1 сентября 2004 года в городе Беслане Республики Северная Осетия-Алания отряд террористов под руководством Расула Хачбарова (известного также как Полковник) численностью более 30 человек (среди которых также были женщины) осуществил захват здания средней общеобразовательной школы №1.Утром во время проводившейся во дворе учебного заведения праздничной линейки, посвященной Дню знаний, из подъехавшего укрытого тентом грузового автомобиля

внезапно выскочили вооруженные люди и, открыв стрельбу из автоматического оружия поверх голов собравшихся, стали сгонять всех присутствующих в здание школы. Избежать участи заложников, воспользовавшись паникой, удалось лишь немногим.Количество заложников, согласно первоначальным данным, составило 354 человека (впоследствии оказалось, что их было намного больше – 1128 человек). Подавляющее большинство из оказавшихся в плену составляли дети (в том числе дошкольного возраста). В заложники также попали родители, учителя.

Террористы согнали большую часть заложников в спортивный зал школы, который заминировали. Всего в нем было установлено и подключено к электровзрывной цепи не менее 15 самодельных взрывных устройств. В качестве меры устрашения со стороны боевиков порядка десяти заложников были расстреляны.Для освобождения заложников в Беслан были немедленно направлены подразделения Центра специального назначения ФСБ России, создан оперативный штаб.

Район проведения спецоперации блокировали подразделения внутренних войск МВД России, были созданы два рубежа оцепления вокруг школы и проведена эвакуация жителей из близлежащих домов.Сначала террористы не выдвигали никаких требований, но по прошествии некоторого времени заявили о своем желании видеть в стенах школы президента Северной Осетии Александра Дзасохова, президента Ингушетии Мурата Зязикова и директора НИИ медицины катастроф доктора Леонида Рошаля (а также, по некоторым данным, потребовали вывода федеральных сил с территории Чеченской Республики и освобождения ранее арестованных террористов). Но в соответствии с федеральным законом “О борьбе с терроризмом”, оперативный штаб по освобождению заложников не мог рассматривать политические требования, выдвигаемые террористами.В течение 1-3 сентября на контакт с боевиками пытались выйти советник президента РФ Асламбек Аслаханов, детский врач Леонид Рошаль, а также представители властей и общественные деятели. Все три дня террористы отказывались от передачи заложникам лекарств, воды и продуктов питания, а также от денежного вознаграждения за освобождение заложников.Единственным человеком, которого боевики 2 сентября согласились впустить в здание школы, оказался экс-президент Ингушетии Руслан Аушев. Ему удалось убедить захватчиков отпустить вместе с ним 26 заложников – женщин и малолетних детей.

На третий день членам оперативного штаба удалось договориться об эвакуации тел заложников, убитых в первые дни захвата.Развязка наступила 3 сентября, когда около полудня к зданию школы подъехал автомобиль с четырьмя сотрудниками МЧС, которые должны были забрать тела убитых террористами заложников.

В этот момент в спортзале школы раздались два мощных взрыва. Они спровоцировали незапланированный штурм школы, который начали спецподразделения. Началась стрельба, из окон и образовавшегося в стене спортзала пролома стали выпрыгивать дети и женщины (почти все оказавшиеся в школе мужчины были расстреляны террористами в течение первых двух дней).

Сотрудники спецподразделений стали предпринимать меры по спасению людей, находившихся в спортзале. Одновременно снайперским огнем подавлялись огневые точки террористов, стрелявших по разбегающимся заложникам.Через несколько минут после взрывов часть оставшихся в живых в спортзале людей террористы заставили переместиться в другие помещения школы, большинство – в столовую, расположенную в противоположном от него конце коридора.

В руках террористов продолжали оставаться более двухсот человек.Сотрудники спецподразделений, заняв спортзал, начали эвакуировать оставшихся в нем раненых и обессиленных людей и одновременно вели бой с боевиками, который продолжался до позднего вечера. Здание школы было частично разрушено.4 сентября проводился разбор завалов, поиск и извлечение тел погибших, осуществлялись оперативно-следственные мероприятия.

Жертвами террористической акции стали 334 человека, в том числе 318 заложников, из которых 186 – дети. Для опознания некоторых заложников пришлось проводить генную экспертизу. Среди погибших также были 10 сотрудников спецназа “Альфа” и “Вымпел” ФСБ России, два сотрудника “Центроcпаса” МЧС РФ и житель Беслана, принимавший участие в спасении заложников. Большинство бойцов спецназа погибли, прикрывая собой детей. Ранения получили 810 человек (заложники, местные жители, сотрудники ФСБ, МЧС, милиции и военнослужащие).Помимо полученных в ходе штурма здания школы ранений, заложники испытали тяжелейший психологический шок.

Более двух суток, проведенных пленниками в здании школы, террористы отказывали им в предоставлении воды, пищи и необходимых медикаментов.Потерпевшими от нападения боевиков на школу в Беслане были признаны 1315 человек.По факту захвата заложников в Беслане было возбуждено уголовное дело по трем статьям Уголовного кодекса России – “убийство”, “терроризм”, “захват заложников”.

По данным проводившей расследование Генпрокуратуры, в банде, совершившей нападение на школу, были 32 человека, в том числе две “смертницы”, которые подорвались еще до штурма. При проведении спецоперации удалось задержать одного боевика – Нурпаши Кулаева, остальные были уничтожены.Суд над Кулаевым начался в мае 2005 года, ему были предъявлены обвинения по восьми статьям Уголовного кодекса, в том числе в бандитизме, терроризме, убийстве, посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов, захвате заложников, незаконном хранении, ношении, приобретении оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

Спустя год, 26 мая 2006 года, Верховный суд Северной Осетии признал Кулаева виновным по всем статьям предъявленных ему обвинений и приговорил его к пожизненному заключению.Главари террористического подполья, спланировавшие эту акцию, – Аслан Масхадов и Шамиль Басаев, Абу Дзейт (Тауфик-аль-Джедани, он же Абу-Умар-аль-Кувейти) и Магомед Хашиев были ликвидированы.В 2004 году в связи с терактом в Северной Осетии 6-7 сентября были объявлены днями траура в России.В Северной Осетии, согласно указу президента республики от 26 ноября 2004 года “Об этической и нравственной ситуации вокруг бесланской трагедии”, 3 сентября был объявлен Днем Памяти жертв террористического акта в городе Беслане.С 2005 года в память о трагических событиях 2004 года в Беслане дата 3 сентября в России стала днем солидарности в борьбе с терроризмом. Он установлен федеральным законом “О внесении изменений в федеральный закон “О днях воинской славы (победных днях) России” от 21 июля 2005 года.В Северной Осетии ежегодно с 2005 года первого сентября начинаются трехдневные траурные мероприятия, посвященные памяти погибших в результате теракта в бесланской школе, а в самом Беслане из-за траура на три дня сдвигается начало учебного года.В траурные дни люди несут цветы на руины школы и на мемориальное кладбище “Город ангелов”, на котором похоронена большая часть погибших заложников. В 2005 году на нем открыли памятник “Древо скорби”, а в 2006 году – мемориал сотрудникам спецназа ФСБ и спасателям МЧС, погибшим при освобождении заложников.Разрушенную школу восстанавливать не стали. На ее территории был открыт мемориальный комплекс. Его центральной частью стал школьный спортзал, вокруг которого возведен золотой каркас из металлических опор. Верх каркаса напоминает контур венка. Оставшиеся части корпуса школы были законсервированы, чтобы предотвратить их дальнейшее разрушение. В школе установили таблички с именами погибших сотрудников спецподразделений и МЧС.Во дворе школы с 2012 года возводится православный храм во имя новомучеников и исповедников Российских. Он строится на пожертвования жителей Осетии и благотворителей из различных регионов России.

В 2019 году началась роспись храма, в 2020 году приступили к росписи алтаря.Памятники жертвам Беслана были установлены и в других населенных пунктах России и мира: во Владикавказе, Санкт-Петербурге, в центре Москвы, в селе Коста-Хетагурова Карачаево-Черкесии, Флоренции (Италия).Одна из центральных улиц городка Кампо Сан Мартино (Campo San Martino), находящегося в северо-итальянской области Венето, была названа Улицей Детей Беслана в 2015 году. https://ria.ru/20210901/beslan-1747816344.html

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Мало кому известно, что террористы, захватившие 01.09.2004 школу N1 в Беслане, имели резервную группу в Ингушетии, которая в случае провала основной операции должна была захватить школу N2 с.п. Нестеровское.

Сентябрьский теракт в Беслане спланировали и осуществили два полевых командира: Шамиль Басаев, отправивший на операцию подконтрольную ему малгобекскую бригаду, и Доку Умаров, выставивший в качестве прикрытия боевиков ачхой-мартановского джамаата.

Участники этих джамаатов до лета 2004 года действовали независимо друг от друга — каждая из банд предпочитала “работать” на своей территории. 22 июня Ш.Басаеву и Д.Умарову удалось договориться о совместной широкомасштабной акции в Ингушетии. Нападение на Назрань, с точки зрения главарей, прошло удачно, и они начали планировать новую совместную вылазку в Беслан.

На шуре полевых командиров, проведенном в июле, роли распределили следующим образом. Арабу Абу-Дзейту было поручено обеспечить обе банды взрывчаткой и распределить между боевиками оружие, захваченное на складах МВД Ингушетии. Басаев выставил на акцию основную ударную силу — подконтрольных ему бандитов малгобекского джамаата. Он же оплатил теракт и назначил главарем сводной бригады боевика из ингушского села Галашки Руслана Хучбарова (по кличке «Полковник»).

Люди Доку Умарова из Ачхой-Мартана под руководством амира Асланбека Хатуева 1 сентября 2004 года должны были выступить в роли дублирующего состава. 31 августа 2004 года они выдвинулись в район кирпичного завода на окраине станицы Нестеровская и ждали команды. В том случае, если основная группа успешно захватит школу, резервной банде предстояло обеспечить им боевое прикрытие — обстрелять федеральные войска, если те двинутся по трассе “Кавказ” из Ханкалы в сторону атакованного Беслана. Если же операция в Северной Осетии сорвется, они должны были провести аналогичный теракт в Ингушетии.

Один из боевиков учился в школе N2 с.п. Нестеровская и знал расположение кабинетов, пути подхода и отхода. Однако по независящим от бандитов обстоятельств ачхой-мартановской бандгруппы участвовать в акции не пришлось.

1 сентября 2004 года, через несколько часов после захвата школы, резервным боевикам передали: “Отбой. В Беслане неплохо получилось”, после чего бандиты вернулись в Чечню.

Ачхой-мартановские до 2005 года оставались на свободе, продолжая совершать теракты в Чечне и Ингушетии. Последним из них стало нападение на Сунженский райотдел милиции 1 марта 2005 года. Атаку удалось отбить, но при этом были ранены 20 милиционеров. Тогда же милиционеры нанесли ответный удар по джамаату. Вначале был задержан один из его участников, бывший милиционер Ахмед Устарханов. Затем благодаря его показаниям удалось ликвидировать одного из боевиков джамаата Умара Димаева. Вскоре в Ачхой-Мартане были задержаны Мартан Хамурзаев, Ризван Хаджиев, Шамиль Хадисов и Казбек Завлиев, готовившиеся к несостоявшемуся захвату школы.

Задержания производились в период с 1 по 7 марта 2005 года. Часть бандитов, осуждённых в 2005 году, уже отбыли наказание и снова живут среди нас, в Ингушетии и Чечне (один из участников в самой с.п. Нестеровская).

Хотя бы поэтому в Ингушетии должны всегда помнить о Беслане. Для террористов было неважно где и кого захватывать: осетин, ингушей, русских. Им нужен был резонанс и лишь по случайности дети в с.п. Нестеровское не пострадали 1 сентября 2004 года…

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *