Новый текст Евгения Норина: Подвиги «Разведчика»

Тральщик «Разведчик» был дитя холодной войны. Его построили в 70-е годы в Ленинграде, когда самым вероятным вариантом вступления в бой считалось отражение нападения НАТО. Многие корабли той эпохи в итоге не побывали в настоящих столкновениях, некоторым выпали и боевые операции, но судьба «Разведчика» была извилистой по любым меркам.

Советский Союз имел не такую густую, как у США, но всё же сеть военных баз за рубежом. Среди прочих СССР содержал небольшой пункт материально-технического обеспечения на острове Нокра в водах Эфиопии. С конца 70-х годов там базировались водоналивной транспорт, буксир, плавучий док. На берегу возводили здания, вертолётные площадки, причалы, склады — в общем, на острове постепенно рос небольшой посёлок. Кроме кораблей, там базировались боевые группы морской пехоты. Служба была, мягко говоря, не сахар: остров раскалялся от жары, на берегу можно было запросто наступить на змею, а желающих освежиться в море могли сожрать акулы. Короче говоря, не самое уютное место на планете.

Однако климат и фауна были не главной проблемой. В Эфиопии шла война. Там действовали эритрейские сепаратисты, которые, как это часто бывает, быстро перешли к полупиратским методам борьбы. Эритрейцы располагали скоростными моторными лодками и катерами. В 1990 году они расстреляли и заставили выброситься на берег польский сухогруз, обстреляли ещё один. В феврале 1990-го база на острове Нокра находилась, по сути, на осадном положении. Задачей эритрейцев было пресечь любые контакты с Эфиопией.

Одним из кораблей на базе был как раз тральщик «Разведчик», небольшое судно: 873 тонны водоизмещения, 61 метр длины, несколько автоматических пушек, бомбомёты и тралы, 68 человек экипажа. Командовал им капитан 3-го ранга Виктор Носенко. С точки зрения регулярного флота сугубо вспомогательный кораблик, но вот для любых бандитов — крепкий орех.

«Разведчик» занимался защитой гражданского судоходства. Несколько раз конвои под его охраной попадали под обстрел и тральщик выставлял дымовые завесы. А ночью 14 мая танкер «Интернационал», сопровождаемый «Разведчиком», атаковали пираты.

Эритрейцы напали на четырёх катерах. Они вышли из-за острова Шума и попытались догнать советские суда, на ходу стреляя из крупнокалиберных пулемётов и безоткаток. Носенко скомандовал танкеру уходить, а сам начал маневрировать, прикрывая «Интернационал» и отстреливаясь. Вопрос о бескровном решении уже не стоял: четыре катера эритрейцев молотили из всего, что было на борту.

Перелом в этом бою наступил, когда старшина 1-й статьи Александр Невзрачный, бивший на вспышки, влепил очередь в один из катеров. Щедрая очередь из спарки 30-миллиметровых автоматических пушек попала небольшому катеру, так сказать, сразу во всё — на эритрейце взорвались топливные баки. И больше эту цель никто не видел, а остальные три расхотели воевать. Бой продлился 8 минут. На «Разведчике» был один раненый: эритрейская пуля зацепила ногу гидроакустику Игорю Швецу, стрелявшему из пулемёта. Кроме того, моральные страдания были причинены замполиту, на которого во время маневров вылился полный чайник. В итоге тральщик отделался множеством мелких повреждений, команда танкера — испугом; капитана Носенко представили к Красной Звезде, а наиболее активно стрелявших, в том числе раненого Швеца и меткого Невзрачного, — к медалям «За отвагу». Тральщику вручили вымпел министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».

Однако на этом история геройского тральщика не закончилась, и он успел принять участие в совершенно новых сюжетах. Буквально в последние дни существования СССР «Разведчик» отбил сейнер «Ачинск» и траулер «Домодедово» у берегов Марокко — их порывались задержать местные сторожевики за попытки, как утверждала та сторона, рыбачить за пределами разрешённой зоны. Тральщик в этот момент вёл патрулирование в Атлантическом океане. Новый капитан Игорь Текунов (Носенко после расстрела пиратов отправился учиться в академию без экзаменов) не колебался ни секунды и помчался к месту действия. Он на полном ходу двинулся к рыболовам и прикрыл от марокканцев, всячески демонстрируя готовность пойти на крайние меры. К чёрту официальный тон, «Разведчик» вёл себя как корабль берсерков, который пойдёт в Вальгаллу и потащит с собой марокканцев, если от его подзащитных не отцепятся. Текунов даже собрал абордажную команду и обозначил готовность таранить ближайшего африканца. В конце концов марокканцы решили, что с этим викингом лучше не воевать, — и ушли.

Затем «Разведчик» ждало несколько не шибко славных лет. В 1997-м во время раздела Черноморского флота его передали Украине и переименовали в «Черкассы». До 2014 года украинский тральщик ленинградской постройки стоял у причальной стенки.

Но затем наступил 2014-й — и воссоединение. «Черкассы» были блокированы в озере (фактически рукотворный залив) Донузлав на западном берегу Крыма. Русские затопили на фарватере старый БПК «Очаков» и перекрыли украинским кораблям выход в море. «Черкассы» сдаваться не пожелали, и тральщик пытался прорваться в море. Но всему приходит конец, сначала 12 человек ушло на российскую сторону, а в ночь на 26 марта на тральщик явились вежливые люди, аккуратно удалившие остальной экипаж на берег. Правда, командовавший судном украинский капитан Юрий Федаш утащил с собой почётный вымпел за бой у берегов Африки. Но даже эта история кончилась хорошо: в 2017 году вымпел затеяли продавать на интернет-аукционе, где его и выкупили Алексей Степанов и Роман Сливин, работники журнала «Старый Цейхгауз». Ну а «Разведчик» по сей день пребывает в Крыму

#Новейшеевремя@dighistory

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *