Текст: Евгения Норина


Во Вторую мировую войну немецкий надводный флот был заведомо слабее союзных. Однако больно укусить мог кригсмарине — подводники Деница. Также союзники сильно опасались надводных рейдеров. Линкор «Бисмарк» удалось утопить в 1941 году, однако тот успел нанести серьезные потери, да и операция по его поимке оказалась сложной и потребовала много сил. После гибели «Бисмарка» самой серьезной угрозой стал линкор «Тирпиц».
Это был мощный корабль, он мог создать много трудностей, однако обладал «неустранимым недостатком»: огромными размерами. Сухой док для такого монстра имелся далеко не в каждом порту.
Поэтому в конце 1941 года, когда в войну вступили США и предстояла битва в Атлантическом океане, для англичан стал очень актуальным вопрос о том, как бы создать проблемы «Тирпицу», если он прорвется в Атлантику. Очевидное решение — атаковать док в порту Сен-Назер в устье Луары. Французский порт был единственным, где могли как следует обслужить «Тирпиц». Огромный сухой док там построили до войны для обслуживания пассажирских суперлайнеров. Осталось придумать, как, собственно, его разгромить.
Безумный план
По разным причинам отвергли идеи воздушного удара, диверсии силами местного сопротивления и атаки надводными кораблями. Док был очень хорошо укреплен во всех отношениях: защита от торпед, ПВО, береговые батареи, минные поля. Сооружение было «притоплено» в эстуарий Луары, что еще сильнее затрудняло задачу подобраться к нему.
Однако сэр Луис Маунтбеттен, отвечавший за специальные операции, не унывал. После долгих умственных упражнений англичане пришли к идее, одновременно красивой и сумасшедшей.
Они решили использовать «троянского коня» ХХ века. Задумка состояла в том, что док взломают при помощи эсминца, который по максимуму нагрузят взрывчаткой. Именно эсминец требовался потому, что нужен был корабль достаточно крупный, чтобы вместить гору взрывчатки, быстрый, чтобы успеть добраться до ворот дока, и все-таки защищенный, чтобы его не потопили на подходе. Корабль протаранит ворота, после чего экипаж приведет в действие часовой механизм на своем «брандере» и постарается скрыться на судах поддержки. На земле в это время будут действовать десантники, подрывающие важные объекты.
Адмиралтейству план сразу не понравился. Однако вскоре оно решило отдать корабль, какой не жалко. Им оказался эсминец «Кэмпбелтаун» 1919 года постройки. В начале марта 1942 года план был утвержден в качестве операции «Колесница».
«Кэмпбелтаун», что называется, доработали напильником. Все, что можно было оставить на берегу, оставили на берегу. Все внутренние отсеки объединили, почти все орудия демонтировали, сняли торпедные аппараты и глубинные бомбы. Вместо штатного вооружения поставили несколько легких пушек, чтобы по минимуму отбиваться от батарей немцев на подходе. Зато добавили брони на мостик и вдоль бортов – там должны были ехать диверсанты.
Наконец, главное: в носу разместили 4,5 тонны взрывчатки. Ее забетонировали, чтобы немецкие саперы не успели устранить угрозу. Заодно срезали одну трубу и творчески доработали остальные, чтобы силуэт смахивал на немецкий миноносец. И немецкий флаг припасли.
Кроме самого «Кэмпбелтауна» в рейде участвовала флотилия катеров, на них должен был уйти экипаж и спецназ, а также два эсминца, чтобы прикрыть операцию огнем и подобрать тех, кто сумеет вернуться…

Ключевую роль играл лейтенант-коммандер (на наши деньги – капитан 3-го ранга) Стивен Битти. Этот тридцатитрехлетний валлиец командовал «Кэмпбелтауном». До сих пор он служил на разных эсминцах, одним даже командовал, имел боевой опыт. Но этот эсминец был старой посудиной времен Первой мировой, а в грандиозных операциях, требующих особых качеств, Битти до сих пор участия не принимал, так что в целом его послужной список производил двоякое впечатление. Судя по всему, его и выбрали на должность командира «Кэмпбелтауна» как офицера с одной стороны достаточно квалифицированного, чтобы сделать все правильно, но такого, который не станет страшной потерей для флота, если погибнет или попадет в плен.
Спецназом на суше командовал подполковник Огастес Чарльз Ньюмен, командир 2-го батальона британских коммандос. Его карьера до сих пор тоже выглядела «не отлично, но и не ужасно». Обоим только предстоял их главный бой.
Вечером 27 марта 1942 года флотилия отправилась в путь…. Читаем дальше
«Что было – неважно, а важен лишь взорванный форт»
Вояж до Сен-Назера сам по себе был нервным. По дороге наткнулись на немецкую подводную лодку. Но та не стала атаковать, а вместо этого отстучала радиограмму, что замечены английские корабли… идущие на запад. Это только дезориентировало немцев. Самолеты бомбили Сен-Назер, отвлекая внимание и пытаясь подавить немецкие пушки. Этот налет имел не лучший эффект: немцы только встревожились, хотя и не знали точно, что там задумали англичане. Авиаторы неубедительно выступили из-за облачности. Но главное происходило на воде.
После полуночи «Кэмпбелтаун» преодолел отмели Луары. Корабль чуть не сел на мель, но обошлось. Эсминец и катера с коммандос приблизились к доку… и в 01:22 были замечены немцами.
Англичане некоторое время ломали комедию, представляясь немецким кораблем, но быстро стало ясно, что маскарад закончился. Заветные ворота были в нескольких минутах хода. Тут уже стало не до игр, эсминец рванул вперед. Битти в лицо светили прожекторы, но он уже знал, что цель близка. В 01:34 «Кэмпбелтаун» на полном ходу прорвал противоторпедную сеть и пробил носом ворота дока.
На берег бросились штурмовые группы коммандос. Однако немцы уже поняли, кто перед ними, и вели шквальный огонь. Некоторые катера погибли еще до высадки, подполковник Ньюман отважно вел бой на берегу, но вскоре стало ясно, что план наземной операции провалился. По англичанам стреляло все, что могло стрелять, так что вскоре подполковник отдал приказ всем, кто его слышит, делать все возможное, чтобы вернуться в Англию. Те, кто остался на воде, по большей части были убиты немцами. Сам Ньюман попробовал пробиться в Сен-Назер и уйти через город в сельскую местность. Сухим путем смогли уйти всего-то пять человек – они добрались до нейтральной Испании. Немцы подогнали торпедные катера и вооруженные траулеры, так что уйти удалось лишь меньшинству коммандос. С точки зрения немцев все пока выглядело великолепно. Из 346 моряков и 265 спецназовцев, участвовавших в рейде, 169 были убиты (105 моряков и 64 спецназовца), 215 взяты в плен (106 моряков и 109 коммандос). Среди пленных были и капитан «Кэмпбелтауна» Стивен Битти, и командир коммандос Огастес Ньюмен.
Когда капитан Битти сидел на допросе немецкий офицер заметил, что англичане, конечно, храбро атаковали, но повреждения дока незначительны, исправить разрушения удастся легко…
Незадолго до полудня 28 марта «Кэмпбелтаун» взорвался. В городе повылетали стекла. Немецких саперов, моряков и солдат, которые работали на эсминце, убило на месте. Сухой док восстановили только после войны. Некоторое время спустя взбудораженная охрана порта начала стрелять по подозрительным людям и нескольких убила. Это оказались немецкие ремонтники.
Британцы рассматривали операцию как полностью успешную, несмотря на гибель или пленение большинства участников. На бойцов и офицеров пролился дождь наград. Интересно, что один моряк был посмертно награжден по представлению… командира немецкого торпедного катера: английский пулеметчик продолжал вести огонь по немцам даже после нескольких тяжелых ранений.

Правда, оценку результатов рейда смазало то, что выяснилось после войны: никаких планов прорыва «Тирпица» в Атлантику немцы не строили. Но определенные силы для прикрытия атлантического побережья им пришлось отвлечь, так что рейд все равно не был совсем уж бесполезным. Ну, а с тактической точки зрения это была, конечно, одна из самых выдающихся диверсий мировой военной истории – кровавая, но остроумная. https://t.me/egoryakovleff/609

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *