Автор: Евгений Норин

Эльфего Бака вообще не собирался становиться легендой Дикого Запада. И убивать никого не собирался. Он работал мелким служащим на территории Нью-Мексико («территория» — это особый статус, полноценным штатом он стал позднее). Правда, юноша девятнадцати лет отличался стремлением к справедливости и готовностью за неё деятельно стоять. Бака служил помощником шерифа в округе Сокорро, для чего сам купил несколько ружей. Всё шло довольно ординарно, но в октябре 1884 года он арестовал пьяного ковбоя Чарли Маккарти. Тот палил куда бог пошлёт и вообще вёл себя неадекватно. Бака отобрал у него револьвер. Однако к ковбою на помощь пришли такие же отмороженные товарищи, началась потасовка, и Бака прострелил колено одному буяну, а другой погиб по собственной глупости, попав под свою же лошадь. Маккарти в итоге был отконвоирован в суд и получил пять баксов штрафа.
После этого вся окрестная отморозь решила убить крутого мексиканца.

Драма разыгралась в городке с зубодробительным названием Мидл-Сан-Франциско-Плаза (малюсенький город, ныне де-факто не существует). Толпа буйных ковбоев решила разделаться с Бакой. Сколько точно народу отправилось по его душу, вопрос спорный: жители полагали, что около сорока, сам Бака говорил о восьмидесяти. В любом случае немалая толпа.
Однако Бака не стал ждать своей судьбы. Он засел в небольшой глинобитной хибаре. Первым шёл особо злобный ковбой по имени Уильям Хирни. Он потребовал от Баки выходить, а когда тот не стал вылезать, принялся биться в двери.
Некоторое время он пытался выбить ногами хилую деревянную дверь, не переставая вопить. В конце концов Бака решил, что думать тут не о чем, и пару раз выстрелил в оратора сквозь дверь. Попал в живот. Хирни утащили в салун, где он и помер, а толпа ковбоев принялась стрелять.
Ковбоев было много, патронов у них тоже, так что саманная хатка ходила ходуном. В стены попали четыре тысячи раз. Однако каждый раз, когда стрельба приутихала, изнутри снова неслись пули. Ковбои были несколько озадачены и продолжали решетить постройку — только в дверь попали якобы аж четыреста раз. Сам Бака стрелял неплохо и, как сообщается, нескольких уложил из револьвера.

В конце концов побоище остановили Францискито Наранхо, старый знакомый Баки, и помощник шерифа Фрэнк Роуз. Законники убедили его сдаться, гарантируя честный суд и безопасность до приговора.
Тут и выяснился секрет живучести парня. Дело в том, что у домика… пол находился на метр ниже уровня двери! Бака сидел как бы в окопе.
Тем не менее домик был изрешечен: ковбои попали абсолютно во всё, во что можно было попасть.
На суде Баку довольно быстро оправдали. Не самым веским, но самым ярким доказательством самообороны была дверь от глинобитной хижины, которую приволокли прямо в суд. Живого места на ней не было.

После этого Бака приобрёл репутацию истинно крутого парня. Он стал адвокатом, работал шерифом. Репутация шагала впереди него. Как-то раз Бака просто послал разыскиваемым лицам письма, содержащие призыв прийти и сдаться самостоятельно — иначе, дескать, он будет считать, что ему пытаются сопротивляться, и всех перестреляет. После этого преступники просто сдались. При этом за Бакой закрепилась репутация человека, которого лучше не злить, но зря он стрелять не будет. Характер у него был колючий, он любил закладывать за воротник и был, по отзывам, довольно сложным типом. Но вот храбрости и тяги к справедливости ему было не занимать. https://t.me/egoryakovleff/681

… ..

И немного их того же континента

Охотники на индейцев, 1880–е годы

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *