Главное фото: life.ru

Киренский хотел заручится поддержкой генералов , но поддержал его только Краснов. Все плавно перетекло в противостояние уже Советского правительства, Совнаркома с теми силами, которые отказывались поддерживать Временное правительства. Эта борьба носила как военный характер – поход Краснова, так и политический – претензии Комитета спасения революции и затем ВИКЖЕЛя. Все это было началом того, что принято именовать Гражданской войной. Боевые действия в конце 1917 г. – начале 1918 г. носили локальный характер, являясь прямым продолжением борьбы за власть. Пока они не являлись классовыми, социальными столкновениями.  Легитимность советского правительства была под вопросом — II Всероссийский съезд советов выражал волю рабочих и солдат, но этого нельзя сказать о других категориях населения, прежде всего, крестьян, не говоря уже об интеллигенции, буржуазии или офицерстве. По этой причине устранение Временного правительства привело к новому противостоянию тех сил, которые уже сталкивались летом 1917 г. Только в новых условиях неустойчивый буржуазно-либеральный центр, в котором пытались уживаться и умеренные социалисты и либералы, был окончательно устранен. Устранили его крайне левые, что не могло не вызвать противодействия со стороны других политических сил.

Поход генерала Краснова и Керенского на Петроград

В первые дни своего существования советское правительство столкнулось с претензиями на возвращение власти со стороны Керенского. Причем, первые же столкновения продемонстрировали, насколько разнятся антибольшевистские силы. Керенского в военном отношении поддержал 3-й конный корпус, который должен был быть ударной силой генерала Корнилова. В политическом плане поддержку оказал Викжель, который в сентябре организовывал против того же Керенского антиправительственную забастовку железнодорожников.
Незадолго перед Октябрьским переворотом утром 25 октября Керенский уехал в Псков, в штаб Северного фронта искать помощь против большевиков. Призывы идти на Петроград не встретили в армии воодушевления. Командующие фронтам не желали втягиваться в политику. Большинство армейских комитетов заняли позицию «ни одного солдата Керенскому, ни одного большевикам». До приезда Керенского в Псков местный Совет принял резолюцию, запрещавшую отправку частей в Петроград. Поэтому на II съезде Крыленко, говорил, что ВРК, созданный в Пскове, установил контроль над местными средствами связи, транспорта и действиями командующего Северным фронтом Черемисовым. Черемисов, понимая безуспешность сопротивления, был вынужден признать власть этого ВРК. Керенскому предлагалось ехать в Ставку, где можно попытаться сформировать новое правительство и начать войну против мятежного Петрограда. В итоге массовой поддержки Керенскому найти не удалось. Однако, нашлись и те, кто согласился прийти ему на помощь. Комиссар Северного фронта меньшевик Владимир Савельевич Войтинский, связался с ВЦИК и выяснил, что меньшевистско-эсеровское руководство также санкционируют отправку войск на Петроград, как в июле, когда подавляли первое выступление большевиков. В итоге Временное правительство в лице Керенского поддержал генерал Петр Николаевич Краснов, командовавший 3-м конным корпусом после застрелившегося Крымова.

В. А. Черемисов

В. А. Черемисов

3-й конный корпус после Корниловского мятежа, хотя ему Керенский выразил политическое доверие, был рассредоточен по всему Северному фронту от Витебска до Вендена. Утром 25 октября Краснов, находившийся в Острове, получил приказ двигаться к Петрограду. Вечером последовал приказ, отменяющий это. Краснов, помня о судьбе своего предшественника Крымова, отправился в Псков, чтобы самому разобраться. Генерал Черемисов заявил Краснову, что не намерен связывать свою судьбу с Временным правительством. Черемисова затем обвиняли в потворстве большевикам, между тем, когда Краснов начал движение к Петрограду, Черемисов приказал снять посты революционного комитета и продолжать движение.
Краснов узнал, что в Пскове также находится Керенский. Была проведена встреча Краснова с Войтинским, Керенским и генералом-квартирмейстером Северного фронта В. Барановским. В результате было решено двигаться на Петроград. Краснов отдал приказ по корпусу:

«В Петрограде кучка безответственных людей, подкупленная императором Вильгельмом, и толпа солдат Петроградского гарнизона, состоящая из трусов, упорно не желающих идти на позицию, решила насильственным путем свергнуть Временное правительство, Совет республики и Центральный исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов… Казаки и солдаты! Нас мало, но за нами честная солдатская присяга. Мы боремся за право, за свободу, за революцию и за Русский народ. С нами Бог! Наши противники – продавшиеся немцам люди, забывшие присягу. За их спиной измена, предательство и трусость. Никто из нас не сомневается, что правда и свобода восторжествует на Руси при вашей бескорыстной и честной помощи».

Утром 26 октября 3-й конный корпус, точнее то, что удалось собрать, начал движение из Острова на Петроград. Под командованием Краснова было 700 казаков 9-го и 10-го Донских полков. Расчет был на отсутствие у революционных сил регулярной армии и на быстрый подход подкрепления. Для Красной гвардии проблемой было отсутствие опыта, артиллерии, недостаток единого командования. В Петрограде в это время антибольшевистские силы объединились вокруг «Комитета спасения родины и революции», созданный в ночь с 24 на 25 октября, во главе этого Комитета стоял городской голова, эсер Григорий Ильич Шрейдер. Одновременно с началом движения казаков Краснова, утром 27 октября появилось его воззвание. Комитет провозгласил себя преемником свергнутого Временного правительства, «центром власти», «конвентом», в который могли бы войти все недовольные переходом власти к Советам и большевистским переворотом.

П. Н. Краснов

П. Н. Краснов

В воззвании Комитета спасения «к гражданам Российской республики» говорилось, что «сохраняя преемственность единой государственной власти, Всероссийский Комитет спасения родины и революции, образовавшийся в ночь на 26 октября, возьмет на себя инициативу воссоздания Временного правительства, которое, опираясь на силу демократии, доведет страну до Учредительного собрания и спасет ее от анархии и контрреволюции». Показательно, что никто не собирался восстанавливать прежнее Временное правительство. В воззваниях Комитета речь шла о создании нового демократического правительства и борьбе с узурпаторами-большевиками. В состав этого комитета вошел президиум Предпарламента, ВЦИК 1-ого созыва, фракции меньшевиков, эсеров и энесов, покинувших II Всероссийский съезд Советов. Кадеты формально не входили в Комитет, но были представлены депутатами Городской Думы. Председателем Комитета стал по одним данным правый эсер А. Р. Гоц, по другим – Н. Д. Авксентьев, председатель Предпарламента. Военный штаб при Комитете спасения начал готовить восстание. Военный штаб возглавил Г. П. Полковников, помощником Полковникова был назначен эсер подполковник Аркадий Антонович Краковецкий. Штаб Полковникова располагался с 28 октября в Николаевском военном училище в инженерном замке.  Силы, на которые мог опереться Комитет, были малочисленными.

Г. П. Полковников

Г. П. Полковников

Гарнизон был либо за большевиков, либо придерживался нейтралитета. Нейтралитет также поддерживали казаки. В распоряжении Полковникова было несколько сотен юнкеров, «увечные воины». Опереться на казаков не удалось, хотя к ним направлялись эмиссары «Комитета спасения». Именно поэтому призывы ликвидировать штаб большевиков в Смольном в дни восстания так и остались неуслышанными. Офицеры и казаки за предательство Корнилова не желали воевать за повергнутое Временное правительство. Для многих разницы между Керенским и Лениным в реальности не существовало. Поэтому надежды возлагались на Краснова.
Утром 27 октября незадолго после закрытия II Съезда Краснову удалось захватить Гатчину, в ночь на 28 октября было взято Царское Село, откуда планировалось наступление на Петроград. Гарнизоны городов объявляли нейтралитет. Силы Краснова были незначительны, в конечном счете, не более 1,5 тыс., но в его распоряжении был бронепоезд, броневик, мощная военная радиостанция, которая передавала радиообращения по фронту. Краснов надеялся на юнкеров в Петрограде, на казачьи войска в столице, также на подход подкрепления. Однако, подкрепления Краснов не дождался – части, которые пытались прорваться к нему задерживались и разоружались местными Советами и ревкомами. В самом Петрограде план восстания провалился. Выступление планировалось на 30 октября – именно тогда ждали подхода войск Краснова, но планы пришлось экстренно менять. ВРК стало известно о восстании – при случайном аресте одного из членов Комитета были обнаружены документы о планирующемся восстании, ему удалось бежать, и он предупредил штаб. В итоге «Комитет спасения» принял решение поднять восстание еще до подхода войск Краснова.

Юнкера в Петрограде. Фото. 1917

Юнкера в Петрограде. Фото. 1917

Утром 29 октября юнкерские отряды захватили гостиницу «Астория», телефонную станцию, банк. По городу была отправлена телеграмма, в которой говорилось, что Комитет спасения начал освобождение Петропавловской крепости и Смольного – «последних убежищ большевиков». Комитет требовал, чтобы все воинские части к нему присоединились. Однако, сил у юнкеров оказалось недостаточно и 29 октября, в день начала выступления, очаги восстания были быстро подавлены. Юнкерские училища были блокированы, а затем взяты революционными войсками и Красной гвардией. Павловское училище сдалось практически без боя, сложило оружие Николаевское военное училище под угрозой применения артиллерии, Владимирское училище после отказа сдаться было обстреляно, и юнкера сдались, было взято Николаевское кавалерийское училище. Днем были освобождены объекты, захваченные юнкерами. К вечеру юнкера были выбиты из телефонной станции, под пулеметным огнем пришлось сдаться отряду во дворце Кшесинской. Число убитых достигло 200 человек, что было во много раз больше, чем во время переворота.

Поход генерала Краснова и Керенского на Петроград

Большевики приняли меры к обороне. Крейсер «Аврора» отправил катера для защиты Смольного. Одновременно готовилось решающее сражение с Красновым на Пулковских высотах. Между тем, основная борьба теперь переместилась в политическую сферу. Комитет спасения официально открестился от «авантюры Полковникова» и стал поддерживать Викжель, который также выступил против большевистского правительства. Пригрозив 29 октября провести всероссийскую забастовку железнодорожников, Викжель потребовал заключить перемирие между СНК и Красновым и начать переговоры о создании однородного социалистического правительства.
Викжель назначил на 29 октября Совещание социалистических партий, на которое были вынуждены дать согласие и большевики. Позиция большевиков. Большевики заявили, что никого не выгоняли со II Съезда и готовы вернуть ушедших и признать коалицию в пределах Советов. Но большевиками были выдвинуты условия: признание декрета о земле, признание ответственности правительства перед ВЦИК II созыва. Переговорщики большевиков. Эту позицию донесли до противников Л. Б. Каменев и Г. Я. Сокольников. Переговоры вели от ЦК Каменев, от ВЦИК – Давид Борисович Рязанов (Гольденбах). Выступавшие от имени правых эсеров и меньшевиков М. Гендельман и Ф. Дан потребовали распустить ВРК, считать II Съезд несостоявшимся и сформировать правительство, которое было бы ответственно не перед ВЦИКом, а перед «Временным народным советом», в который должны были бы войти представители не только Советов, но и других общественных и государственных организаций: Думы, профсоюзы. Речь шла о воссоздании некоего подобия Предпарламента. Эсеры и меньшевики были готовы принять в правительство большевиков, из 18 портфелей умеренные были готовы предоставить большевикам 5, причем только по своему усмотрению. Таким образом, они выдвигали свои условия, как заведомые победители. Переговоры затягивались, не приводя ни к каким результатам. В ряде исследований, где большевики и Ленин представляются в заведомо негативном свете, утверждается, что Ленин рассматривал все эти переговоры как дипломатическое прикрытие боевых действий против Керенского и Краснова, а лидеры Викжеля только и думали, как бы остановить кровопролитие. Но с такой же уверенностью можно говорить и об обратном – вся инициатива Викжеля была прикрытием наступления антибольшевистских сил. Обе стороны рассматривали эти переговоры как временный компромисс, который зависел от хода боевых действий под Петроградом.
Против казаков Краснова были мобилизованы Красная гвардия, удалось выставить 8 тыс. красногвардейцев. Но важно было против регулярных полков Краснова мобилизовать также регулярную армию. Ленин связался с руководителями Центробалта, Областного комитета армии и потребовал прислать к Петрограду максимум верных солдат и матросов. Агитаторы были отправлены в казармы Измайловского и ряда других полков. Присоединились матросы Балтийского флота. На подступах к столице рылись окопы, ставились заграждения.

Поход генерала Краснова и Керенского на Петроград

В ночь на 29 октября был создан оборонительный рубеж «Залив – Нева». Против сил Краснова был организован Военный штаб по разгрому контрреволюционного мятежа. В этот штаб вошли:
1. Михаил Артемьевич Муравьев, назначенный командующим всеми воинскими частями под Петроградом левый эсер
2. В. А. Антонов-Овсеенко, назначенный его помощником
3. П. Б. Вальден, полковник, начальник штаба
4. К. С. Еремеев, комиссар
Также в войска были направлены партийные функционеры: Г. К. Орджоникидзе, Д. З. Мануильский, члены Военки Мехоношин, Подвойский.  Против 1,5 тыс. казаков Краснова выступили 10 – 12 тыс. защитников СНК. Теперь эти войска в отличие от первых дней наступления Краснова находились под единым командованием боевого штаба.Отрядами красногвардейцев и матросов командовали Антонов-Овсеенко, П. Е. Дыбенко – председатель Центрального комитета Балтийского флота – Центробалта, М. С. Богданов, Г. И. Чудновский, Р. Ф. Сиверс. 30 октября на Пулковских высотах произошли решающие сражения. Утром казаки перешли в наступление, но их атаки были отбиты и к концу дня красногвардейцы и моряки перешли в контрнаступление. Краснов, видя, что к красным подходит подкрепление, приказал отступать. Казаки оставили Царское Село и отступили в Гатчину. Бои на Пулковских высотах были названы «Вальми русской революции». 20 сентября 1792 г. при Вальми французы одержали победу над австро-прусской армией, отстояв революционное правительство. На Пулковских высотах удалось отстоять правительство Советов. Далее ВРК привел в боевую готовность воинские части Петроградской губернии, чтобы окончательно добить Краснова в Гатчине. Но применять силу не пришлось. Среди казаков начались метания. Дыбенко начал переговоры со стихийно возникшим комитетом казаков. Казаки согласились выдать Керенского и Краснова.

С. Орджоникидзе в окопах под Пулковым.

С. Орджоникидзе в окопах под Пулковым.

1 ноября в Гатчину вступили Финляндский полк и отряды матросов. Керенский бежал из Гатчины и это стало концом его политической карьеры. Генерал Краснов был арестован, отправлен в Петроград, где находился в Смольном. Но уже через некоторое время был отпущен. Большевики в своих воспоминаниях утверждали, что Краснов был отпущен под честное слово. После освобождения Краснов отправился на юг, на Дон, где создавался очаг антибольшевистского сопротивления. П. Н. Краснов в своих воспоминаниях указывает, что его освободил тот же казачий комитет, который согласился его выдать. Также Краснов пишет, что Троцкий собирался предложить ему некую командную должность, но не лично, а через начальника штаба полковника Сергея Григорьевича Попова, на что получил ответ «пойдите предлагать сами – генерал вам в морду даст». Таким образом, угроза со стороны Керенского и Краснова была ликвидирована. Некогда грозный 3-й Конный корпус, которым командовали Ф. А. Келлер, Крымов, прекратил существование.

Автор: Роман Наливайко

Источник: https://zen.yandex.ru/media/tolstyk/pohod-generala-krasnova-i-kerenskogo-na-petrograd-5fa8179d1aeb58326c697d91

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *