«Из различных европейских стран – Дании, Швеции, Голландии, Бельгии, Венгрии и Швейцарии – немецким ведомствам в последнее время поступают сообщения о желании участвовать в экономическом освоении оккупированных Германией бывших советских территорий» – так начинается один интересный документ из корреспонденции министерства оккупированных восточных территорий (Розенберг) с ведомством уполномоченного по четырехлетнему плану, он же глава Экономической организации «Ост» (Геринг).

О том, как нацисты собирались грабить и использовать ресурсы завоеванных советских земель, написано и сказано довольно много. Но они не собирались делать этого в полном одиночестве. «…Мы не должны больше допускать эмиграцию представителей германской расы из Европы в Америку. Норвежцев, шведов, датчан, голландцев мы должны направить в восточные области; они станут составными элементами [единого] Германского рейха»[1] — вещал фюрер в ночь с 7 на 8 августа 1941 года, уже через две недели после нападения на СССР.

Подобные идеи не раз зафиксированы в высказываниях высшего руководства Третьего Рейха. Естественно, поселенческие планы шли в одной связке с планами экономического освоения, причем возможности участия предусматривались не только для германских народов.

Речь, однако, вовсе не о неслыханной щедрости – Гитлером, Герингом и Гиммлером двигали вполне прагматичные соображения: нехватка людей, потребность в крупных инвестициях, укрепление экономических связей, внешнеполитический престиж. Иностранное экономическое участие предполагалось осуществлять в форме концессий, Германия при любых условиях сохраняла политико-экономическое господство над советскими территориями, а вопроса поселения предлагалось коснуться лишь в отдаленном будущем.

В данном документе от 3 января 1942 года, полный перевод которого публикуется ниже, имеется красноречивая фраза: «При этом следует исходить из того, что для подобной совместной работы пригодны только те народы, кто по своим естественным особенностям окажется в состоянии обращаться с местным населением так, как мы этого желаем». Стоит ли объяснять, как именно? Несмотря на это, желающие поучаствовать в дележе огромного вкусного пирога все равно нашлись.

Можно, например, взглянуть на второй документ, перевод которого публикуется в данной статье, – замечания Гиммлера к проекту заселения северной части СССР от 16 февраля 1942 года, где рейхсфюрер ссылается на меморандум губернатора норвежского Тронхейма, Фредерика Прица, который расхваливает север России в качестве потенциального пространства для заселения и освоения норвежцами. На это Гиммлер пишет: «…я не могу себе представить, что отдельные государства германской империи получат ту или иную территорию в качестве провинции, что север России станет норвежской или датской провинцией, что Нидерланды получат какую-то часть России в качестве провинции. Я считаю это совершенно невозможным. Однако думаю, что в первую очередь нужно стимулировать [частную иностранную] экономику на экономическое участие в [освоении] России, чтобы с помощью многочисленных частных предприятий и инициатив проложить дорогу освоению этой земли».

И, наконец, третий документ – меморандум Розенберга о совещании у фюрера 8 мая 1942 года, откуда я перевела выдержки об экономическом освоении Востока. Оказывается, Розенберг даже назначил «специального уполномоченного, который в последнее время активно поддерживал все имеющиеся отношения и завязывал новые». И министр оккупированных восточных территорий радостно сообщает фюреру о первых реальных результатах:

«Недавно [рейхскомиссариат] Остланд посетил датский министр Ларсен с генеральным директором Юнкером, шефом датского комитета по деятельности на Востоке [а у датчан был такой комитет! – прим. авт.]. Эта поездка уже привела к конкретным практическим результатам: в порту Кунда будет восстановлена цементная фабрика, оборудование прибудет в течении нескольких недель. […] Уже можно готовиться к разработке месторождений торфа, чтобы в следующем году извлечь из них практическую пользу. […] То же самое касается одной гипсовой фабрики, а также создания бетонных заводов и фабрик по производству деревянных башмаков. Поскольку в будущем, вероятно, будет невозможно снабжать местное население кожаной обувью, необходимо подумать о выдаче ему деревянной обуви. […] Состоялись переговоры с голландцами, и рейхскомиссар Зайсс-Инкварт как раз переслал мне первый проект документа об экономическом участии голландцев в районе Либау. Голландцам будет предоставлено 500 000 гектаров земли для возделывания».

Через некоторое время Красная армия поставила на этих далеко идущих планах жирный крест, а после войны вспоминать о совместных проектах с немцами по освоению завоеванного Востока норвежцы, датчане, голландцы, бельгийцы, шведы, финны, венгры, румыны, швейцарцы – и кто там еще хотел поучаствовать – перестали. Но часть документов сохранилась.

3 января 1942 года: Заметка об иностранном участии в экономическом освоении восточного пространства.[2]

Копия к V.P. 20005/41g., Приложение к письму рейхсмаршала Геринга министру Розенбергу.

Из различных европейских стран – Дании, Швеции, Голландии, Бельгии, Венгрии и Швейцарии – немецким ведомствам в последнее время поступают сообщения о желании участвовать в экономическом освоении оккупированных Германией бывших советских территорий. Частично речь идет о стремлении получить с Востока природные ресурсы и сырье в обмен на промышленную продукцию, частично существует также интерес к непосредственной активной совместной работе [по освоению Востока], как, например, участие [в этой работе] специалистов в области сельского хозяйства и промышленности, участие иностранных фирм в строительстве дорог и управлении предприятиями, покупка ими концессий и, наконец, даже к поселению.

Этот вопрос обсуждался в конце ноября [т.е. до поражения под Москвой – прим. авт.] на совещании с участием представителей министерства иностранных дел, восточного министерства, министерства экономики, министерства продовольствия, верховного командования вермахта и уполномоченного по четырехлетнему плану, в ходе чего пришли к следующим результатам:

  1. Не только на фронте – посредством иностранных легионов – но также и при решении экономических задач на Востоке практическая совместная работа и помощь европейских стран представляется принципиально желательной. Это желание определяется, в первую очередь, следующими соображениями:

а) Потребность в людях для экономического освоения оккупированных восточных территорий в обозримом будущем не может быть удовлетворена силами одной Германии.

б) Для использования на ключевых и руководящих постах в экономике местные жители либо непригодны, либо нежелательны.

в) Потребность в инвестициях в Россию – даже для тех ограниченных целей, которые мы поставили себе на ближайшее время – настолько высока, что Германия в одиночку, особенно в военное время, не может ее удовлетворить. Близкие нам европейские страны должны помочь.

г) Если мы заинтересуем европейские страны в экономическом освоении, то получим доступ к большому количеству произведенной в этих странах промышленной продукции, пригодной для освоения Востока, которая в противном случае оказалась бы нам недоступна.

д) Участие иностранных держав – это внешнеполитический актив с желательными для задач военной экономики последствиями. Если извлеченные из оккупированных восточных территорий с помощью иностранных сил и средств более высокие объемы сырья частично послужат на пользу этим странам, то это не только даст нам внешнеполитические преимущества, но и послужит в интересах немецкой военной экономики повышению производительности экономик этих стран.

2. Совместную работу с иностранными державами следует организовать.

а) Самым простым путем ее можно осуществлять, приглашая отдельных иностранцев для работы в сельском хозяйстве и промышленности. Это означает всего лишь немного дополнительной работы для полиции и контрразведки.

б) Существенно более трудным, но намного более многообещающим представляется другой путь: дать иностранным группам и фирмам возможность приобрести концессии на определенные территории и области деятельности; концессии, которые они будут осуществлять в рамках данных немецким руководством директив. В 1942 году, с дальнейщим замирением и организацией [оккупированных восточных территорий], следует избрать именно эту форму солидарного привлечения иностранных экономик. Почему не дать, например, бельгийцам возможность, самостоятельно покрыть свой продовольственный дефицит за счет русских пространств – насколько это возможно без ущерба интересам немецкой продовольственной экономики – вместо того, чтобы кормить их силами немецких крестьян и немецкой администрации? (То, что их продукция не будет в натуральной форме транспортироваться от Днепра до Мааса, а будет обмениваться в рейхе, это всего лишь вопрос организации процесса).

в) Вопрос поселения может обсуждаться – если вообще будет обсуждаться – лишь в отдаленном будущем.

3. Для совместной работы рассматриваются три группы стран:

а) самостоятельно оккупирующие страны: Финляндия, Румыния;

б) оккупированные Германией страны, находящиеся в особенно сложном экономическом положении, но имеющие возможность предоставить необходимые силы и средства: Норвегия, Голландия, Бельгия;

в) пригодные для осуществления экономических задач на Востоке страны: Дания, Швеция, Швейцария, Венгрия.

Решение о том, какие из этих стран или групп стран могут быть привлечены для совместной работы на Востоке, должно приниматься исключительно с политической точки зрения. При этом следует исходить из того, что для подобной совместной работы пригодны только те народы, кто по своим естественным особенностям окажется в состоянии, обращаться с местным населением так, как мы этого желаем. И исключить те страны, чьи представители со временем могут стать нашими врагами на Востоке. С учетом того, что страны групп б) и в) раньше уже действовали в России, в целом, против них нет никаких возражений. Также намерения итальянцев не стоит решительно отклонять.

4. Для участия иностранных держав устанавливаются следующие границы:

а) Политико-экономическое руководство восточным пространством в любом случае сохраняется за Германией.

б) Для политики обустройства, как ее понимают в Европе, здесь нет места.

в) Иностранцам или иностранным фирмам не может быть обещана или предоставлена частная собственность на землю или предприятия, пока по этому вопросу не будет принято общего принципиального решения.

г) Также принципиально нельзя допускать претензий [иностранцев или иностранных фирм] на определенные отрасли промышленности или предприятия со ссылкой на владение ими в прошлом.

д) Концессии могут быть выданы только в тех областях, где нельзя опасаться нанесения ущерба немецким интересам.

5. С другой стороны, придется в некоторой мере учитывать экономический образ мышления иностранцев. Отдельные предприятия будут инвестировать, только при хороших шансах на прибыль, а правительства будут готовы к совместной работе, только если ее результаты пойдут на пользу их национальной экономике. Естественно, о снабжении европейских иностранных держав на оккупированных восточных территориях за счет рейха вопрос даже не стоит. Скорее следует исходить из того, что Германия, завоевавшая советские территории, может рассчитывать на определенную долю извлеченных с них совместными усилиями с другими странами продовольствия и сырья (нечто вроде защитной пошлины).

6. Конкретные директивы и указания, касающиеся участия иностранных держав в освоении оккупированных восточных территорий, должны быть разработаны уполномоченным по четырехлетнему плану и восточным министерством при участии соответствующих отраслевых министров.

7. Переговоры с предполагающимися для совместной работы по освоению оккупированных восточных территорий независимыми неоокупированными странами деолжны вестись министерством иностранных дел в сотрудничестве с уполномоченным по четырехлетнему плану и восточным министерством.

8. По причине особого политического и экономического значения данного вопроса любые переговоры с соответствующими странами могут вестись только по решению фюрера.

16 февраля 1942 года: Замечания рейхсфюрера СС Гиммлера к проекту плана заселения северной части Советского союза (выдержки).[3]

Рейхсфюрер СС личный штаб рейхсфюрера СС

Tgb.Nr. A 2/3632/21/ Akt.Nr. AR/2/13

16 февраля 1942 г.

  1. обергруппенфюрер Гейдриху

2. высший командир СС и полиции Севера обергруппенфюрер СС Кедисс

У меня уже давно лежит меморандум губернатора Тронхейма (в Норвегии – прим.перев.) Фредерика Прица (Frederik Prytz). В меморандуме рассматривается северная Россия в качестве нового поселенческого проекта для германской расы.

Все, что Приц говорит о ландшафте, населении и экономических возможностях северной России, можно только подтвердить. Без сомнения, северная Россия – о чем говорят также рапорты о русских северных исправительных лагерях на Печоре и в Архангельской области – это экономически богатая и очень многообещающая территория. […]

Мысль о том, что скандинавы вместо эмиграции в Северную Америку должны переселяться в северную Россию, я считаю очень правильной. Какой станет в будущем форма освоения этих областей, я пока не могу сказать. Но я не могу себе представить, что отдельные государства германской империи получат ту или иную территорию в качестве провинции, что север России станет норвежской или датской провинцией, что Нидерланды получат какую-то часть России в качестве провинции. Я считаю это совершенно невозможным. Однако я думаю, что в первую очередь нужно стимулировать [частную] экономику на экономическое участие в [освоении] России, чтобы с помощью многочисленных частных предприятий и инициатив проложить дорогу освоению этой земли. Кроме того, крестьянских сыновей нужно призвать переселяться в Россию в качестве крестьян, при этом, конечно, их не будут расселять слишком далеко друг от друга, а поселят людей одного народа в один округ или несколько округов.[…]

Г. Гиммлер

13 мая 1942 года: Меморандум министра оккупированных восточных территорий Альфреда Розенберга о совещании у фюрера 8 мая 1942 года (Выдержка об экономическом освоении Востока).[4]

Запись о разговоре с фюрером в главной ставке фюрера 8 мая 1942 года.

Присутствовал шеф рейхсканцелярии д-р Ламмерс.

[…] Далее я перешел к обсуждению привлечения иностранных участников к освоению оккупированных восточных территорий. Для этого я назначил специального уполномоченного, который в последнее время активно поддерживал все имеющиеся отношения и завязывал новые. Недавно Остланд посетил датский министр Ларсен с генеральным директором Юнкером, шефом датского комитета по деятельности на Востоке. Эта поездка уже привела к конкретным практическим результатам: в порту Кунда (это Эстония – прим. перев.) будет восстановлена цементная фабрика, оборудование прибудет в течении нескольких недель. После короткого предпускового периода она станет производить около 75 000 тонн цемента ежегодно. Дальнейшее создание и достройка цементных фабрик позже также станет возможна. Уже можно готовиться к разработке месторождений торфа, чтобы в следующем году извлечь из них практическую пользу. Там побывали два эксперта, и через несколько недель можно начинать строительство. То же самое касается одной гипсовой фабрики, а также создания бетонных заводов и фабрик по производству деревянных башмаков. Посколько в будущем, вероятно, будет невозможно снабжать местное население кожаной обувью, необходимо подумать о выдаче ему деревянной обуви. Эта фабрика сможет производить по 10 000 башмаков в сутки.

Кроме того, намечается целый ряд других деловых проектов. Например, маслоэкстракционный завод в Либау уже готов для передачи [в частные руки], как и молокозаводы, судостроительный завод и прочее. Все эти работы обещают в ближайшие годы значительный рост продукции. Состоялись переговоры с голландцами, и рейхскомиссар Зайсс-Инкварт как раз переслал мне первый проект документа об экономическом участии голладнцев в районе Либау. Голландцам будет предоставлено 500 000 гектаров земли для возделывания с условием, что после того, как они выполнят все требуемые поставки для немецкой администрации, излишки продукции они смогут вывозить в Голландию. В этом отношении еще необходимо обсудить некоторые пункты. Фюрер сказал, что в принципе можно спокойно пустить голландцев на Восток, потому что, если их будет не больше 1000 человек, они легко ассимилируются. Но он не хочет больших колоний. Остановились на том, что этот вопрос еще необходимо обстоятельно обсудить. Также Германский трудовой фронт приобрел одну верфь в Варне, чтобы участвовать в железо-бетонном судостроении.

Затем я доложил фюреру о планах по созданию центрального учреждения для восточного планирования и перечислил [входящие в него] комиссии по общей политике, экономике и т.д. Высшие органы рейха назначили туда своих представителей. Конечно, на практике не случится ничего, что повредило бы [интересам] военного производства. […]

Ксения Чепикова

Сноски:

[1] Опубликовано: Adolf Hitler. Monologe im Führerhauptquartier 1941–1944. Die Aufzeichnungen Heinrich Heims, herausgegeben von Werner Jochmann, Hamburg 1980, S. 54-58. Перевод К. Чепиковой. Имеется параллельная запись тех же высказываний Генри Пикером, записи практически идентичны по содержанию.

[2] Документ: BA R 6/23. Опубликовано: Müller, Rolf-Dieter: Hitlers Ostkreig und die deutsche Siedlungspolitik. Die Zusammenarbeit von Wehrmacht, Wirtschaft und SS, Frankfurt am Main 1991, S. 179-181. Перевод К. Чепиковой.

[3] Документ: BA NS 19/2375. Опубликовано: Madajczyk, Czesław: Vom Generalplan Ost zum Generalsiedlungsplan, München — New Providence — London — Paris 1994, S. 470-471. Перевод К.Чепиковой.

[4] Опубликовано: IMT Vol. XXVII, 1520-PS. Перевод К. Чепиковой

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.