Часть 4. Аргенторат. 25 августа 357 года.

Итак, против армии Юлиана выступила коалиция семи алеманнских вождей, главным из которых был некий Хнодомар. Среди вождей, объединившихся с ним против римлян, был и человек, прошедший римскую военную школу — его племянник, который во время службы в армии приобщился к римским религиозным традициям и носил имя Серапион.

Алеманны переправились через Рейн и остановились в трёх километрах от города Аргенторат (современный Страсбург). Победа над армией Барбациона только раззадорила германцев, которые потребовали от цезаря освободить их территории и не мешать им селиться на прирейнских землях, честно захваченных силой алеманнского оружия. Более того, Хнодомар привел в пользу своей точки зрения и юридические доказательства — письмо Констанция II, дававшее алеманнам право занимать галльские земли.

Юлиан имел при себе около 13 тысяч человек, из которых не более 3000 насчитывала конница (включая 500 катафрактов), остальную часть армии составляла тяжелая линейная пехота, в том числе элитные подразделения гвардии, и стрелки. Алеманны, по сообщению римского историка и участника событий Аммиана Марцеллина, выставили 35 тысяч человек, большую часть из которых составляло пешее племенное ополчение, усиленное личными дружинами вождей, сражавшимися преимущественно верхом. Даже если Марцеллин преувеличил число германцев, они, тем не менее, вероятно, обладали кратным превосходством над Юлианом, которому оставалось надеяться на выдержку и опыт своих солдат.

Историк А. Козленко пишет, что армия Юлиана, совершив 30-километровый марш, внезапно предстала перед противником. Подойдя к расположению алеманнов, Юлиан планировал разбить лагерь и только на следующий день атаковать противника, однако, как сообщает Марцеллин, легионеры так рвались в бой, что потребовали полководца в тот же день вести их в бой. Таким образом, после 5-часового марша, солдаты выстраивались на поле боя, где их уже ждали германцы. Это противоречило правилам военного искусства римлян, но наш герой рискнул начать сражение.

Войны и кампании Юлиана Отступника, изображение №18

Основу римского боевого строя представляли построившиеся в центре четыре легиона. С каждого фланга к ним примыкали по два отборных отряда ауксилий. Вторая линия, состоявшая из одного легиона и четырёх ауксилий, образовывала резерв. Вся римская кавалерия была собрана на правом фланге. Сосредоточив всю конницу на правом фланге, Юлиан рассчитывал рассеять вражеских всадников на равнине, затем охватить оппонента с фланга и разгромить.

Юлиан накануне битвы при Аргенторате
Юлиан накануне битвы при Аргенторате

Германцы выстроились на поле боя глубокими клиньями. Лёгкая пехота рассредоточилась на опушке леса на правом фланге. Войско алеманнов расположилось в восточной части равнины. Центр состоял из фаланги варварской пехоты, на правом фланге в лесу расположился засадный отряд, который должен был атаковать войска Юлиана, если они прижмут германцев к краю поля боя. На левом крыле были сосредоточены варварская кавалерия и легкая пехота. Более того, алеманны, будучи достаточно умелыми воинами и предвидя, в общих чертах, как будет действовать их противник, натурально окопались, укрепив свою позицию рвами.

Войны и кампании Юлиана Отступника, изображение №20

В начале боя основные события разыгрались на флангах. На левом фланге, где римлянами командовал магистр Север, римские войска, подойдя к алеманнским рвам, остановились и завязали с противником дистанционный бой; а вот на правом едва не случилась катастрофа — катафракты не только не смогли опрокинуть германцев, но потеряли свой темп, сбились в кучу, а когда погиб их командир и началась паника, бросились бежать. И вот в этой ситуации блестяще себя проявил наш герой.

Либаний в своей надгробной речи по Юлиану так описывает этот эпизод битвы:

«Цезарь зычным голосом сказал, что в случае поражения все города запрутся для них и никто не даст им пропитания, и присовокупил в заключение, что, если они решили бежать, то придется им, сперва его убив, потом уже удариться в бегство, так как, пока жив, он того не допустит, при этом он указывает им на тех из варваров, которых гнали обратившие их в бегство римляне. Когда же те одно услыхали, другое увидали, и ело вами были пристыжены, а бегству врагов порадовались, они повернули во фронт и снова вступили в бой, и позор этот прекратился, и всякий принимался преследовать врага.

Кроме того, блестяще проявила себя римская пехота, которая, видя, что на нее несется неуправляемая конная масса, не дрогнула, а только жестче сомкнула ряды. Это позволило сперва остановить бегство конницы, затем кое как собрать ее и отвести в тыл, где ее сумели переформировать и возвратить в сражение.

Войны и кампании Юлиана Отступника, изображение №21

Более того, стоявшая на правом крыле римская пехота с успехом отбила натиск германской кавалерии, которую отважно “приняли на копья” палатинские ауксилии корнутов и бракхиатов. В итоге германская кавалерия оказалась сбита в хаотичную кучу, после чего начала отходить. И в этот момент по ней ударила вернувшаяся на поле боя во главе с Юлианом римская конница, обратив германцев в бегство. Единственное, что омрачило успех римлян — гибель командира корнутов Байнобавда, прославившегося своими рейдами на алеманнскую территорию.

Наиболее тяжелое положение было в центре, где клин пехоты алеманнов, составленный из вождей и их дружин (вожди спешились, подчеркивая свою готовность биться до конца со своей пехотой), грозился прорвать построение римлян. На помощь пришли солдаты второй линии из легиона Приманов — одной из элитных частей войска. После того как и эта атака алеманнов была отражена, их боевой дух быстро иссяк и они бросились бежать.

Так как управляемость войсками не была потеряна, фланги римлян сомкнулись и устроили германцам классические клещи. После чего, поняв, что “дело труба”, оперативно драпанули рексы, а вслед за ними и все остальные войска алеманов, которых римляне настигали и рубили, загнав в воду, где продолжали их избиение, стоя на берегу и забрасывая стрелами и копьями.

В бою и в ходе преследования алеманны потеряли 6 тысяч убитыми и столько же пленными. В плен был захвачен и Хнодомар, которого вскоре отослали к Констанцию в Медиолан. Римские потери составляли 243 солдата и 4 офицера.

Из описания битвы при Аргенторате видно, что как бы римляне не усиливали конницу, ведущую роль по прежнему играет стойкая пехота. Её разделение на несколько линий помогло Юлиану сдержать натиск германских клиньев. Пехота римлян выстроена тесным строем, используя абилку “стена щитов”. В большом количестве с обеих сторон используется метательное оружие.

Юлиан рискнул вступить в бой против превосходящей его армии и не проиграл. Он доверился своим войскам и римской организации и одержал столь уверенную победу, что алеманны надолго перестали тревожить Империю своими набегами. Конечно, при дворе сразу же поползли слухи, что Юлиан хочет сам стать императором и даже убить старшего брата, который упорно присваивал все успехи молодого цезаря себе. Их отряды стали покидать земли Галлии. Стремясь навести на варваров ещё больший страх, Юлиан решил атаковать их в их собственных землях. О том, как он выполнял эту задачу и об очередном крутом повороте в его судьбе мы поговорим в следующей части. Он называется “Из цезарей в Августы”.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *