Новый текст от Евгения Норина

Великая французская революция была далеко не последней крупной смутой. Страну лихорадило ещё долго, правитель рисковал как минимум быть свергнутым, а революция стала не то чтобы повседневным, но всё же не особенно удивительным явлением.

Вот и летом 1835 года Жозеф Фиески, корсиканец сорока пяти лет, собирался заняться обычным для эпохи делом — убить короля. Фиески имел биографию скорее бурную, чем блестящую. Он воевал в рядах армии Наполеона, а потом поучаствовал в одной из самых странных авантюр — попытке бывшего наполеоновского маршала Мюрата поднять восстание в Италии и вернуть себе трон Неаполя, который из-под него выдернули союзники. У Мюрата не вышло ничего, его войско разоружили, а самого расстреляли, но Фиески не унывал. Он крал скотину на Корсике, мошенничал, служил осведомителем полиции, инструктором штыкового боя, сидел в тюрьме… В конце концов ни одно занятие не принесло ему славы и денег, и Фиески мог бы так и сгинуть среди множества профессиональных неудачников. Но как-то раз в дешёвом парижском кабачке, скрываясь от властей, которые искали его за растрату и подделку документов, он повстречал немолодого шорника Пьера Мори. Мори был фанатом Робеспьера и членом, как сейчас бы выразились, экстремистской организации, запрещённой на территории Франции. Через него Фиески познакомился с Теодором Пепеном — тоже убеждённым сторонником республики, но, в отличие от Море, имеющим кое-какие свободные деньги.

Оба этих деятеля имели довольно простецкий взгляд на мир: надо убить тирана, а там кривая революции вывезет. Правда, оба были несколько диванными революционерами. Пепен был ещё согласен дать на революцию денег, но не помирать самостоятельно.

Впрочем, в лице Фиески эти двое нашли деятельного товарища. Он собирался, собственно, убить короля Луи Филиппа. Авантюрист как следует поразмыслил — и придумал, как извести монарха. Для этого Фиески создал людоедски остроумную систему. Он закрепил на деревянной раме 24 мушкетных ствола и соединил их общим фитилём. Причём часть стволов зарядил пулями, а для остальных приготовил крупную дробь. Такая система залпового огня имела, понятно, нулевую точность, но, выпустив хотя бы примерно в сторону монарха столько металла за раз, можно было и попасть.

Наши террористы задумали покушение на бульваре Тампль. Там король появился бы во время смотра Национальной гвардии. Ради такого случая Фиески снял квартиру на третьем этаже дома номер 42. Свой «„Град“ для бедных» он укрепил на подоконнике.

Сообщники Фиески были откровенно болтливыми типами. Эти деятели успели разболтать, что собираются делать, и слухи по Парижу уже поползли. Однако полиция оказалась достойна террористов: просто бессистемно прочесала некоторые дома вдоль маршрута короля. Заодно маршал Мортье, старый соратник ещё Наполеона, пообещал в случае чего закрыть государя своим телом. Чем усиление мер безопасности и исчерпалось.

28 июля Луи Филипп отправился на смотр. Фиески уже ждал во всеоружии. И когда кортеж показался внизу, около полудня, террорист привёл в действие своё оружие.

Эффект от залпа был опустошительным. Дроби Фиески не пожалел, как и пороха. Вдобавок рикошеты, давка…

Кто-то вопил, что король убит, кто-то пытался удержать взбесившихся лошадей. Единственным, кто осознанно или случайно оказался на высоте положения, был маршал Мортье. Он действительно закрыл короля телом и был убит. Вообще, среди окружавших Луи Филиппа офицеров залп произвёл настоящую бойню. Были убиты, кроме маршала, два генерала, полковник и подполковник, а всего — семнадцать человек. Сам король отделался царапиной на лбу и богатым внутренним миром подданных на мундире.

И это ещё не все стволы выстрелили! Часть адской машины Фиески взорвалась, изувечив самого стрелка. Он был ранен в голову, лицо и руку, два пальца висели на коже, челюсть раздробило. Террорист пытался уковылять с места своей бранной славы, и даже успел уйти в соседний двор. Однако, когда сыщики выломали двери квартиры, найти убийцу не было трудно: жилище выглядело так, будто в нём разделывали кита, а к Фиески вела отлично различимая кровавая дорога. Преступник был схвачен почти сразу.

На суде Фиески ни секунды не отрицал намерений. Да, собирался убить короля. Но — нет, никакой особой ненависти к нему не испытывал. Более того, Фиески даже порадовался, что Луи Филипп остался в живых. К заговору он присоединился просто из любви к приключениям. А так — никакой идеологии у него вовсе не было, он только хотел прославиться любой ценой.

Как ни странно, на суде Фиески полностью обаял публику. Даже король прозрачно намекал на возможность помилования. Но упёрлась вдова маршала Мортье, так что монарх ограничился тем, что вместо колесования устроил Фиески гильотинирование.

В феврале 1836 года Фиески взошёл на гильотину. Он не просто сохранял спокойствие, но и пребывал в отличном настроении: Герострат XIX столетия сумел-таки войти в историю. https://vk.com/dighistory?z=photo-144904445_457275269%2Falbum-144904445_00%2Frev

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *