Автор Евгений Норин

В середине 60-х годов война во Вьетнаме очевидно зашла для американцев в тупик. Попытки разгромить партизан военной силой заканчивались ничем. Дефолианты, напалм, операции спецназа — пробовали всё, не получалось ничего. И тогда пытливая мысль дошла до последнего средства.

Выиграть войну во Вьетнаме собирались массированной ядерной бомбардировкой.

Надо заметить, что доктрина гарантированного взаимного уничтожения — это не единственный вариант применения ядерного оружия. Доктрины ограниченной ядерной войны тоже существовали и предусматривали готовность использовать атомные боеприпасы и в локальном конфликте. Ядерный удар по Вьетнаму обсуждался ещё во времена французского господства в Индокитае, и тогда планировалось сбросить на позиции Вьетминя три боеприпаса. От плана отказались, французы проиграли войну. Но в 60-е тему атомной бомбардировки снова реанимировали.

Американцы исходили из нескольких соображений. Во-первых, в войну мог вмешаться Китай. В таком случае американские войска во Вьетнаме оказывались под серьёзной угрозой. А во-вторых, такое мощное оружие могло переломить ход войны в пользу США.

Интересно, что эту идею поддержал Нгуен Кхань, лидер Южного Вьетнама. По его мнению, американцы спасли множество японских жизней, устроив бомбёжку Хиросимы и Нагасаки, и он был не против спасти побольше жизней и во Вьетнаме. В Пентагоне также нашлись сторонники активного применения ядерной бомбы.

В пиковом варианте рассматривалась атака на Северный Вьетнам с использованием нескольких сот ядерных боеприпасов сразу. Предполагался довольно сложный сценарий. Партизанские отряды накрыть ядерным ударом сложно, да и глупо — всё равно что стрелять из пушки по воробьям. Зато ядерные удары по авиабазам и позициям ПВО вьетнамцев выглядели уже вполне перспективной затеей. Аэродром выводится из строя гарантированно и полностью, как и батарея ПВО. Другой целью могли стать пути снабжения: много квадратных километров поваленных и частично сгоревших джунглей — это такое препятствие, которое колонны снабжения быстро не преодолеют. Правда, здесь напрашивался вопрос: а что дальше? Через один-два месяца завалы всё равно расчистят, и что — бомбить ещё раз? А «Тропа Хо Ши Мина» идёт по территории Лаоса — надо бомбить ещё и Лаос?! В конце концов расчёты показали, что потребуется буквально забросать Индокитай ядерными бомбами, чтобы однозначно добиться разгрома партизан Вьетконга.

К тому же возникал вопрос о том, как будет реагировать на происходящее СССР. Вьетнам был не единственным местом, где существовали советские режимы или красные повстанцы. В эту игру можно было играть вдвоём, а то и большим числом участников. Вьетконг, огрызающийся собственными ядерными боеприпасами, полученными от СССР, — это было явно не то, что хотелось бы увидеть обитателям Белого дома.

Огромными были и политические риски. Против массированной ядерной бомбардировки выступали даже верные союзники США. Наконец, последнее по перечислению, но не по значению — американское общество как таковое очень плохо относилось к войне во Вьетнаме, антивоенное движение и без ядерного оружия было мощным. Так что атомный удар мог заодно с вьетнамскими базами разрушить репутацию того политика, который бы его нанёс.

В конечном счёте у проекта массированной ядерной атаки осталось лишь очень немого сторонников вроде сенатора Барри Голдуотера. Этот деятель был лишён тормозов полностью: призывал, к примеру, отдать решение об использовании тактических ядерных боезарядов на

откуп командирам в поле. Этот сенатор своими безответственными заявлениями взбесил даже президента Джонсона и главу Пентагона Макнамару — они устроили Голдуотеру публичную кампанию с элементами выволочки. Менее широко известным был проект знаменитого Think-tank RAND. Эти теоретики пытались заинтересовать и Госдеп, и Министерство обороны, но везде встречали довольно кислую реакцию. Мало того, когда генерал Уильям Уэстморленд, командующий силами США во Вьетнаме, начал создавать отдельную секретную исследовательскую группу, чтобы определить конкретные варианты ядерных бомбардировок в районе базы Кхешань, которую части морской пехоты США с трудом обороняли от ударов армии Северного Вьетнама, то эти работы были свёрнуты после окрика из Белого дома: президент опасался, что история просочится в прессу. Уэстморленд был бы как раз вовсе не против побомбить, но чрезмерно бравому генералу вместо этого выдали обычные бомбардировщики в огромном количестве. Тот завалил поле сражения в районе Кхешань ста тысячами тонн взрывчатки на площади в 12–13 квадратных километров и на этом успокоился.

Последний план ядерной атаки на Вьетнам относится к 1969 году. Тогда с подачи советника по нацбезопасности Генри Киссинджера был разработан грандиозный план удара, включавший бомбардировки Ханоя и вообще крупных городов, разрушение дамб, изоляцию Вьетнама от Китая, разрушение портов, минирование рек и, говоря в общем, возвращения Вьетнама к каменному веку. Однако в высших эшелонах власти идея ядерной бомбардировки как таковая не была популярна. Ни президенты Джонсон и Никсон, ни министр обороны Роберт Макнамара не хотели бы начинать настоящую ядерную войну. Министры и президенты исходили из здравого соображения, что атомная бомбардировка может привести к полностью непредсказуемым последствиям, включая вступление в войну СССР и прямой обмен ядерными ударами между великими державами.

В итоге, как известно, ядерные удары так никогда и не были нанесены, а Северный Вьетнам закончил войну взятием Сайгона и победой. Отношение Вашингтона к использованию ядерного оружия во Вьетнаме свелось к формуле «Видит око, да зуб неймёт». Ядерное оружие было и остаётся невероятно разрушительным — но скорее для репутации и карьеры тех, кто его применит. Даже на пике холодной войны прямое использование атомного вооружения оказалось слишком рискованным.

#Новейшеевремя@dighistory

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *