Автор: Александр Хинштейн

…Весь 1996 год Ельцин не занимался делами страны. Сначала — он целиком был погружен в выборы. Потом — в собственное здоровье.

Он даже на свою инаугурацию приплелся с огромным трудом. Лучшие медицинские силы готовили гаранта к этим торжествам; пришлось специально сокращать сценарий, лишь бы только президент устоял на ногах.
Пробовали было отрепетировать с ним тронную речь, обязательную при вступлении в президентскую должность, но Ельцин и пары связных фраз не мог осилить. Максимум, на что хватило его, — прочитать с монитора несколько предложений.
Увидев переизбранного президента, страна оторопела. В верности отчизне клялся натуральный живой труп — реинкарнация Брежнева в худшем его проявлении.

Куда же исчез бодрый и энергичный Ельцин, все выборы не слезавший с экрана?
А никуда он не исчезал. Просто чудеса иллюзионного жанра закончились. Ельцина уже выбрали, стесняться боле нечего — все равно ведь назад не переизберут.
(По такой же ясноглазой циничной логике наперсточник, выдоивший вас уже до нитки, снисходительно демонстрирует жертве секреты своего мастерства: эдак вот я шарик прятал в рукав, эдак — незаметно доставал из кармана…)

Кстати, при внимательном прочтении «Президентского марафона» эта наперсточная логика становится особенно заметна. Автор безо всякого стеснения, доверительно даже, повествует, как обманывал он страну; какие фокусы выдумывал; как, лежа при смерти, изображал бурную и кипучую деятельность.
Он, по-моему, еще и удовольствие от этого получает: экий я молодец! всех вокруг пальца обвел, а никто и не чухнул…

…15 августа 1996 года Ельцину делают наконец коронарографию. Обследование показывает, что к операции он не готов: череда инфарктов окончательно подорвала его здоровье, нужно восстанавливать силы.
Но и затягивать — тоже нельзя: по прогнозам медиков, следующий инфаркт должен был случиться уже в ноябре. Он вполне мог оказаться последним…

Только теперь, после 2 месяцев отсутствия на экранах, Ельцин вынужден был публично признать, что давно и тяжело болен и ему требуется операция на сердце.

Конечно, лучше всего было сделать ее за кордоном: в России шунтирование не было поставлено еще на поток. Но это выглядело бы уже чересчур. Ельцин патриотично решает доверить свое сердце российским врачам.

Максимум, что позволяет он себе, — выписать из Америки знаменитого кардиохирурга Майкла Дебейки. Вместе с его российским учеником Ренатом Акчуриным они составили дивную пару, сразу же окрещенную прессой как Добей-ка и Окочурин. Начало…


(Продолжение следует…) https://t.me/Hinshtein/1318

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *