебным местам своих близких и родичей жен. Образование пребывало в упадке. Армия разложилась. Казачьи полки не представляли никакой реальной боевой силы. Как сейчас “киевские” используют нацгвардию для выполнения полицейских функций, так тогда гетманы нанимали два-три сердюцких полка из полууголовного сброда. Это была тогдашняя “прохвесийна” армия. Но ни с кем воевать она не могла – только с собственными обывателями.

Некоторые отмазывались от военной повинности, становясь “бобровниками” и “пташниками”. На этой службе, вместо того, чтобы подвергать себя походным тяготам, можно было ловить бобров и стрелять дичь для гетманских нужд. На момент ликвидации гетманства таких ценных для общества людей насчитывалось несколько тысяч дворов. Они не платили податей даже в украинскую казну и вели вольготную жизнь браконьеров в законе – благо зверья еще хватало.

Возможно, последнему гетману Разумовскому некоторое время и удалось бы сохранить свой пост. Он одним из ближайших и вернейших приверженцев новой императрицы, и она многим была ему обязана. Ведь именно Измайловский полк, командиром которого по совместительству был Разумовский, сыграл ключевую роль в низвержении с престола Петра III и воцарения Екатерины. И ее политические планы должны были до известной степени считаться с этими личными отношениями.

Но случилось событие, ввиду которого Екатерина сочла возможным поднять руку и на своего верного друга. В ноябре 1763 года Екатерине донесли из Киева, что среди украинской старшины собираются подписи на петиции императрице “об оставлении гетманства в роде Разумовского” — т.е. о переходе гетманства по наследству, как это было во времена Хмельницкого, передавшего гетманскую булаву своему сыну. Екатерину II, непримиримую противницу автономных единиц, чрезвычайно обеспокоила эта “инициатива”.

Причиной, ускорившей ликвидацию поста гетмана, могли также быть полученные царицей сведения о встрече двух посланцев Разумовского в Ряшеве с маршалом Франции Левенцолем в мае 1764 года. В это время двор Людовика XV под влиянием члена секретного королевского совета генерала Орлика склонялся к идее целесообразности отделения Гетманата от России. Екатерину испугала и попытка переворота в Санкт-Петербурге в августе 1764 года. Тогда племянник мазепинца Мировича подпоручик Мирович пытался освободить из тюрьмы наследника престола Ивана VI. Царица не без основания подозревала гетмана в тайных симпатиях к идее Мировича. В итоге Екатерина заявила Разумовскому, что не находит для него возможным оставаться на гетманстве, и что ему следовало бы добровольно отказаться от этого поста.

Однако Разумовскому этого вовсе не хотелось. Тогда Екатерина дала гетману понять, что дальнейшее упорство, кроме потери булавы, может навлечь на него большие неприятности. После непростых “переговоров” гетман согласился отречься от булавы. Он подал прошение, в котором просил освободить его “от столь тяжелой и опасной должности” и взамен оказать милость к его “многочисленной фамилии”. Эта просьба, конечно же, немедленно была исполнена.

Узнав о ликвидации должности гетмана, в Малороссии очень обрадовались. После отставки Разумовского наместником Левобережья императрица назначила графа Петра Александровича Румянцева-Задунайского “яко генерал-губернатором и президентом Малороссийской коллегии”. Одновременно он был и главнокомандующим всех войск на ее территории.

Генерал-фельдмаршал Румянцев вел работу, направленную на выполнение указаний Екатерины о защите украинских крестьян от чрезмерной эксплуатации старшиной и знатью. В 1781 году в связи с административной реорганизацией всей империи на Левобережье были основаны три наместничества — Киевское, Черниговское и Новгород-Сиверское. По территории и организации они были идентичны остальным 30 губерниям империи. Одновременно украинские административные, судебные и финансовые органы заменялись соответствующими структурами империи. Эти наместничества входили в состав Малороссийского генерал-губернаторства.

Кроме того, Екатерина II предложила малороссийской старшине и казакам посылать детей в Санкт-Петербург для обучения “на казенный кошт” в столичных вузах. В первую очередь в кадетских корпусах, готовивших офицеров для русской армии. Этим приглашением также воспользовались очень многие казаки. Уже во время наполеоновских войн офицерский корпус русской императорской армии на четверть состоял из малороссов, а офицерский корпус военно-морского флота – вообще на треть.

Жители Малороссии считали Российскую империю своим родным государством. В сельских хатах висели литографии с портретами императорской семьи. Малороссы с успехом воспользовались временем мира, подаренным династией Романовых. При Богдане Хмельницком население Малороссии насчитывало всего 700 тысяч человек, а по переписи 1897 года число малороссов в пределах империи достигало уже 22,5 млн – причем, от низов общества до царского двора. Эта цифра демонстрирует подлинную, а не выдуманную картину так называемого “гнета москалей”.

Указы Екатерины II о ликвидации гетманства и “введении крепостного права” в Малороссии были большим облегчением для простого народа. Это означало введение общероссийских административных и судебных порядков, не допускавших былого произвола. Но казачья верхушка долго скорбела об утраченных безконтрольных привилегиях – из чего и родилась “антимоскальская” пропаганда, поддержанная поляками-католиками и Западом. Да и ранее редкий гетман не изменял Царю и каждый был вынужден оправдывать свою измену перед народом и казаками клеветой на Москву. 

Источник: https://vitalidrobishev.livejournal.com/6640421.html

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *